Допекла! (СИ), стр. 2

Оглядевшись через некоторое время, заметила, что на кухне я осталась одна. Посмотрела на наручные часы – время восемь тридцать. Ррр… Всё, не могу больше, бросив всё, побежала искать туалет.

Проходя мимо дверей, и размышляя, за какой именно находится уборная, остановилась около одной. Похоже, что здесь. Уверенно дёрнула ручку на себя, и… она осталась у меня в руках. Глупо уставилась на свою ладонь.

Недолго думая, и не придумав ничего лучше, я позорно сбежала. Ведь меня никто не видел, да и некогда мне разбираться с поломкой! Хочу в туалет, и торт нужно доделать!

Неслышно поднялась на второй этаж и без труда нашла нужную мне комнату. А уже внутри сообразила, что так и ушла, держа в руках ручку. Забрала с собой, так сказать, вещественное доказательство.

Возвращаясь на кухню и проходя мимо места преступления, обратила внимание, что дверь выбита. Как же сильно нужно захотеть в туалет, чтобы её выбить?! Вспомнив о ручке, сначала хотела бросить её у двери, но передумала и решила спрятать в свою сумочку. Лучшего тайника здесь не найти.

Глава 3

Так, теперь торт! Украшая нижний ярус торта ягодами, испачкала кремом палец. А поднеся его ко рту, чтобы облизнуть сладость, почувствовала на своей талии чью-то горячую широкую ладонь. Не горячую, нет.  Огненную! Настолько заработалась, что даже не заметила приближение человека. Но реакция последовала соответствующая – я дёрнулась. От неосторожного движения, ягоды из второй руки посыпались на торт в хаотичном порядке.

– Да чтоб тебя! – вскрикнула я и, отдёрнув чужую руку, резко развернулась.

Непозволительно близко стоял мужчина. Рубашка на груди расстегнута, почти до середины груди, на вид около сорока. Несмотря на близость, он не пытался больше дотронуться. Посмотрела в его глаза и была поймана взглядом глаз цвета горького шоколада. Мужчина смотрел, будто в душу. В этом взгляде можно было прочитать – «Я знаю, что именно ты оторвала ручку в туалете»! Вот так он на меня смотрел – зло и обещая расплату. Вопрос, откуда он знает? Осознание пришло мгновенно! Ручка лежит прямо на виду – на столе, возле торта! Полностью занявшись работой, я совсем забыла убрать её в тайник.

Сработало правило «Лучшая защита – это нападение»:

– Посмотрите, что вы натворили! – показала на испорченный вид торта и некрасиво разбросанные на нём ягоды, – Чтобы всё исправить мне потребуется ещё не меньше получаса! А именинник ждёт торта к девяти!

– Я подождал, и именинник подождёт, – склонившись ко мне, огрызнулся мужчина.

Эээ…, о чём это он? Я удивлённо на него уставилась. Он же, сцапал со стола вещественное доказательство и, подкинув его в руке, усмехнулся.

– Переделывайте, именинник редкостный педант и не потерпит такого уродства.

И вышел.

Уродства? Как будто это моя вина! С языка уже было готово сорваться «Хам!», но я не могла, это непрофессионально… Но как же хотелось! Кто он такой? Раз так нагло себя ведёт и говорит такое об имениннике? Возможно брат?

Ещё раз взглянула на торт. М-да …, придётся переделывать.

Пока пыталась привести торт в эстетичный вид, пришла помощница повара. Вела она себя странно – была чем-то сильно взволнована и не переставала бормотать что-то себе под нос.

– Что-то случилось? – не смогла не спросить я.

– Случилось, ещё как случилось! Такой день, а Виктор Брониславович жутко злой! А когда он не в духе, к нему на глаза лучше не попадаться. Представляете, кто-то вырвал ручку на двери туалета, и он остался там взаперти и без телефона. Скорее всего, он стучал, но из-за такого шума и музыки никто ничего не услышал, поэтому ему пришлось выбить дверь.

Я закусила губу. Выходит, в туалете был именинник? О-хо-хо… Если Хам расскажет, что именно я виновница этого происшествия, то… Я даже не хочу думать, что тогда будет… После такого мне точно не заплатят оставшуюся часть денег! А самое ужасное, что репутация будет испорчена! И не только моя… Вспоминая, как пеклась об этом заказе Таня, мне стало совсем плохо.

