Мне нужен папа (СИ), стр. 40

Но стоило получить от него улыбающийся смайлик, тут же вспыхнула как маков цвет. Вот же ж!

Доехав до остановки, отправилась прямиком в детский сад. Артём уже ждал меня, сидя на стульчике в углу. Он из-за чего-то дулся, поэтому, поискав глазами воспитательницу, подозвала её к себе. После пятиминутного разговора выяснилось, что мой сын подрался с одним мальчиком. Мать второго ещё не явилась, поэтому скандала избежать удастся. Но Артём расцарапал тому лицо, а потому меня попросили провести с ыном воспитательную беседу. Я спросила у ребёнка, в чём дело, однако тот лишь молчал и отводил взгляд. По дороге домой также ничего не удалось выяснить. Только за ужином, Тёма признался.

— Селёза дёлгал за косичку Лилю. Она ласплакалась, и я заступился. Лиля холосая девочка. Она всегда делится иглушками. А Селёза глупый. Его мама всегда говолит ему плохие слова. Он стал злой.

— Малыш, ты молодец, что заступился за девочку, — погладила сына по щеке, но он лишь ещё больше надулся. — Я горжусь тобой. Только прошу, не надо никому царапать лицо. Проблему можно решить и без драки, родной. Хорошо? Ты ведь обещал меня больше не огорчать?

— Ты оголти — чи-ась? — не смог он выговорить с первого рада слово и растерялся, из-за чего я рассмеялась. Какой же всё-таки у меня забавный ребёнок!

Глава 20

В субботу мы должны были встретится с Дени. Он напомнил о себе ближе к обеду, скинув забавное сообщение, в котором называл меня сонной принцессой. Всё это выглядело бы милым, если бы не один факт. Мы с Артёмом уже находились на моей работе, и к тому времени я успела уже обслужить троих клиенток. Очередь на стрижку тоже оказалось заполненной, но долго сидеть в салоне я не могла. В третьем часу завершила последнюю причёску и ушла домой. Рабочие часы Лидия обещала оплатить, хоть и по договору эти дни официально считались отпуском. По правде говоря, начальница была очень благодарна, что я поддерживаю её, ибо вторая девочка, заменявшая меня, многим пришлась не по нраву. Хотя работала она очень хорошо.

Так, находясь уже дома, я стала думать: что делать с назначенным свиданием. В этом вопросе сначала решила посоветоваться с главным человеком в нашей семье, Артёмом.

— Малыш, ты не против, если мой знакомый к нам заглянет в гости? Мама на встречу пригласили, а я не могу оставить тебя одного.

— Это какой-то дядя?

— Да.

— Если ты зовёшь его, чтобы он стал мне папой, то я не хочу.

— Нет, родной. Это просто друг.

— Холосо. Я не плотив.

Наверное, со стороны смотрелось странно, что я спрашиваю мнение четырёхлетнего ребёнка, но это было необходимостью. Мне больше не хотелось видеть забившегося и сидящего в комнате Артёма, когда на кухне гости попивают чай. А к Дени он со временем мог привыкнуть. Маша ведь сразу привязалась к нему. Конечно, моя опека могла перерости в избалованность, однако я лишь давала сыну время прийти в себя и немного позрослеть.

В шестом часу в дверь позвонили. Это оказался наш гость, принесший с собой тортик. Тёмка глядел на него исподлобья, пока тот разувался, а затем убежал в комнату. Началось.

— Что-то он не слишком рад мне, — почувствовал себя неудобно парень.

— Не обращай внимания. Артём очень стеснителен и не к каждому привязывается. Привыкнет и будет себя вести совершенно иначе.

— Ну, ладно.

Мы прошли в кухню. Дени отказался от ужина, сообщив, что поел дома. Евгений разрешил ему пожить у них до отъезда в Лондон, так что вкусный обед и ужин ему были обеспечены.

— Как там Лиза? Я с ней уже несколько дней не разговаривала.

— Не люблю эти… сплетни, но скажу. Ругаются. Каждый день. Не знаю, что такого сказал Женя, но она долго плакала. Пришлось успокаивать. Надеюсь, они не разведутся. Жалко Машу. Такая девочка хорошая.

— А что с Машей? — появился в дверях сынок и обеспокоенно посмотрел на нас.

— Артём, это Дени. Он живёт теперь у тётя Лизы.

— С дядя Стёпой? — с надеждой посмотрел он на новое лицо в нашем доме. И ведь правильно же соображает. От меня правды не добьёшься.

