Синий мир (Фантастические рассказы и повести), стр. 3

И сейчас я чувствую глубокое удовлетворение, когда своей вступительной статьей ввожу в литературную жизнь нового фантаста Юрия Тупицына, который не только увидел, но и сумел показать рукой художника «Синий мир» своей мечты.

АЛЕКСАНДР КАЗАНЦЕВ

СИНИЙ МИР

Синий мир<br />(Фантастические рассказы и повести) - i_003.png
1

«Торнадо» шел на разгоне, с каждым мгновением наращивая и без того чудовищную скорость. Все отсеки корабля наполняло негромкое, но густое и какое-то липкое гудение ходовых двигателей. Гул этот лез не только в уши, но, кажется, и в каждую клеточку тела. Непривычного человека он лишал сна, аппетита и хорошего настроения, но патрульный экипаж его почти не замечал — для них ход на разгоне был делом привычным.

Всего несколько минут назад, когда торнадовцы заканчивали обед, послышался мягкий гудок вызова связной гравитостанции. Командир корабля Иван Лобов молча отодвинул тарелку и встал из-за накрытого стола — искусственная гравитация создавала в жилых отсеках корабля условия, ничем не отличающиеся от земных.

— Опять информационное сообщение, — поморщился штурман «Торнадо» Клим Ждан.

— Сомневаюсь, — инженер корабля Алексей Кронин покачал головой, он недолюбливал бездоказательные суждения.

Клим фыркнул.

— Чего тут сомнительного? Второй месяц болтаемся без дела в барражной зоне да слушаем информационные сообщения.

— Болтаться без дела в барражной зоне и есть наше основное дело, дорогой Клим, — инженер налил себе чашку кофе, положил ломтик лимона, насыпал сахару и неторопливо продолжал: — Видишь ли, когда нет дела у нас, значит, хорошо идут дела у других. А сомневаюсь я потому, что информационные сообщения никогда не передаются во время обеда.

На лице штурмана появилось выражение живого интереса.

— А ведь и верно!

— Еще бы неверно, — Кронин попробовал кофе, подумал и добавил еще немного сахару. — Суть в том, Клим, что база должна неукоснительно заботиться о нашем здоровье. На то она и база. А что может быть вреднее для здоровья, нежели прерванный обед? Разве после того, как его оторвали от тарелки, Иван будет есть с прежним аппетитом?

Не слушая его, Клим пробормотал в раздумье:

— Любопытно. Если это не информационное сообщение, то что же это такое?

Кронин собрался что-то ответить ему, но в кают-компанию вошел Лобов.

— Конец обеду, — негромко сказал он, — стартуем. Задание первой срочности. Идем к пятой планете звезды В-1368 третьего сектора. Подробности передадут лонг-линией.

Запустив ходовые двигатели, экипаж вывел «Торнадо» на заданную траекторию разгона — все остальное было делом навигационного автопилота.

Лобов отправился в рубку связи выяснять по лонг-линии подробности задания, а Клим принялся просматривать лоцию, надеясь найти в ней сведения о планете, на которой «Торнадо» предстояло произвести посадку.

— Есть! — обрадованно сказал он. — Нам везет, планета имеет собственное имя.

— Значит, чем-нибудь печально знаменита, — заметил Кронин.

— Разве может быть печально знаменита планета, которая называется так романтично — Орнитерра, планета птиц! Да и вообще там настоящий санаторий, — добавил Клим, вчитываясь в лоцию. — Состав атмосферы и сила тяжести близки к земным; океаны, материки и ровный теплый климат, как на Гавайских островах.

Инженер причмокнул губами, словно пробуя Орнитерру на вкус.

— Что ж, с климатом я готов смириться. А вот как там насчет болот, лихорадки, крокодилов и прочих радостей этого жанра?

— Болот! — с отвращением сказал Клим. — У тебя больное воображение, Алексей. Болота и не снились красавице Орнитерре. Она почти сплошь покрыта лесами паркового типа, причем цвет растительности синий и самых разных оттенков. Представляешь? Индиговые леса, лазурные луга, голубые кустарники! Нет, положительно, я начинаю влюбляться в Орнитерру!

