Спаси меня снова (СИ), стр. 10

Кажется, Влад, как и Рита, был более чем доволен проведенным днем. Сделано много, результат превзошел все ожидания. Влад отметил Риткино рвение и самоотдачу. Она действительно трудилась как пчелка, хваталась за всякую работу. Влад только удивился к концу дня — откуда в таком хрупком тельце столько силы? Кто ж знал, что завтра этих сил как раз и не будет, чтобы работать в таком же темпе и с азартом.

Влад все выключил, закрыл кафе, и они пошли домой. Через тот же переход, где она его впервые увидела.

Мимо бездомных Рита шла с опущенной головой, хотя вряд ли кто-то из них узнал бы ее. Было стыдно, что она пристроена, а они остались там же, такими же…

— Влад, — Рита решила спросить о том, что ее волновало целый день, — ребята наверняка будут спрашивать о том, где я живу, о нас… Мы, наверное, еще не раз приходить будем вместе, уходить тоже…Что мне говорить?

Влад задумался. От разговоров среди сотрудников не уйти, сплетен не избежать.

— Говори правду.

Ну, раз так…

— Хорошо… — кивнула неуверенно.

— Устала?

— Устала, — Рита ответила честно. — А еще я хотела сказать, что мне понравилось у вас работать. И ребята такие добрые, и вообще…

12. Заболела

Утром Рита проснулась как всегда рано, но встала с трудом. Все тело болело после вчерашней работы в кафе. Тело, отвыкшее от физической нагрузки, сегодня не желало двигаться совсем, хотя раньше Ритка не замечала за собой такой слабости. Всегда считала себя сильной и выносливой, а сейчас… Как посмотреть в глаза Влада? Как объяснить, что ей больно? Она ведь обещала, в первую очередь себе, что сделает все для своего спасителя, а сама после первой же проблемы раскисла…

Влад не мог не заметить Риткиного болезненного состояния, тем более, что она еле двигалась по кухне. Она готовила завтрак, старательно пытаясь замаскировать болезненные молнии и озноб, пронизывающие тело при каждом движении. Даже щеки пылали жаром.

— Рита, что случилось? Ты чего такая скованная?

Что сказать? Он уже понял, что Рита сегодня никудышный работник. Лучше правду, чем что-то выдумывать, а там… как сам решит…

— Болит все тело… с непривычки… Это пройдет, сейчас только расхожусь и соберусь на работу.

Мысленно Рита опять просит, чтобы не прогнал…

— Черт. Я совсем не подумал. — Влад расстроился. — Нельзя было тебя так нагружать вчера…

Больше Рита ничего не услышала, потому что в глазах внезапно потемнело, и она провалилась в пропасть.

Что происходило потом, Рита помнит смутно. То ли во сне, то ли наяву перед ней иногда возникали какие-то люди, о чем-то негромко переговариваясь друг с другом. Чувствовала легкие покалывания на сгибе локтя или на ягодице — ей ставили капельницы и делали уколы; чьи-то руки на своем теле и лбу — ее ощупывали, проверяли температуру; прохладную мокрую ткань на голове, приносящую временное облегчение, — ее обтирали от жара; живительную влагу, касающуюся губ, — ее поили.

Рита же была почти все время в беспамятстве, а когда ненадолго приходила в себя, чувствовала себя овощем. Тело стало чужим и даже пошевелиться удавалось с трудом.

Неизвестно, сколько времени она пробыла в таком состоянии, но однажды открыла глаза, и голова на удивление была ясной. Рита огляделась. Судя по слабому свету ночника и мраку вокруг время было ночное. Она лежала на диване в своей комнате, а рядом… сидя на стуле, сложив руки на груди, спал Влад. У него был уставший и осунувшийся вид: темные круги под глазами, щетина…, как будто он не отдыхал несколько дней.

Рита пыталась вспомнить и понять, что с ней произошло, но ничего не выходило. Где был сон, а где явь — не понятно.

— Влад, — Рита поразилась своему голосу: какой-то чужой и слабый.

Мужчина очнулся и сразу наклонился к девушке, с тревогой заглядывая в глаза, и тут же его теплая рука легла ей на лоб. Температура спала.

— Слава богу, очнулась, — он облегченно улыбнулся. — Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо. Что произошло? Что со мной?

