Невеста Тёмного Лорда (СИ), стр. 1

Пролог

Кира пила шампанское, стоя на террасе. Одна.

Стоило ей повернуться и сделать шаг в бальный зал, её бы заметили моментально. Кольцо на её руке и бриллиантовая капля в вырезе её платья приковывали все взоры. К ней бы приблизились любопытствующие, её бы тут же пригласили на танец, она бы мгновенно была окружена вниманием.

Но ей было приказано быть одной. Не отходить от сопровождающего. И пить, мелкими глотками пить из бокала, чтобы все на приёме видели, что она спокойно пьёт алкоголь и не принимает никаких тяжелых препаратов.

Ведь её не похищали. Никто не оглушал её тяжелыми нейролептиками и не запирал в сумасшедшем доме. Вот же она, Кира Риаз: появилась на приёме, произнесла несколько вежливых слов хозяину и хозяйке – и исчезла, чтобы подышать воздухом. Ровно для того, чтобы ни у кого не возникло сомнений, что у этой девушки, пусть и немного странной, всё в полном порядке: она всего лишь восстанавливает силы после трудного ритуала. Взяла отпуск от учёбы в Академии и хочет побыть одна.

Ей было разрешено говорить «да» или «нет». Улыбаться, благодарить, произносить «очень приятно». Вежливо кивать или качать головой. И тут же переводить взгляд на сопровождающего, чтобы он моментально вступал в разговор.

Конечно, она могла подойти к кому-нибудь и заговорить с ними. Рассказать, что бокал ей профессионально подменили, а из закрытой клиники выпустили лишь на несколько часов, и потом ей придётся возвращаться в палату, где санитары в очередной раз убедятся, что она проглотила свои таблетки. Заплакать и попросить помощи.

Но подобное просто не могло прийти ей в голову. То, что ей вкололи перед приёмом, гарантировало послушание куда лучше электрического ошейника. К тому же в голове у Киры шумело так, что она сомневалась, что сможет снова правильно произнести своё полное имя.

Или имя единственного мага в целом мире, который мог бы ей помочь.

Вот только она скорее осталась бы в клинике навечно, чем обратилась к нему.

– Мисс Риаз? – Её сопровождающий, мужчина средних лет в дорогом костюме, неслышно подошёл к ней. – Нам пора возвращаться.

Она послушно отдала ему бокал и последовала за ним.

… Кира лежала на кровати и вспоминала.

– … Обещайте мне. Обещайте, что если со мной что-то случится, вы найдёте меня.

Негромкий смех.

– Да вы самонадеянны, мисс Риаз. Кто сказал вам, что я вообще захочу вас найти?

Они сидели в полуночной закусочной. До закрытия оставалось меньше получаса, и Кира и профессор Деннет были там единственными посетителями.

– Я лучший донор магии для вас, – просто сказала Кира. – С кем ещё вы будете проводить ритуалы, чтобы вернуть вашу память?

– Хм. Это аргумент, но довольно слабый. Донор – это лишь батарейка, мисс Риаз; вы считаете себя батарейкой?

Кира наклонилась к нему, не заботясь, что её грудь показалась в вырезе блузки.

– Нет, – прошептала она. – Я считаю себя вашей.

После того, как она случайно оказалась распятой в его ритуальном круге, и это изменило обе их жизни. После того, как они обменялись кровью на рунах, после того, как он спас её и сделал своей.

Если бы только, подумала Кира, он раскрыл ей свои тайны. Что скрывала его тёмная сторона, из-за чего его лишили памяти пять лет назад, почему в его взгляде порой мелькала боль и отвращение к себе? Что он знал о своём прошлом, скрывая от всех даже факт, что он это знает? Она не понимала, а она очень хотела понять.

Взгляд профессора смягчился, и он подхватил её лицо за подбородок.

– Моей? – негромко произнёс он. – Тогда я сделаю с вами, что захочу.

Он выпустил её лицо и подозвал к себе девушку в клетчатой рубашке.

– Мэгген, – прочитал он её имя на бейджике. – Сейчас вы выключите свет и уберётесь отсюда к чертям. Возвращайтесь через час, не раньше.

Девушка открыла рот, но он лишь усмехнулся, вкладывая в её руку купюры – и тонкую серебряную серёжку изумительной красоты. Кира на миг пожалела, что у неё не были проколоты уши.

