Трутовики. Эффективное лечение онкологии, гепатита, туберкулеза…, стр. 2

А опыты были самые простейшие – у ствола березы, поросшей десятком лепехов – березовым трутовиком (не чагой), судя по снежному покрову на самом стволе, почти под 30 градусов склонившемуся к земле, и на сугробах около ствола – жизнь самая напряженная. Нежный снежок весь в свежих следах – птичьих, беличьих, мышиных. Я протираю каждый гриб варежкой, чтобы не было там ни посторонних семян, ни завалявшихся с лета сухих мошек, и ухожу в теплый охотничий домик напротив – сидеть у окна и наблюдать за лесной жизнью у березового ствола с трутовиками. Первые полчаса – тишина. Лесное зверье осторожничает. Первой «ласточкой» оказалась синичка. Пробежала по стволу, вскочила на лепешку трутовика, тюкнула клювиком – не понравилось, видно, после вчерашнего десятиградусного мороза он еще не оттаял, тем более что и находится в тени – почти под стволом. Перелетела на небольшой лепешок вверху ствола, на солнечном припеке, – и давай молотить клювом, только сухие ошметки полетели. Вероятно, добралась до более сочной мякоти, потому что стала более вдумчиво клевать и заглатывать трутовиковую плоть, запивая ее тут же из лужицы растаявшего снежка на загнувшейся твердой бересте. Спугнули синичку две вальяжные сороки – спикировали прямо на большой трутовик. Тоже попрыгали по стволу в поисках более мягких и вкусных трутовиковых таблеток, поклевали нехотя (наверно, только ради профилактики) и затихли с закрытыми глазами на солнышке… А тут и новый гость объявился – белка. От ближайшей сосны метров пятьдесят перебежками зверек одолел, сначала под стволом затаился, а потом резво поскакал по стволу. Сороки от такой прыти даже в смятение пришли – сорвались с места и перелетели на балясину крыльца моего домика. А белка шустро обследовала трутовички и пристроилась к самому тоненькому. Откусит кусочек и в лапках держит, потихоньку выгрызает. Потом были еще полевки, вроде хорек приходил (по следам видно), а ночью даже енотовидная собака забредала – во всяком случае, самого нижнего трутовика я на стволе на следующее утро не досчиталась. Значит, верно, трутовики – это скорая лесная аптека. Причем аптека – зимняя.

Очень интересно свидетельство брянского партизана, героя-ветерана Маклакова Григория Ивановича, который рассказывает, каким оригинальным образом пользовал и партизан, и все их семьи, скрывающиеся в глухой чаще, партизанский фельдшер.

«Лекарств не было вообще. Бесполезно и в окружающие городки и поселки вылазки делать – аптеки и больницы закрыты, у местных жителей – шаром покати. Даже йода не было. А налеты на медсанбаты немецкие делать – сил маловато тогда было. Вот наш фельдшер и пользовал всех, чем только мог. А надо сказать, большой дока был. Операции делал, чуть ли не кухонным ножом – сам мастерил, вытачивал инструмент. Летом – травы разные лекарственные заготавливал, грибы сушил. А зимой, когда все это кончалось, заставлял молодежь нашу (много семей ушло с детьми в лес – жили в землянках) трутовики ему разные собирать, кору с деревьев. Вот притащат мальчишки ему замерзших трутовиков разных целый мешок, он сидит их на кучки разбирает, трет, толчет, с чем-то смешивает, на чем-то настаивает. Всех спасал, смертности у нас от ран и болезней практически не было. Это потом мы уже поняли, какой нам клад врачебный достался, когда после войны пообщались с другими бойцами из соседних отрядов Белоруссии да Украины. У них от болезней, а не от ран люди в основном умирали – не было никакой врачебной помощи, девчонки-санитарки могли только слезами участь облегчать. А наш – молодец. Жаль, мало после войны прожил. Умер от инфаркта – обидели его сильно. Он же и дома продолжал лечить травами да грибами, люди к нему толпами ходили. Расплачивались кто чем мог. Он никогда не требовал денег. А кто-то все равно наклепал на него. Арестовали, судили – за мошенничество и за что-то еще. Там же в суде он и умер от инфаркта, сердце не выдержало. Хотя мы все, бывшие партизаны-пациенты, письмо подписывали в его защиту. Так вот, а я ему благодарен по гроб жизни – спас меня от смерти и ногу сохранил. Мы тогда минировали подъезды к аэродрому, занятому немцами. Наткнулись на охрану, в перестрелке мне зацепило ногу. Двое парнишек, которых я водил набираться опыта на минирование, меня потеряли. А аукаться нельзя было. Я отлеживался день в овраге, а ночью полз. И так двое суток. Ступня от потери крови обморозилась и через несколько суток стала гнить. Наш фельдшер сразу сказал, что по уму надо ступню отрезать, а я такую операцию без наркоза не выдержу – слаб очень. И будет он спасать мне ногу. Знаю точно, что пил я горькое варево из разных видов трутовиков, прикладывал он к ноге тоже какие-то растолченные волокна из трутовиков, чагой обмывал ногу и компрессы привязывал с ней же. Температурил я недели две. Но потом все пошло на поправку, ногу сохранил мне мой врач. Изуродована она, конечно, но живая и действует до сих пор. И сразу скажу: все это только трутовиками – без единой таблетки, без единой травки. Как раз конец зимы был – какие травы?»

Рыдающие трутовики

Нет, нет! С трутовиками все нормально – их никто не обижает. И даже перекусить трутовиками не у всех возникает желание, разве что у животных лесных для профилактики и для лечения. И даже вездесущие насекомые не так уж досаждают трутовикам – да, питаются и яйца там откладывают, и личинки их там себя вольготно чувствуют. Но рыдают трутовики не от этого. А просто так… И уж очень это красивое зрелище – плачущий трутовик (см. вклейку).

Особенно если солнышко осветит, лучики преломляются в трутовиковых слезинках – вот готовый объект для фотосъемок. Краше не бывает. А ведь кроме прозрачных слезинок, плачут трутовики и… цветными слезами: фиолетовыми, лиловыми, розовыми. Это явление широко известно и называется – гуттация (см. вклейку).

Гуттация (от лат. gutta – капля) – это выделение жидкости на поверхности грибов и растений. Это явление связано с физиологическими процессами роста.

Оригинальные отверстия в теле гриба образуются в результате процесса гуттации (см. вклейку). Концентрация веществ внутри организма иногда становится такой, что начинается жадное всасывание воды из субстрата древесины (осмос), в результате давление внутри гриба может доходить до 6–7 атмосфер. Чтобы не взорваться, у гриба есть механизм выделения лишней жидкости наружу.

Эти «трутовиковые слезы» – лучшее лакомство для животных и птиц. Так считалось раньше. Было замечено, что гуттирующий трутовик привлекает к себе, как магнит, лесную живность. Вот синичка приникла к капельке и втягивает клювиком, а вот белочка осторожно трогает лапкой, чтобы не расплескать, и потом облизывает пальчики. А лось, если дотянется, и весь трутовик слопает, и даже глаза прикрывает от удовольствия.

Сейчас микологи убедились, что это ЛЕКАРСТВО для лесных жителей. Такая своеобразная жидкая форма – экстракт целебных веществ.

Ведь, в отличие от человека, животные давно знают, что целебно и как лечиться дарами природы. И миллионы лет эволюции это доказали – не вымерли от болезней животные. И иммунная система у них в порядке благодаря натуральной природной аптеке.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


Конец ознакомительного фрагмента
×
×