Допекла! (СИ), стр. 4

Сидела, как на иголках. В ожидании сама не знаю чего. Приговора Виктора. Несомненно, выслушав охранника, именинник сделает неправильные выводы. Потому что выглядело это так – совершила правонарушение и скрылась с очередного места преступления.

Пока именинник отсутствовал, разговорилась с Сергеем, заставшим нас с Виктором на кухне, и его женой. Она охотно рассказывала мне о себе, не забывая при этом упомянуть много интересного о Хаме. Например, что он – владелец сети стоматологических клиник в городе и не женат. За приятной и весёлой беседой, не сразу заметила, что в гостиной стало слышно лишь музыку, голоса стихли.

Он вошёл неслышно, но по взглядам гостей, которые устремились в сторону выхода, я всё поняла. Буквально спиной почувствовала сверлящий взгляд Виктора Брониславовича. Закусила губу. И принялась ждать. От волнения не могла даже вдохнуть. Но он не спешил возвращаться на своё место. Показалось, что сейчас он достанет нож и разрежет конский волос, удерживающий, нависший надо мной Дамоклов меч. Стало не по себе, и я решила, что пора и честь знать. Привстала со стула.

– Вам не нравится наша компания, Светлана? – наигранно удивился Виктор.

Хитрый ход… Плюхнулась обратно на стул, поморщившись от неприятных ощущений. Именинник прошёл к столу, присел и, не отрывая от меня прямого взгляда, попросил одного из гостей налить мне вишнёвой наливки. А я, между прочим, на работе и за рулём!

– Простите, но не могу, за рулём, – вежливо отказалась я.

– Не хотите выпить за моё здоровье? – и, не дождавшись ответа, продолжил, – Тогда давайте выпьем за ваше.

Вот умеет он уговаривать… Кивнула. Заказать в такси услугу «Пьяный водитель» – не проблема.

Сергей, с сочувствием посмотрел на меня, и наполнил до краёв, неизвестно откуда материализовавшуюся, рюмку.

Праздник продолжался, молодая брюнетка говорила тост. Но я не вслушивалась. Просто приподняла рюмку и смотрела на бордовую жидкость, стойко чувствуя на себе взгляд Виктора. Зачем он оставил меня за столом? Почему не стал ничего выяснять? Хотя, на записи итак всё прекрасно видно. А в том, что он ходил смотреть именно её, сомнений не возникало.

Вскрикнув «Ура! С днём рождения!» мы все зазвенели хрусталём, и крепкий сладкий напиток обжёг моё горло.

– Светлана, расскажите, как давно вы занимаетесь этим делом, и хороший ли доход оно вам приносит? – поинтересовался Виктор, опершись локтями о стол и сложив руки перед лицом.

Прозвучало двояко. Будто он спрашивает «Как давно вы занимаетесь преступной деятельностью и скольких человек вы успели свести сума?».

– Уже год, мне хватает, – постаралась, как можно беззаботнее ответить я и, отломив кусочек торта, положила его в рот.

От гостей, которые уже вкусили плод моего творения, посыпались похвала и комплименты. Некоторые девушки, даже заинтересовались рецептом – приятно. С радостью делилась всем, что знала. У меня нет секретов.

Сидеть было тягостно, отбитый копчик приносил болезненные ощущения, и мне приходилось ёрзать на стуле в попытке найти наиболее удобное положение. А чтобы не показаться невоспитанной, нежелающей оставаться здесь невежей, я старалась всячески скрыть свои движения.

– Вы хорошо себя чувствуете? – насмешливо спросил Хам, опустив взгляд на мой стул.

Заметил. Уверенно посмотрел мне в глаза и отправил в рот ложку с кусочком угощения.

– Лучше всех, чего и вам желаю, – вздёрнула подбородок, и широко улыбнулась.

Он поперхнулся и закатился кашлем.

– Что-то с тортом? – сквозь кашель прохрипел именинник.

Только сейчас гости отвлеклись от поедания торта и вопросительно уставились на меня. Мне захотелось провалиться сквозь землю, а ещё больше ударить Хама. Вот только моё орудие – стол, был занят.

Приподнялась и подошла к имениннику. Склонилась над ним и, слегка похлопав ладошкой по его каменной спине, заговорщицки проговорила:

– Да, специально в кусок для именинника, я всегда добавляю что-то особенное…

Глава 7

Гости засмеялись, а хмурый взгляд именинника заставил меня пожалеть о высказанной шутке. Рука в испуге так и застыла между его лопаток.