– Тридцать секунд, – сообщил профессор. – Уже двадцать восемь.

Быстрые шаги, несколько торопливых слов… Свет погас, и стеклянные двери хлопнули, запираясь, всего несколько секунд спустя.

– Стекло иногда вытворяет странные штуки, – задумчиво произнёс профессор. – Становится непрозрачным снаружи, к примеру. Чёрт знает, почему это происходит.

– Магия? – предположила Кира.

– С вашей-то подготовкой? Скорее уж чудо.

Профессор обвёл зал ладонью, произнёс пару формул, и Кира почувствовала, как мимо неё прошла волна магии.

– Впрочем, – зловещим тоном сказал он, – что-то мы заговорились.

Он перегнулся через стол и без церемоний разорвал на ней блузку. Кира вскрикнула – и тут же оказалась выдернутой из своего места в проход, а секунду спустя – прижатой лопатками к столешнице.

– Какая жалость, – сообщил насмешливый голос. – Такая способная адептка, такой ценный донор… и не может защититься от простой угрозы. Тяжело, наверное, чувствовать себя такой беспомощной.

Кира едва дышала от страха и возбуждения. Часть её хотела вскочить и влепить ему пощёчину, но другая получала дикое, невозможное наслаждение.

Она иногда ненавидела себя за это чувство, но ей нравилось быть беспомощной. Её возбуждало, когда он обходился с ней резче и грубее. Даже её джинсы становились влажными, когда он описывал, что сделает с ней, и она готова была на всё, чтобы подчиняться. Чтобы он разрешил ей это.

Её спутник нависал над ней в полутьме, как айсберг над ночным морем. Его указательный палец коснулся её шеи и прочертил дорожку ниже, остановившись на едва прикрытом кружевом соске.

– Что бы я хотел сделать с вами? – задумчиво произнёс он. – Буду банальным.

Он задрал её колени и толкнул вперёд, так, что она проехалась спиной по столу, оказавшись распятой на нём. Кромка стола приходилась как раз туда же, где сходились её джинсы.

Которые он тут же расстегнул, а считанные секунды спустя – содрал. Кира осталась в кружевном белье и разорванной блузке.

У неё колотилось сердце. Это было… внезапно, но одновременно… одновременно она сама хотела раздеться перед ним. Он подавлял её с самой первой встречи, а она плевала на это и хотела его всё сильнее.

Но не здесь и не так, чёрт подери! Он швырнул официантке подачку, бросил её саму на стол – она что, не отличается для него от чёрствого бургера?

Кира спрыгнула со стола.

– Знаете что? – заявила она, стоя с ним лицом к лицу. – Подавитесь вы своими серёжками, тайнами и неизвестно откуда взявшимися богатствами! Я еду домой. Без штанов так без штанов, мне плевать.

Она попыталась шагнуть мимо него в проход, но он заблокировал ей путь.

– Нет, мисс Риаз. – Он покачал головой. – У вас только два выбора: протестовать или подчиниться. И, право, первый кажется мне всё пикантнее с каждой минутой. Можете порвать на себе трусики в знак протеста, я совершенно не против.

Кира, которую уже посетила мысль снять трусики, скомкать и бросить ему в лицо, вспыхнула.

– Вы самый бесцеремонный… вы даже меня не спросили!

Он сжал её за локти, и Кира забарахталась в его руках. Бесполезно.

– Потому что я не собираюсь вас спрашивать, – холодно сообщил его голос. – Я намерен потакать своим желаниям, а не вашим. И заставлю вас хоть ползать между стульев на четвереньках, если меня это развлечёт.

Он насильно уложил её на стол, положив ей руку на горло. Кира сглотнула, и он чуть сжал руку. Совершенно не перекрывая дыхание, но самым двусмысленным образом сообщая, что с ней будет, если она дёрнется.

– Собрались бежать, – задумчиво сказал он. – Без штанов, и швырнув мне в лицо счёт за ужин. Какая прелесть. Кстати, я заметил, моё кольцо вы не сняли.

Кира замерла. Кольцо. Которое они купили, чтобы весь мир думал, что у Киры есть богатый и могущественный покровитель, и не смели осаждать её с непрекращающимися предложениями донорства.

– Заберите его, – с ненавистью прошипела она. – Я не продажная девка.

×
×