Колдовская паутина (СИ), стр. 53

***

Тэрис была убийцей. Она не гордилась этим, но знала свои сильные стороны: она умела ждать. Что бы не происходило, она могла часами сидеть в засаде пока не наступит момент удара. Она не удивлялась и не паниковала, что бы не происходило вокруг.

А потому, как только в пяти шагах от неё мага пронзили костяные копья, она не задавала вопросов и не охала, в отличие от Виллампа. Она просто подождала, пока слабеющий маг вольёт остатки маны в щупальца, а потом резким движением запястья отправила в полёт свой любимый нож. Сталь сверкнула в воздухе и вошла точно в глаз колдуну. Тот издал странный звук, потянулся к рукоятке уцелевшей рукой, и Тэрис активировала заклятье.

На коже рукояти вспыхнула руна, загорелась нестерпимым светом, а потом взорвалась. Голова колдуна лопнула, ударяя в потолок фонтаном тёмной крови, и труп его осел на пол, на котором растворялись потерявшие подпитку остатки щупалец. Только теперь Тэрис позволила себе проявить эмоции. Осторожно обняв ледяную шею Виллампа, она потёрлась щекой о его скулу.

— Победили.

Гигант вырвал ноги из гниющего на полу месива и хмуро посмотрел на вихрь в центре комнаты.

— Так ли уж победили?

Тэрис пожала плечами. Вилламп улыбнулся ей, так тепло, как только он и умел и вдруг размахнувшись, запустил девушку в полёт через весь зал.

Эльфийка извергла поток грязных проклятий на гномьем, не сводя взгляда взбешённых глаз с эттина и приземлилась на ноги рядом с Ягеном и магичкой. Гигант же двумя прыжками пересёк отделявшее его от вихря расстояние и протянул руки.

— Какой бездны ты делаешь, идиот? — взревел граф, словно очнувшийся ото сна.

Гигант не ответил. Впрочем, понятно стало быстро. Быстрее, чем остатки побитого отряда смогли собраться в кучу. Вилламп раскрыл обе глотки и вдруг стал всасывать в себя зеленоватый вихрь. Тот, будучи не вполне материальным, исчезал внутри пастей без следа. Кроме того, болезненность, принесённае проклятьем, отступала. Яген посмотрел на Тамию, с лица которой пропадали пятна, перевёл взгляд на Изабеллу. Та помогала Друджи стоять и что-то бормотала ему на ухо. А вот подошедший к нему Кастомир не сводил глаз с великана.

— Он поглощает проклятье. Как тогда, в особняке графини.

Яген посмотрел на него, боясь задать вопрос. Вместо этого его задала Тэрис. Эльфийка, опираясь на руку Марека, подошла и спокойно произнесла:

— Я слышала эту историю. Он выживет?

Кастомир посмотрел ей в глаза и покачал головой:

— Трудно сказать, но…

Девушка кивнула, сохраняя на лице выражение полной невозмутимости, а потом резко оттолкнула руку Марека и рванулась вперёд.

— Стой! — крикнул Отто и вытянул руку, но его пальцы схватили лишь воздух.

То ли эльфийка была не так слаба, как казалась, то ли быстро приходила в себя, но догнать её не вышло ни у кого. Девушка подбежала к высыхающему на глазах Виллампу, протянула руку…

— Стой, дура! — крикнул Яген, но его голос перекрыл крик Флокси.

— Нет. Не за плечо! За локоть! И держись тремя пальцами!

Фея ракетой упала с потолка, повернулась к магу воды и крикнула:

— Страница сто семьдесят девятая, рисунок второй!

С этими словами, чёрно-белое создание оказалось рядом с огненной макушкой Виллампа, вытянуло руки и в воздухе соткалось чёрно-красное плетение. Яген не понял, что кричала фея, но Кастомир услышал. Вытащив из скрытого пространства «Трактат о причудливой оптике», он раскрыл его на нужной странице, посмотрел на рисунок и скривился. Требовательно протянул ладонь стоявшей рядом волшебнице:

— Мисс Аль Санг, мне нужен сапфир, перидот и алхимическая линза. Быстрее! — оборвал он её зарождавшиеся вопросы.

Девушка протянула магу потребное и тот тут же телепортировался к Виллампу и Тэрис. Сунув перидот в руку девушки, он положил линзу на страницу, скопировал плетение в воздух рядом с ледяной башкой и поднял странную линзу, больше похожую на склянку со слизью.

— Что он с ней делает? — спросил Отто у Ягена.