— Любовь с первого взгляда редко бывает счастливой, — наставительно заметил Кронин.

— Ну, в любви ты для меня не авторитет. Лучше молчи и слушай, цитирую лоцию: «Фауна представлена сравнительно небольшим количеством видов, но сами виды численно очень велики. Бесспорное преимущество в этом отношении принадлежит колибридам — небольшим длинноклювым птичкам, напоминающим земных колибри. Колибриды встречаются повсеместно, держатся стаями по нескольку сот особей, питаются нектаром цветов и насекомыми. Крупные хищники, опасные для человека микробы и вирусы не обнаружены. Планета намечена для первоочередной колонизации, в связи с чем на ней развернута научно-исследовательская станция с двумя наблюдателями. Примерный индекс безопасности планеты — 0,99». Ну, — торжествующе спросил Клим, захлопывая лоцию, — разве это не санаторий?

— Меня еще в детстве приучили не идти против очевидных фактов, — флегматично согласился инженер, — видишь ли, мой старший брат был очень строгим воспитателем. Когда я начинал говорить о черном, что оно белое, он иной раз поколачивал меня. Так что я соглашаюсь — санаторий. Но если это так, совсем непонятно, зачем нас туда посылают.

Клим недоуменно почесал затылок.

— И правда, черт дери, зачем? Разве что базе пришла в голову забавная мысль — дать нам передохнуть и развлечься?

— И чтобы для этого мы шли на разгоне?

2

В ходовую рубку вошел Лобов.

— Какие новости? — живо спросил Клим.

— И как прошел сеанс связи? — добавил Кронин, ревниво заботившийся об исправности всей корабельной аппаратуры.

— Нормально, — коротко ответил Лобов. — С Орнитеррой познакомились?

— Я имел счастье выслушать не только текст лоции об Орнитерре, но и восторженные комментарии Клима, — меланхолически ответил Кронин. — Непонятно одно — зачем нас туда посылают?

На Орнитерре без вести пропали планетолог Виктор Антонов и биолог Лена Зим, весь состав станции, — Лобов помолчал, слегка пожал сильными плечами. — Пока ничего трагичного, просто они не вышли на связь ни в основной, ни в резервный сроки.

— Ну и, как полагается в таких случаях по инструкции, база вызвала ближайший патрульный корабль, — вмешался Клим, — все ясно. А подробности?

Лобов не успел ответить. Кронин, в раздумье потиравший свой высокий лоб, поднял голову.

— Постойте, по-моему, я их знаю. Это же совсем зеленые ребята, стажеры-студенты, проходящие выпускную практику!

— Верно, — Лобов удивленно посмотрел на инженера.

— Теперь я окончательно припоминаю. В прошлом году они были у нас на базе. Меня упросили прочитать их группе цикл лекций по безопасности. Хорошие ребята и, судя по всему, влюблены друг в друга.

— Хорошие? — не без лукавства переспросил Клим.

Кронин усмехнулся.

— Вот именно хорошие. А уж если тебя интересуют специфические детали, то Лена — настоящая красавица.

— Ну-у, — протянул Клим, — если красавица, тогда все понятно. Парень совсем потерял голову, утащил бедную девушку на романтическую прогулку в синие заросли, где они, как и полагается влюбленным, благополучно заблудились. А мы, как ангелы-хранители, явимся им на помощь прямо с небес. Алексей, как ты полагаешь, похож я хотя бы немного на ангела?

Не слушая шутливой болтовни штурмана, Кронин пробормотал:

— Посылать влюбленных детей на неосвоенную планету. Какое легкомыслие!

— Ну, дети — это уж слишком сильно сказано! — возразил Клим.

На базе уже каются, что уступили их просьбе, — хмуро сказал Лобов, — но всех успокаивает то, что Орнитерра практически безопасна. К тому же ребята действительно хорошие, у обоих прекрасные отзывы из института.

— Но любовь есть любовь, — высокопарно изрек Клим и засмеялся, — она не только возвышает людей, но и заставляет делать глупости. Все мы прошли через это!

— Не надо всех мерить на свой аршин, — рассеянно заметил Кронин. — Люди, особенно молодые, гораздо лучше, чем это тебе представляется.

×
×