Колдовская паутина (СИ), стр. 57

— Дело не в везении, барон, — покачал головой Яген, — просто я верю в людей.

— Что ж, может вы и правы…

Зигберт наклонил голову, протянул руку к кинжалу, провёл пальцем по тусклому лезвию и отдёрнул руку – на пальце проступила кровь. Он взглянул на каплю словно в недоумении, а потом его лицо исказилось злобой. Прежде чем кто-то успел сообразить, барон взмахнул рукой, перед ним появилось плетение, из которого ударило длинное пепельное копьё. Яген среагировал, извлекая щит, но барьер ещё не успел восстановиться. Древний артефакт выдержал бы удар, но увы – барон целился не в него.

— Умри, жалкий предатель! — взревел Крюгерецкий, направляя копьё в грудь Друджи и спустил заклятье с поводка.

Лорд Интрэ успел активировать «каменную кожу», но она не сумела бы остановить заклятье. Зато успел Изабелла. На ходу материализую на себе броню, девушка оказалась на пути чудовищного колдовства. Копьё ударило её в грудь, и она дико закричала, когда проклятый пепел стал облеплять её тело, отлетела назад, на руки Друджи. Брюнет поймал её, вместе с ней упал на пол, беспомощно посмотрел на искажённое мукой лицо. Потом перевёл взгляд на ошарашенного барона.

Яген первым догадался, что сейчас произойдёт, протянул руку и крикнул:

— Друджи, стой!

Поздно. Грузный лорд Интрэ рванулся прямо с пола так резко, что камзол треснул на его боках. Барон поднял руку, пытаясь сотворить новое заклятье, но Друджи на ходу толкнул стол, прибивая врага к стене, тот закричал от боли, сбился с плетения, а брюнет оказался уже рядом. Он не мог вызвать оружия – магия чужого особняка действовала в полную силу. К сожалению для Зигберта, Друджи Интрэ сам по себе был оружием. Левой рукой вздёрнув барона за шкирку, он занёс огромный кулак и с мерзким хрустом впечатал его в скулу Крюгерецкого.

— Ты… Тупая… Мерзкая… Тварь!... Она… лучшее… что было… в твоей… тупой… жизни!...

После каждого слова кулак снова опускался на лицо барона. Слышать рёв Друджи он перестал уже после третьего удара, а после пятого его череп лопнул, как перезрелый арбуз. Яген оказался рядом и схватил покрытую кровью по локоть руку друга. Остановаить взбешённого лорда было сродни попытке удержать быка за кольцо в носу, но Ягену это удалось.

— Друджи, хватит. Он мёртв, а Изабеллу ты… — комок подступил к горлу, но Яген закончил, — ты не вернёшь.

Друджи повернул к нему перекошенное лицо. По его щекам текли слёзы. Он отпустил ворот барона и сделал шаг назад, повернулся и на негнущихся ногах подошёл к Изабелле, бухнулся перед ней на колени и нежно коснулся её лица. Моргнул, перенёс пальцы к шее, не обращая внимания на чёрный пепел и воскликнул:

— Она жива! Жива!

***

Иоланта Дель Соль закусив губу водила руками над телом черноволосой девушки. Рядом с ней застыл в похожей позе Кастомир. Парадные мундиры обоих теперь были абсолютно не к месту, струйки воды, подчинявшиеся приказам леди гильдмейстресс безвозвратно испортили тонкое шитьё, но обоим магам было на это наплевать. Главное, что водяные щупальца осторожно, крупицу за крупицей снимали с тела и доспехов Изабеллы проклятый пепел. У головы девушки стояла Тамия. Оторвав рукава своего платья, она обхватила щёки девушки изменёнными руками и вливала в Изабеллу жизненную силу.

Когда последняя крупица пепла исчезла в водяном вихре, Иоланта лёгким движение запястья запечатала колдовскую дрянь в шаре воды и сжала кулак. Шар исчез с лёгким пшиком. Друджи, так и не сменивший окровавленный камзол, подался вперёд, сбрасывая с плеча руку отца:

— Всё в порядке? Вы можете её спасти?

— Нет и нет, — леди Ио повернулась к брюнету и подняла руку, — Но кое-что сделать я могу. Я владею «Ледяным саркофагом». Это заклятье, которое черпая жизненные силы одного человека создаёт защитный кокон для другого. Оно может замедлить проникновение заразы, остановить её смертельное действие на достаточное время, чтобы вы доставили леди Изабеллу тому, кто способен снять это проклятье.

— Кому? — Друджи почти крикнул.

Кастомир Краус посмотрел на него и тихо сказал:

— Тот, кто владеет некромантией на уровне, недоступном обычным смертным, лорд Интрэ. Тот, кто не так давно был в этом городе, и с кем встречалась Саша Рэд.