Тот только пожал плечами.

Вилламп между тем перестал усыхать и начал, наоборот, возвращаться к прежним пропорциям, а проклятый туман исчезал внутри его ещё быстрее чем раньше. Рёв недовольного урагана становился столь нестерпим, что Отто и Тамия закрыли уши, но через какое-то время он стих, отступил и когда Яген поднял слезящиеся глаза, в центре зала уже не было ни колдовского круга, ни зеленоватого тумана. Вилламп стоял во весь рост, на его руку опиралась Тэрис. Кастомир растянулся прямо на полу и тяжело дышал, фея распростёрлась у него на груди, бормоча тихое «ряяя». «Трактат об оптике» валялся на полу рядом.

— Вилламп, эм, а что ты…

Яген подошёл, недоумённо водя рукой.

— Похоже я трансформировался, босс, — ледяной (или уже нет?) застенчиво почесал висок, из которого теперь торчал изогнутый длинный рог, — думаю, это… Ааа!

Он вскрикнул, когда эльфийка со всей силы впечатала колено ему в пах и согнулся пополам. Тэрис наклонилась к его головам, притянула ледяную за ухо и заговорила:

— Ещё раз, ты, пиздоблядина тупая, решишь собой пожертвовать, я тебя, козлина урою. Потом откопаю, оторву тебе твои тупые бошки и насру в шеи. Потом отрежу хуи и засуну их тебе же в глотки…

— Но разве там не будет уже, ну, занято, — вставил огненный и тут же получил по яйцам ещё раз

— Ты мудила козлорогий заткнись и слушай. Так вот, когда я закончу с бошками, я перейду к…

Яген сделал шаг назад, потом ещё один и наконец силы покинули его, и он опустился на пол рядом с Тамией, растянулся на камне, глядя в потолок, и стал слушать шедевр изящной словесности, который на ходу порождала Тэрис.

«Надеюсь, Флокси его запомнит,» — подумал он.

Глава 19

— Всё готово, лорд Харт, — Беата заглянула в дверь, у её ног трещала некрокошка.

Яген кивнул, не отрываясь от зеркала. Служанка быстро подошла и сняла с плеча его камзола одну ей видимую пылинку. Граф улыбнулся:

— Педантична, как всегда.

Девушка невозмутимо заметила:

— После того, как вы поехали к леди Мединасели верхом на волке, я чистила ваши штаны три часа. Тонкий бархат нельзя стирать, знаете ли.

— Оу. Прошу прощения, я не знал, — блондин смущённо улыбнулся и поднял руку, чтобы по привычке взъерошить волосы.

Беата тут же хлопнула его по пальцам и провела невесть откуда взятой щёткой по изящно уложенным светлым волосам парня:

— Не сомневаюсь, что вы не знали таких вещей, мой лорд. Потому я и здесь.

— И правда, — он усмехнулся, — благодарю за заботу, Беата.

— Всегда к вашим услугам, — девушка склонилась в глубоком реверансе и вышла.

Яген покачал головой, осторожно прицепил к поясу меч и тоже покинул комнату. Когда он оказался в коридоре, со всех сторон раздался грохот – это орки-охранники подняли в салюте своё разномастное оружие. Выражение зелёных лиц было непросто прочитать, но граф догадывался об эмоциях воинов: благодарность за то, что его люди сделали смешивалась с недовольством от того, что их самих он не позвал.

«Ну, кто-то должен был остаться на хозяйстве», — подумал граф. Взять гидру тоже было бы здорово, да только без Тины её никто не умел контролировать.

Яген спустился на первый этаж, прошёл через главную дверь, гостеприимно распахнутую немолодым дворецким, и хмыкнул, глядя на поданную карету. Взглянул на лежавшего на земле Снежка (волка совершенно не смущало, что Беата только что потратила час на его мытьё) и кивнул ему на роскошную повозку.

Волк сделал очень странный жест, который стоило бы счесть пожатием плечами, а потом ткнул носом в стоявшего рядом с ним Токсика. Тут мысли зверя было легко расшифровать:

«Да что там этот ящик, ты на него посмотри лучше!»

Яген задумчиво кивнул. Да, пожалуй, привыкнуть к новому Токсику будет сложнее. А ещё сложнее будет объяснить Саше, откуда такие перемены. Впрочем, об этом он подумает, когда рыжая вампирша вернётся. Решив таким образом, граф открыл дверь кареты и залез внутрь. Взглянул на противоположное сиденье и, задёрнув занавески, холодно произнёс:

×
×