— Нет, пацан, — вмешался гость, — Степан уже улетел в Лондон. Мы теперь без него.

— Улетел? Он не велнётся? — неожиданно у него задрожала нижняя губа, однако предотвратить плач я всё равно не успела, хоть и бросила нож в раковину и оставила торт наполовину нарезанным.

Тёмка заплакал в голос. Пришлось усадить его на колени и долго обнимать, виновато глядя на растерянного Дени. Он ведь не знал о визитах Степана в наш дом. Тут засвистел чайник, и я передала сына ему в руки. Ребёнок принял новые объятья, но продолжал пускать слёзы и всхлипывать.

Спустя пол часа он уже спокойно ел с нами торт. Вначале дул губы, но вскоре Дени развеселил его. Отец застал нас уже в гостиной, над игрой, что была ещё актуальна в нашем доме, но так ненавидима главой семейства.

— Неплавильно! Сначала ставишь алмаз, а потом вазу, — учил сынок нового друга раскладывать сокровища Алладина, — иначе всё упадёт, и игла будет колоткой!

— Понял, — улыбался в ответ гость и делал всё по плавилам.

— Артём, ты нашёл новую жертву? — подколол внука папа, пожимая руку гостю, — Сергей.

— Денис, но все называют меня Дени.

— Привет, деда! — полез обниматься Тёмка. — Ты знаешь, он лучше тебя даже иглает!

— Да? А ты же говорил, что лучше меня никого нет.

— Но… — нахмурился сын, а затем спохватился. — Вообще-то ты и был лучшим, пока дядя Дени не плишёл.

— Ну, вот так всегда. Молодёжь возьмёт и уделает бедного старика, — Сокрушился наигранно он и попросил меня: — Есть там чего перекусить?

— Картошку с мясом будешь?

— Накладывай!

Я оставила мужчин сидеть в гостиной, а сама зашла в кухню. Достала из духовки заранее приготовленное блюдо и поставила разогреваться в микроволновке. Теперь мне не давали покоя мысли о Лизе, потому решилась набрать её. Уже после второго гудка подруга тихо произнесла:

— Ало?

— Привет, Лизок! Как ты?

— Хорошо.

— Голос какой-то странный. Ты плакала опять? Что случилось?

— Плохо всё, Натусь, — она зашмыгала носом, отчего и мне вдруг реветь захотелось, хотя пока и не знала отчего.

— Не расскажешь? Или, может, приехать завтра?

Несколько секунд тишины завершились её согласием.

— Приезжай. Я буду ждать в обед. Ты работаешь в это время?

— Нет, завтра выходной. Буду в полдень с Артёмом, а вечером обратно, а то в понедельник важные пары. Надо готовиться.

— Понятно. Доброй ночи.

— Доброй, моя хорошая, — попрощалась с ней, но в груди поселилась тяжесть. Неужели проживание Ани в их доме смогло настолько испортить отношения в семье? Что же такого медлу ними произошло, раз Женя устраивает скандалы? Ему же прекрасно известно о положении Лизы? Или… Нет, не может же он потребовать аборт?!

В обществе Дени мы просидели ещё около часа. Папа ничего не сказал по поводу гостя. Спокойно побеседовали на общие темы, рассказали несколько анекдотов и на этом разошлись. Тёма даже проникся доверием к парню, однако неуверенность в нём чувствовалась. Словно он боялся принимать близко к сердцу нового человека.

Уже когда мы легли спать, мой кудрявый малыш прижался ко мне и спросил:

— Мама, а мы точно больше никогда не увидим дядю Стёпу?

— Может и увидим. Он ещё приедет сюда. А почему ты спрашиваешь?

— Плосто… — спрятал сын лицо у меня под боком.

— Завтра поедем к Машке. Ты хочешь?

— Хочу.

— Ну, вот и хорошо, — нагнулась и поцеловала его в макушку, вдохнув при этом запах его волос: такой родной, вызывающий только самые светлые воспоминания.

На следующий день Артём бегал по просёлочной дороге и ловил белых бабочек. Погода значительно потеплела, поэтому я разрешила ему остаться в одной водолазке. Теперь, не стеснённый в движениях, он веселился от души. Мне же оставалось только умиляться и унимать своё сердце, что так неспокойно билось.

Лизка вновь встретила нас у калитки. Мы крепко обнялись, и она на несколько секунд застыла, словно ища поддержки.

×
×