Допекла! (СИ), стр. 3

– Нет, вы точно издеваетесь, – прошипел он, отпуская мою руку, отстраняясь  и стряхивая с себя остатки льда.

А я зависла, даже не повернув голову в сторону вошедшего. Витёк? Именинник? Тысячи деталей в моей голове пришли в движение, и мозаика начала потихонечку складываться. Это тот самый именинник, Виктор Брониславович, который остался запертым в туалете?! И он же Хам, который прекрасно знает, кого нужно за это поблагодарить!…

Виктор нахмурился и, не отрывая от меня взгляда, спокойно ответил гостю:

– Иду, Серёж.

Дождавшись, пока гость покинет кухню, окинул тяжёлым взглядом плод моего творения и недовольно спросил:

– Вы закончили с тортом?

– Да, всё готово…, – растерянно ответила я.

– Так принесите уже его! – рявкнул он и вышел из кухни.

Стало обидно. Правда. Я позабыла о семье, об отдыхе, о котором так давно мечтала. Всего день! И то не получилось. Старалась. А теперь ещё и торт должна носить?!

Стиснула зубы и прошипела себе под нос:

– Грубиян… Ну, Таня, подкинула ты мне работку!

После его ухода тут же залетела озабоченная помощница повара. И сразу же начала расспрашивать, что случилось. Откровенничать с ней не стала, сплетницей никогда не была. Да и рассказывать здесь нечего!

В этом доме, как и во многих других, в которых я собирала торты, не оказалось сервировочного выкатного стола-тележки. Но я, предусмотрительная, всегда возила с собой свой! Это не раз выручало моих заказчиков, и этот случай не исключение.

Сразу, с серьёзным мужчиной в пуховике, мы бы всё не унесли, поэтому подумав, я решила столик оставить на потом. И сейчас самое время его принести.

Набросив куртку, торопливо выскочила на улицу. А там… необыкновенная рождественская погода!… Лёд уже припорошило снежком, который падал крупными мягкими хлопьями с неба. Вдохнула свежий загородный воздух, и нос защипало от лёгкого морозца. Нестерпимо захотелось открыть рот и, как в детстве, ловить языком прохладные снежинки.

Подойдя к машине, заметила огромный внедорожник Volvo XC90, плотно пристроившийся к моей малышке. Разблокировала и протиснулась к ней между машинами. Полностью открыть заднюю дверь, чтобы беспрепятственно достать столик, не получалось. И так и эдак – никак. Пыхтела, поворачивала одним боком, другим… И всё же я его победила!

Переведя дух, захлопнула дверь попой и, нажав на брелке кнопку блокировки, устремилась в дом. Но успела сделать лишь пару шагов и выбраться из захвата машин. А дальше, поскользнулась на припорошённом льду. Успела только ахнуть, как руки со столиком взметнулись к верху, и он полетел в сторону внедорожника. А дальше – резкая боль в копчике и вой сигнализации… К сожалению, не моей…

Глава 5

Не успела придти в себя, как сигнализация стихла. А я всё сидела на льду. Копчик ныл. Покрутила головой. Удивительно, но ко мне никто не торопился. Ни охрана, которая, видимо, уже задремала, ни хозяин машины. Если подумать, то я бы тоже не придала этому большого значения. Помнится, в первое время после покупки машины я вздрагивала и тревожилась от каждого сигнала. Даже если он срабатывал не у меня. А сейчас – разблокировала-заблокировала. Да мало ли… Кошки, птички, листочки…

Долго так сидеть я не могла. Гости и именинник ждут торт, да и попа уже начала подмерзать. Кряхтя, как престарелая женщина, поднялась на ноги и, отряхнувшись от снега, приступила к поискам столика. А он лежал недалеко от Volvo, как, в общем-то, и я. Рядом он был, и идти никуда не нужно.

Нагнулась, чтобы его поднять, и мгновенно испытала шок. Задняя фара внедорожника была разбита. Зажмурилась, так и не подняв столик. Как там сказал Виктор Брониславович? «Твою ж мать»? Подходит! Прямо в точку! Рассматривать, есть ли ещё повреждения, не стала. Страшно, да и освещение не позволяло. Шустро подхватила своё орудие и, тихо постанывая от нудной боли, осторожно ступая, направилась в дом.