— Грипп, Ритка. У тебя был грипп. Худенькая, слабенькая, иммунитета совсем нет, вот и свалилась.

Голос Влада такой нежный, заботливый.

— Сколько я так… пролежала?

— Три дня.

Три дня? Три дня она провалялась овощем вместо того, чтобы отрабатывать за оказанную ей доброту? Все это время он был рядом? Он ее лечил? Он обтирал, сбивая температуру? Неудобно-то как!

— Простите…

— За что? — Влад искренне удивлен и не понимает.

— Я вас подвела, доставила хлопот. Мне очень неудобно, что так вышло.

— Глупости, Рита, — Влад нахмурился. — Хорошо, что все обошлось. Сейчас быстро восстановишься, и все будет отлично. Есть хочешь?

Рита прислушалась к себе. Да, есть хочется. Кивнула Владу, а он обрадовался:

— Сейчас куриный бульон принесу.

Рите было приятно, что о ней заботились, пока она болела. Влад лечил и караулил. Так к ней еще никто не относился. Действия Влада заставляли задумываться о его трепетном к ней отношении, это было… приятно и в то же время пугало.

Рита хотела встать, чтобы пройти на кухню, но Влад не разрешил:

— Лежи, отдыхай, я сюда еду принесу.

Влад ушел, а Рита… еще долго лежала, с улыбочкой пялясь в потолок. Идя за помощью к незнакомцу, могла ли она подумать, что он окажется таким… заботливым, понимающим мужчиной?! Интересно, он со всеми такой или только с ней?

Через несколько минут перед Ритой на подносе стояла глубокая чашка с ароматным куриным бульоном и несколькими кусочками белого хлеба. Девушка накинулась на еду: такая голодная была, что даже присутствие Влада ее не смущало.

— Ну вот, молодец, — похвалил Влад, когда она все съела. — Еще несколько дней полечишься и полностью восстановишься. А пока пей лекарство и лежи, отдыхай, отсыпайся.

— Как несколько дней? Я думала завтра идти на работу, и так столько дней провалялась…

— Это не обсуждается! — строго посмотрел на Риту Влад. — Ты останешься дома, пока не окрепнешь. Я схожу на пару часов, проконтролирую все и приду. Все равно надо дома поработать.

— Но как же? Там еще много работы, не успеем!

— Успеем. Ребята помогают, так что в сроки уложимся, а здоровье дороже.

Убедившись, что с Ритой все хорошо и температура больше не поднимается, Влад забрал пустую посуду и, пожелав девушке спокойной ночи, ушел к себе. Наконец-то он сможет нормально поспать и отдохнуть.

За эти три дня Влад устал. Испугался, когда Ритка вдруг грохнулась в обморок у него на глазах. Переживал, когда не падала температура. Почти не спал, все время контролируя состояние своей подопечной. Корил себя за то, что не досмотрел за девчонкой, нагрузил работой. Пытал врачей, добиваясь от них вразумительного ответа о ее состоянии. Только-только к Ритке начала возвращаться жизнь, как болезнь ее подкосила. Она еще сильнее похудела и ослабла. Непростительная ошибка.

13. Зарплата

Рита

Еще несколько дней Влад не разрешал Рите ходить на работу, но она и сама чувствовала, что еще слаба после болезни. Проводила все эти дни на кухне за готовкой, убиралась, стирала, гладила. Влад уходил рано, приходил с работы поздно, замечал, как дома чисто и уютно, вкусно пахнет.

Пахнет домом.

Он хвалил Риту, а та все время смущалась, краснела. Смешная.

В один из дней, пока Влад был на работе, Рита поймала себя на мысли, что ей неуютно находиться одной в квартире. Неспокойно. Неправильно. И дело не в том, что квартира чужая, а в том, что она в ней одна. Скорее бы вернулся Влад. С ним она чувствует себя на своем месте. Дома. Даже находясь в разных комнатах, не видя и не слыша его, но зная, что он рядом, ей хорошо, комфортно и… странно…

В один из дней Влад вытащил из портмоне три пятитысячных купюры, положил на стол.

Рита вдруг вспомнила про первое предложение, которое сделал ей Влад в первый вечер, когда она появилась у него на пороге: «…даю пятнадцать тысяч и еду какая есть дома. Ты забираешь, уходишь и больше никогда не появляешься в поле моего зрения…».

×
×