Совсем без чувства юмора человек.

– Неспроста я не люблю сладкое…, - проворчал Хам.

Не любит сладкое?! Тогда зачем друзья заказали торт?

– Ааа, так вы один из этих? – догадалась я и передразнила, – «Я не люблю сладкое, я мясоед»?

Именинник удивлённо изогнул бровь и, привстав со стула, опустил руку мне на спину.

– Пойдёмте, вы мне лучше поподробнее расскажете о вашем секретном ингредиенте, – предложил он и слегка меня подтолкнул.

– Эээ…, – растерялась я.

Вдруг вспомнился момент из одного небезызвестного мультфильма – «Секретный ингредиент моего секретно-ингредиентного супа… не существует. Нет его! Никакого секретного ингредиента!».

По сути дела, варианта два. Первый – он собирается со мной расплатиться и отпустить восвояси. Второй – хочет поговорить о побитом внедорожнике. Так или иначе, сейчас тот самый подходящий момент, чтобы во всём разобраться и договориться.

Как только вышли из гостиной и оказались в коридоре, затормозила:

– Виктор, а вы видели, какая прекрасная погода на улице? Давайте немного прогуляемся!

Разворот и, невероятно, но это так! Именинник успел остановиться и даже придержал меня! А мне удалось выставить вперёд руки и упереться в его твёрдую грудь. Запрокинув голову, удивлённо посмотрела на Виктора.

Определённо что-то пошло не так. По всем законам сегодняшнего дня, в первую очередь, мой затылок должен был столкнуться с его челюстью. А затем, я должна была самозабвенно потоптаться по его ногам. И это как минимум!

– Просто чудесная. Единственный минус – скользко, – улыбнулся Виктор, не убирая сильных рук с моих плеч.

В яблочко! Он точно всё знает! Но сейчас меня это совсем не волновало и даже не пугало. В его руках было очень уютно, и хотелось ещё чуть-чуть так постоять. Виктор склонился и, привлекая к себе, заглянул в мои глаза. Словно по волшебству бабочки в животе вспорхнули и защекотали своими крылышками.

– Да, очень, – прошептала я, сама уже не понимая, на какой именно вопрос отвечаю.

– Поэтому давайте лучше поговорим в доме, – посоветовал Виктор.

Что ж... Можно и так…

С видимой неохотой, именинник меня отпустил, и пока мы направлялись в сторону кухни, его рука так и поддерживала меня, согревая спину. Как только мы появились, помощница, не дожидаясь указаний, вышла.

Обогнув высокий стол, облокотилась на него и уже хотела признаться, но прикусила язык. Виктор, расположившись напротив, выложил из кошелька купюры на стол и испытующе посмотрел на меня. Что же это получается? Он знает о моём злодеянии и всё равно отдаёт деньги? Зачем?

– Виктор, я не уверена, знаете вы или нет, но…, – начала я.

– Знаю – разбитая фара и поцарапанный бампер у моей машины. Только не понимаю, почему вы убежали, как будто преступница? – было заметно, что он едва сдерживается, чтобы не рассмеяться.

А вот и те самые выводы, пожалуйста.

– Я не убегала. И рассказать собиралась, но чуть позже. Не хотела портить вам праздник. Час-два всё равно бы ничего не изменили.

– То есть вы знали, что машина – моя?

– Конечно нет! Откуда мне было это знать? – воскликнула и, отодвинув от себя купюры, предупредила, – Деньги я не возьму! Ремонт вашего Volvo обойдётся – точно не меньше.

– Вы выполнили свою работу, а значит – деньги ваши, – настаивал на своём Виктор.

Для убедительности чуть наклонилась через стол к нему, и повторила:

­­– Нет, не возьму, и даже не просите!

Резко подавшись вперёд, он обхватил моё лицо широкими ладонями и, притянув, хрипло выдохнул мне в губы:

– Допекла!

И жадно прижался к моим губам. Упрямые, но такие тёплые и мягкие губы ласкали… дразнили… Обещали большее, заставляя гореть желанием.

Опьяняюще нежный и чувственный поцелуй тут же сменялся нетерпеливым и жгучим. Задыхаясь, старалась хоть урывками ухватить немного воздуха.

×
×