Разумеется, нужно признаться имениннику в случившемся и поговорить с хозяином машины. Только бы им не оказался сам Хам! Что тогда будет – страшно представить… Точно подумает, что я заслана свести его сума! А самое ужасное, что может произойти – он не станет есть приготовленный мной торт!

Признаюсь-признаюсь, но не сейчас. Повременю портить Виктору Брониславовичу, и без того уже изрядно подпорченное, настроение. Как и хозяину побитой машины. Отнесу им торт, пускай полакомятся угощением, а перед уходом во всём покаюсь и, наконец, попрошу прощения.

Пока шла, поразмыслила и решила не брать остаток денег за торт. Их  должно хватить на покупку новой фары и её установку в сервисе. А если обнаружатся ещё повреждения, то, само собой, доплачу.

Вернулась в расстроенных чувствах и со злосчастным столиком в руках. Вслед за мной на кухню вошла помощница повара с грудой грязных тарелок.

– Виктор Брониславович, приказал помочь вам с тортом.

Если бы он только знал…

Из рук всё валилось. Мыла руки, уронила полотенце на пол. Собирала столик, без конца выскальзывали детали. Из-за моей неуклюжести чудом не уронили торт. Да что ж такое! В один день столько глупых и несуразных ситуаций.

В четыре руки мы всё же разместили на выкатном столике-тележке торт и я, чувствуя, как пылает лицо, тронулась в путь. Помощница не отставала, семеня рядом.

Везла очень аккуратно, чтобы не дай Бог не споткнуться самой или не зацепиться за что-то колёсиком стола. Очень странно… Из гостиной на меня никто не выпрыгнул, и я без преград завернула и вкатила торт всем на обозрение.

– Добрый вечер! – вежливо поздоровалась я с гостями.

Во главе, как и подобает, сидел неподобающе хмурый именинник. Гости с интересом на меня поглядывали, а я, посмотрев в глаза Хаму, сразу ощутила неловкость и резко возросшее чувство вины. У него праздник, а я то в туалете заперла, то шампанским облила, обсмеяв при этом. А потом ещё и льдом осыпала. Молчу ещё про побитую машину…

Увидев меня, он оживился. Хм… Неужели так ждал торт? Хорошо бы. Без лишней скромности, в тортах я знала толк. Потому и была одним из самых известных и лучших кондитеров в городе. Боюсь, что после сегодняшнего дня я получу ещё бОльшую известность…

Отвернувшись, установила тележку с тортом в безопасное место – ближе к стене. И помощнице будет удобнее его нарезать и гостям он не помешает.

Успела уже шагнуть к выходу, как сквозь музыку и голоса, расслышала.

– Простите, после всего, что между нами было, я так и не спросил, как вас зовут.

Замерла. Он сказал это без издёвки в голосе и, будто послышалась улыбка. Медленно развернулась. Так и есть, он улыбался. Совсем немного, лишь краешком губ, но искренне и незлобно.

Улыбнулась в ответ:

– Светлана.

Что-то изменилось… Словно сейчас мы впервые знакомились…

– Приятно познакомиться, а я - Виктор. Присядьте к нам за стол, – и, видимо, прочитав по моему лицу, что я готова сбежать, он добавил, – Ненадолго. Сегодня Рождество.

Заворожено смотря ему в глаза, не смогла отказать. Не потому что ТАКИМ не отказывают, а… Просто не смогла…

Гости сразу зашевелились, освободили для меня стул недалеко от именинника, сдвигаясь на соседние места. Помощница поставила передо мной чистую тарелку с чашкой и приборы, а гости продолжили разговаривать, шутить и смеяться.

Первый кусок торта достался имениннику, а через некоторое время уже возле каждого гостя стояло блюдце со сладким лакомством.

– Виктор Брониславович, простите, что отвлекаю, но это срочно, – услышала я за спиной голос серьёзного мужчины в пуховике.

Глава 6

Только не это… С силой сжала салфетку и выпрямила и без того ровную спину.

Внезапно меня озарила запоздалая догадка. На территории стопроцентно должны быть камеры. Но, так как ко мне никто не вышел, то скорее всего моей «уголовщины» не заметили. Ведь так?... И вообще, что я паникую? Может, он пришёл не по мою душу.

То ли по мне было заметно, что я напряглась, то ли Виктор опять ждал от меня какой-то выходки, но я уловила, как он метнул в мою сторону короткий взгляд. После чего встал из-за стола и, пройдя за моей спиной и обдав меня запахом мужского парфюма, вышел.

×
×