Колдовская паутина (СИ), стр. 7

— Могу, но мне понадобится вся ночь и часть дня, — Кастомир пригладил пышные усы.

Изабелла указала на служанку:

— Сначала помогите бедняжке Мари. Вы же можете?

Маг подошёл к магическому кокону, провёл над ним рукой, бормоча под нос заклинания, и через пару минут произнёс:

— В обычных условиях нет, но сейчас… — он повернулся к Виллампу, — эттин, какой у тебя уровень?

— Двадцать четвёртый, — ответила огненная голова.

— А выносливости и духа сколько?

— Сто восемь и шестьдесят пять. — ответила ледяная.

Маг кивнул:

— Должно хватить.

— Что вы хотите сделать, Кастомир? — спросил Яген.

— Эттины хорошо переносят проклятья, я хочу попытаться его перенести, если конечно…

— Да, — синхронно ответили обе головы великана и Вилламп шагнул вперёд.

Кастомир удивлённо посмотрел на Ягена и тот пожал плечами:

— У него обострённое чувство справедливости.

— Нечасто встречаю такую высокоморальность у горных дикарей. Что же, подойди сюда. Вытяни обе руки над барьером, вот так. Теперь стой смирно… Fluch übertragen!

Изо рта женщины вылетело облачко тёмного дыма, прошло сквозь раскрывшийся барьер и втянулось в руки гиганта. Тот тяжело вздохнул, пошатнулся, но когда Яген с Друджи оказались рядом чтобы подхватить его, уже выпрямился и заметил:

— Мне не очень хорошо… И зубы болят.

— Это пройдёт, — ответил маг и протянул ему извлечённую из-под кушака склянку, — намажь себе лбы перед сном. С твоими характеристиками, проклятье спадёт к утру, оно уже ослаблено при переходе.

— Хорошо, — Изабелла кивнула, — Вилламп, я расположу тебя в одной из гостевых, где-то должна быть кровать твоих габаритов…

— Не думаю, что это хорошая идея, госпожа, — остановил её маг, — пепел конечно сильнее всего действует при касании, но ночь в доме с проклятой комнатой проводить не рекомендую. Всякое может случиться. С вашего позволения, я вызову несколько магов, и мы дезактивируем это, — он махнул рукой на пятно, — а вы лучше переночуйте в другом месте.

— У меня дом почти пустой, — заметил Яген на секунду опередив Друджи, — можно там.

Девушка странно посмотрела на него, потом улыбнулась:

— Хорошо, я принимаю ваше предложение, лорд Харт. Милый, ты пойдёшь с нами или…

— Я… наверное лучше вернусь в адмиралтейство, — Зигберт отвёл глаза, — Может быть подниму кого-нибудь на ноги и узнаю что-то об этом подонке.

Яген посмотрел на Друджи и тот пожал плечами:

— А я домой. Навещу вас утром, тогда и, — он бросил взгляд на Изабеллу, — поговорим.

— Хорошо, — девушка взглянула на служанку, щёки которой уже порозовели, — Её можно двигать, господин магос?

— Да, она просто спит.

— Тогда я распоряжусь насчёт кареты и дом будет в вашем распоряжении.

Глава 3

Карета со слугами ехала первой, карета с Изабеллой и Виллампом второй, Яген вёл Снежка замыкающим, а Токсик как всегда флегматично топал рядом, изредка ловя снайперским выстрелом языка какую-то оказавшуюся в пределах досягаемости вкусняшку. Чаще всего - дохлых крыс и голубей, валявшихся на обочине дороги.

Тот факт, что Иззи ехала с одним Виллампом не был связан с её нежеланием делить карету с “простолюдинами”, просто огромный эттин занимал передний диванчик целиком, да ещё и горбился, чтобы не пробить головами потолок. Кроме того, его мутило от проклятья, и девушка пыталась его кое-как отвлекать разговором. Граф был ей за это благодарен - сам бы он вряд ли нашёл нужные слова, кроме “ты молодец, я тобой горжусь”, а это он уже высказал.

Подъехав наконец к воротам родового поместья, процессия остановилась. Граф поднял руку и позвонил в колокольчик, предварительно извлечённый из инвентаря, и украшенные фигурами коней врата распахнулись. У дверей их встретил благообразный седой мужчина в застёгнутом до горла сюртуке. Яген кивнул ему и спешился. Снежок тут же плюхнулся на задницу и замёл хвостом по подъездной дороге.

— Вы могли бы нанять его в качестве дворника, милорд, — заметил дворецкий, кивнув на демонического волка.