Нужно срочно перед ним извиниться! Он всё поймёт – я уверена. Только бы успеть это сделать раньше, чем Хам расскажет ему всё! Как же его пригласить, поговорить? Выбора мало, попросила помощницу повара позвать именинника. Она испуганно крутила головой и без конца повторяла «Нет-нет-нет».

Да что она так его боится? Не зверь же он, в самом деле?! В итоге пришлось идти в гостиную самой, да ещё неся в руках бутылку шампанского, которую умоляла захватить помощница. Неслыханная наглость, но в такой праздник я опять не смогла отказать.

До гостиной оставался всего шаг, когда из-за угла на меня неожиданно выскочил мужчина. И конечно опять он – Хам! Всё произошло так быстро, что я даже не успела сориентироваться, хотя бы немного уклониться и избежать столкновения. Опять почувствовала его ладони, но теперь уже на своих плечах, за которые он меня крепко придержал. Открытая бутылка в моих руках сотряслась. И так как пробка была лишь слегка прикрыта, то газы мгновенно и с силой вытолкнули пробку из бутылки. Вся пена выплеснулась между нашими телами, намочив мою футболку и его белоснежную рубашку. Пробка же, проживая свою жизнь, отлетела в потолок и отрикошетила прямиком в лоб Хаму, заставив его отшатнуться.

– Твою ж мать! – прохрипел он, потирая место ушиба рукой.

Не знаю, почему, но мне стало невыносимо смешно. И я не сдержалась и расхохоталась. Вокруг нас начали собираться гости, а я не могла остановиться. Смеялась открыто и от души. Он был такой ошарашенный и смешной. Просто жуть. Стоял и удивлённо смотрел на меня.

Длился мой смех недолго. Во-первых, я заметила откровенный взгляд Хама в области моей груди и вспомнила о том, что моя футболка мокрая. А во-вторых, обратила внимание, что гости испуганно замерли, будто в ожидании чего-то нехорошего. Вспомнила о приличиях и, прикрыв рот ладошкой, постаралась отдышаться.

Глава 4

Удивительно, но при всей этой ситуации я не отпустила и не выронила бутылку, продолжая крепко держать её в руке.

Вернула взгляд Хаму, а он… был уже в бешенстве! Кажется, я даже услышала хруст его зубов! Эх, есть всё-таки справедливость на этом свете! Так ему и надо!

Мужчина молча ухватил меня за локоть и уверенно потянул в сторону кухни, мне же ничего не оставалось, как проследовать за ним. Войдя в кухню, заметила перепуганную помощницу повара. Она смешно выпучила глаза и переводила испуганный взгляд то на меня, то на Хама.

– Выйди!

Её как ветром сдуло. Так и не отпустив мой локоть, мужчина крутанул меня на месте и склонился к лицу.

– Какого чёрта вы бродите по дому с бутылкой? – начал горячиться он.

Вообще, я планировала перед ним извиниться, но теперь, кроме нарастающего желания обозвать его Хамом, уже ничего не осталось. Поэтому решила дипломатично промолчать.

Посмотрела на вмиг образовавшуюся шишку у мужчины на лбу и мягко высвободилась из его рук. Прошла к холодильнику и, распахнув дверцу морозилки, отыскала несколько форм со льдом. Достала и, найдя на столе упаковку пакетов, выдавила в один из них лёд.

– Что вы делаете? – удивился мужчина, когда я подошла к нему с наполненным пакетом.

– Хочу приложить лёд, чтобы у вас шишки не было, – и подняла руку, чтобы приложить холод ко лбу, но в последний момент, взглянув Хаму в глаза смутилась.

Рука так и застыла в воздухе. Не отводя взгляда, мужчина ухватил мою руку за запястье и сам притянул её к своему лбу, тем самым заставляя меня податься вперёд. Вторую опустил мне на спину и подтолкнул к своему горячему крепкому телу. Чем сильнее я тонула в его глазах, тем жёстче его рука сжимала мою спину. А переведя взгляд на его упрямые губы, не стерпела и облизнула свои.

– Витёк, все в сборе! Ты именинник, или кто? Ждём только тебя! – мужской голос в тишине прозвучал, как раскат грома.

– Ой, – от неожиданности  дрогнула, пальцы удерживающие пакет разжались, и ледяные кубики посыпались прямо на ничего не ожидающего мужчину.

×
×