Друджи повернулся к Ягену. Тот поджал губы и процедил:

— Валентин Каслевский. Высший вампир.

Леди Ио медленно кивнула:

— Похоже, вам всё-таки придётся отправиться в Треканэ, лорд Интрэ.

Лицо Друджи исказила мука. Он закусил губу и посмотрел на Изабеллу. Коснулся её щеки и молвил:

— Я… не могу. Без меня и Ягена в городе останется только леди Пай, а она уже в кармане Иллаи. Наступит хаос. Нужно хотя бы два Великих лорда чтобы балансировать младшие дома.

— И тут будет два великих лорда, сын, — Радогард выступил вперёд, — Ты был прав, во всём прав. Я слишком долго избегал своих обязанностей, слишком долго вёл себя… — он помотал головой, — как малолетний простак, в то время как ты должен был взрослеть по часам. Хватит. Я останусь тут и помогу леди Ио поддержать порядок, а ты – ты отправляйся куда велит сердце.

— Я… спасибо, папа, — тихо сказал Друджи и повернулся к Ягену, — Лорд Харт. Я, лорд Друджи Интрэ прошу оказать мне честь вступить в ряды вашей дружины, прошу как вассал просит сеньора.

— Лорд Интрэ, я не принимаю вашу клятву. Вы не мой вассал – вы мой соратник, и пойдёте со мной как равный с равным, — Яген вскинул подбородок, — Клянусь своей жизнью, что заставлю немёртвую сволочь вернуть жизнь и здоровье леди Изабелле.

Он поднял руку и на ней вспыхнула магическая печать. Молчащий зал ахнул, а потом шмно выдохнул, когда Друджи прижал свою ладонь с его, повторяя и принимая клятву. А потом Друджи опустил окровавленную руку и повернулся к верховной волшебнице:

— Я готов, леди Ио, накладывайте своё заклятье.

Эпилог

«Что за день.»

Яген стянул с себя камзол вместе с испорченной перевязью, бросил на стоявший у окна стол. Сел на край кровати и стянул сапоги. Взъерошил слипшиеся от пота волосы. У него было ощущение, что он не спал минимум неделю. Сейчас бы…

Его внимание привлёк блеск над дверью. Он пригляделся – это в лунном свете сверкнула паутина, на которой висел маленький чёрный паучок.

«Положительно, в этом доме уже каких только тварей нет. Надо сделать Беате строгий выговор,» — подумал лорд Харт и встав с кровати, направился к двери, чтобы отогнать потерявшее берега создание. Распахнул дверь, чтобы лучше видеть и моргнул. Замершая на пороге Тамия вздрогнула

— Лорд Харт…

— Леди Тамия…

Они заговорили одновременно, и Яген помотал голвоой:

— Извините, я… не важно. Вы что-то хотели?

— Я… простите, это не лучшее время, но… — девушка опустила глаза, — просто я подумала, что…

Заметив её замешательство, Яген махнул рукой, приглашая волшебницу войти. Та нерешительно переступила порог. Блондин щёлкнул пальцами, включая магический светильник и сказал:

— Простите, сегодня столько произошло… Не пугайтесь, я просто слегка… не в себе.

Он сделал приглашающий жест, указывая на стул рядом со столом. Подошёл к шкафу и взял с него кувшин:

— Вина?

— Да, спасибо.

Яген налил напиток в два кубка, протянул один Тамии, и опустился на стул рядом с ней.

— Что за день… — он отпил из кубка, — Что. За. День…

Девушка сделала глоток и слабо улыбнулась:

— Ну да, день… тяжёлый. Но вы всё же выиграли. Мы все выиграли. Вы собрали нас вместе и заставили действовать. Вы настоящий герой, лорд Харт.

Яген отпил из кубка, глядя в окно и эхом повторил.

— Герой… Герой… — он сделал ещё глоток и вздохнул, извлёк из скрытого пространства тонкий томик открыл заложенное место и прочитал, — Герой: человек исключительной смелости и доблести, чьи поступки могут привести к осознанному безвозмездному самопожертвованию, чтобы спасти или защитить других.

Блондин закрыл книжку.

— Героя, леди Тамия, напыщенный индюк пару часов назад снисходительно похлопал по плечу, повесив ему на шею стеклянные бусы. А тот этого даже не заметил, поскольку и правда жертвовал собой безвозмездно и даже не думал о выгоде. Зато я думал. Потому и стоял рядом, изображая доблестного командира, чьи действия и привели к спасению шеи в том числе и этого напыщенного индюка. Да и моей собственной.

×
×