Яген глянул через плечо и снова наклонил голову:

— Мог бы, но учить пришлось бы долго, Сэдрик. Беата спит?

— Да, господин.

— И хорошо. Тут… — он махнул рукой на кареты, — в общем, сегодня у нас гостит леди Изабелла и её слуги. Долго рассказывать.

— Вы попали в приключение, милорд? — дворецкий произнёс это очень учтиво, но почему-то Ягену показалось, что звучало это всё равно как “вы опять вляпались в говно?”

— В этот раз даже не по своей воле.

Сэдрик вежливо кивнул. “Наверняка ведь не поверил,” — подумал Яген и вздохнул.

— Ладно, как расположишь слуг, принеси нам в малую каминную бутылку содесского.

— Будет исполнено, милорд.

С этими словами, дворецкий пошёл к указанной Ягеном карете. Сам же граф направился ко второй, раскрыл дверь и скривился.

— Извини, босс, — пробормотала огненная голова, сменившая привычный красный цвет на болезненно-пурпурный, — Я… расклеился.

Не то слово. Вся карета провоняла тяжёлым потом, поскольку Изабелла и не подумала открывать окно - ну да, в таком состоянии эттин и от сквозняка простудится. Девушка вышла наружу, даже не поведя носиком и помогла Ягену поддержать страдающего гиганта, не обращая внимания на липкий пот, заливавший его тело. Но не до того, как сняла со своего диванчика покрывало и накрыла им плечи эттина.

Вдвоём поддерживая дважды героического великана под мышки, они прошли в распахнутую Сэдриком дверь. Дворецкий хотел было помочь, но Яген помотал головой - ясно, что от немолодого старика пользы не будет.

— Ему хуже, чем я думал. Расположи гостей и… — чем лечатся эттины? — сделай грога, наверное.

— Будет исполнено, милорд, — сказал дворецкий направился к замершим в отдалении слугам Изабеллы.

До каминной они шли раза в три дольше чем обычно, но всё же тащить великана на себе не пришлось - он исправно переставлял ногами до самого конца, пока Яген не подвёл его к широкому дивану без спинки, стратегически расположенному в самом тёплом месте комнаты. Со стоном, эттин расположился горизонтально и закрыл глаза. Изабелла осторожно достала из его поясной сумки склянку и, вытерев гиганту покрытые испариной лбы, осторожно намазала густой мазью, вонявшей чесноком и камфорой. Яген накрыл Виллампа покрывалом и отошёл в сторону. Так, ну вроде нормально, ноги-руки не свешиваются. Хорошо, что он вспомнил про этот шестиместный диван, а то ближайшая кровать Вилламповых габаритов на втором этаже, а гигант туда бы вряд ли дошёл.

Яген вполголоса спросил Изабеллу:

— Сколько ему так мучаться?

— Кастомир сказал часа два как лекарство нанесём, — в тон ему ответила девушка.

Граф кивнул и подошёл к стене, где стояли кресла, сдёрнул с одного покрывало и с некоторым напрягом подтащил его поближе к ложу гиганта.

— Изабелла, мне надо с ним посидеть. Ты может пойдёшь поспишь?

Девушка покачала головой:

— Меня он тоже спас. И Мари. Так что… помоги мне с вон тем креслом.

***

Вилламп перестал обильно потеть через час, ещё через полчаса его лица вернули привычный цвет. Он пришёл в себя на короткое время и граф протянул ему кувшин с грогом, который принёс Сэдрик вдобавок к вину. Выпив, гигант лёг обратно и спокойно захрапел в две глотки. Яген выдохнул. Изабелла посмотрела на него, и, пригубив из своего бокала, спросила:

— Не доверяешь Кастомиру?

— Теперь доверяю, — кивнул блондин.

Изабелла хмыкнула. Яген хмыкнул в ответ и добавил:

— Ладно, ему лучше. Пусть отоспится, Иззи, не будем ему мешать.

Девушка кивнула и пошла следом за графом. Они не стали уходить далеко, расположившись буквально через дверь от каминной, где храп Виллампа был ещё слышен, хоть и приглушённо. В небольшом кабинете с развешанным по стенам оружием. Впрочем, пара кресел тоже нашлась. Вскоре в комнату сунул нос дворецкий и Яген отослал его спать, предварительно спросив, осталось ли что с ужина. После чего совершил набег на кухню и вернулся с буханкой хлеба, куском мяса, половиной головки овечьего сыра и кувшином яблочного сока. Порезав продукты на маленьком журнальном столике, соорудил несколько толстых бутербродов и разлил сок по кружкам.

×
×