Колдовская паутина (СИ), стр. 50

— У него не бесконечный запас фанатиков. Причём не думаю, что они нужны колдуну только чтобы усложнять нам жизнь.

— Да, они наверняка используются в главном плетении, — Тамия кивнула на светящийся за барьером колдовской круг, — Но кроме того, обычно маг не держит в быстром арсенале слишком много одинаковых защитных заклятий, а плести такой барьер с нуля потребует времени, которое архимаг явно предпочитает тратить на своё проклятье.

— Что ж, тогда у нас есть план. Вилламп, ты можешь отсюда достать до барьера стихийным дыханием?

— Думаю да.

— Тогда прикрывай Тамию. Мои магические атаки тем сильнее, чем ближе я ко врагу, так что отправлюсь к ним, — Яген кивнул на Друджи и Изабеллу, — Постарайтесь только меня не поджарить.

— Не поджарим, босс. Барьер высокий, буду целить выше. Ведь неважно, где именно я в него попадать буду, да, леди Тамия?

Волшебница кивнула. Яген ухмыльнулся:

— Что ж, нам бы только пробить. Посмотрим, сможет ли этот мудак колдовать без головы. Вперёд!

Граф бросился вперёд, прямо в переплетение щупалец, а над его головой заревело пламя – Эттин оказывал поддержку. Яген оказался совсем рядом с Изабеллой. Девушка, филигранно увернувшись от очередного щупальца, почти нежно мазнула по нему копьём. Магический отросток отдёрнулся, скручиваясь чтобы спрятать глубокую рану. Изабелла взглянула на Ягена через решётчатый козырёк забрала:

— Что говорит умница?

— Умница советует лупить по барьеру магией, пока он не лопнет, — ответил Яген, отражая щитом выпад колдовской пакости.

— И только? Такой план я и сам мог предложить, — выдохнул в перерыве между двумя ударами по распластанному на полу щупальцу Друджи, — Так себе умница.

— Она предложила, а ты нет. Потому и умница, — хмыкнула Изабелла, — что ж, план как план. Надеюсь только, что барьер рухнет быстро. Друджи, перебирайся сюда и прикрывай нас!

Лорд Интрэ не стал спорить – он единственный не владел дистанционной магией, которую можно было бы применить против барьера, а вот защищён был наоборот лучше всех. Щупальца конечно не смогли бы пробить латы гномьей работы, которыми щеголяли Яген и Изабелла, но учитывая, как их удары крошили камень пола, радости от осознания того, что тебя не разорвут, а просто переломают кости, было немного. Каменная же кожа и воистину бычья выносливость Друджи позволяла ему сносить удары мерзких отростков без особого вреда для себя. Ну, пока мана на поддержание защитных заклятий не иссякнет, по крайней мере.

К тому же, конца-края щупальцам видно не было, а их форма мягко намекала на сродство с близко знакомым Виллампу канализационным монстром. Правда, сам эттин сходства пока не успел заметить — был занят, отгоняя склизких тварей от Тамии и исторжением огненного и ледяного дыханий в магический барьер.

Яген и Изабелла оба были людьми дела и не задумывались о ненужном. Отскочив назад, они позволили Друджи отвлечь на себя щупальца, а сами соединив усилия обрушили на барьер комбинированную мощь огненного вихря и рассекающего ветра. Как и тогда в монастыре, умения словно бы переплелись друг с другом, и ревущий ураган пламени обрушился на барьер. Потом ещё один. И ещё. Справа и слева в магическую преграду влетали ледяные копья Тамии, а иногда и огненно-морозные выхлопы Виллампа. И барьер мало-помалу стал истончаться. Ещё минута, может две.

— Отлично… — одними губами произнёс Яген, — ещё немного и…

К сожалению, никакому «и…» случиться было не суждено. Старик видимо не нуждался в зрении, чтобы понять, что его магия слабеет. Не поворачиваясь, он сделал пасс, и уже третьего аколита постигла неприятная участь стать пищей для заклятья. Но на этот раз, младшего мага не скрывало пламя и процесс его умерщвления предстал во всём отвратительном великолепии. Сначала фигура всплеснула руками, словно в удивлении, потом переломилась назад. Капюшон спал, открывая взгляду молодое лицо – не поймёшь, мужское или женское. Но красоту сохранить ему было не суждено – кожа начала натягиваться, словно её подцепили несколькими рыболовными крючками, а потом поплыла, как плавящаяся патока, превращаясь на глазах в ало-жёлто-белое месиво. Мерзкая субстанция потянулась назад и вверх, складываясь в мерзко блестящий шар костей и мяса, который надувался, как клоп от крови, пока тело аколита покидало балахон. Наконец, когда ткань опустела и осела на пол, шар скользнул к руке архимага. Тот скрючил пальцы с длинными желтоватыми ногтями и впервые повернулся к гостям:

— Вы стоили мне уже трёх рабов, — маг блеснул водянистыми серыми глазами из-под седых бровей, — Ничего… У меня их ещё много.

Он сжал кулак и шар плоти влетел в барьер с той стороны, вливая в него новую силу.

— Думаешь, это поможет? — фыркнул Яген, — Мы развалим эту стенку с той же лёгкостью, с какой режем твоих питомцев.

Тонкие губы колдуна расплылись в улыбке, обнажая длинные желтоватые зубы

— Это не питомцы, лорд Яген Харт, это неудачные эксперименты. Но раз ты хочешь увидеть моих питомцев…

— Назад! — раздался из-за спины крик Тамии.

Яген и Изабелла отскочили, а вот Друджи, связанный боем не успел, так что возникшая вспышка лилового пламени отбросила его в сторону, к счастью, не в объятья щупалец. Пламя же не собиралось рассеиваться. Оно собралось в два кольца, каждое чуть меньше метра толщиной, которые опустились на пол. Из них стали подниматься человеческие фигуры. Невысокие, на полголовы ниже Ягена, девушки-близняшки со средней длины белыми волосами, были одеты в узкие облегающие штаны и свободного кроя белые блузы. Близнецы посмотрели на графа ничего не выражающим взглядом красных глаз и подняли оружие – у одного это была длинный эсток, у другого (другой?) — тяжёлый широкий четырёхгранный меч без гарды.

— Убейте их, — рявкнул архимаг и отвернулся к своему плетению.

Близнецы пригнулись и синхронно бросились на Ягена и Изабеллу.

Глава 18

Яген отскочил в назад, пригнулся и едва успел подставить щит под колющий удар длинного эстока. Изабелла, видя его бедственное положение, попыталась ударить с фланга, но сереброволосая воительница тут же изменила стойку, изящно уклонилась от копья и двумя ударами отбросила девушку назад. Яген успел прийти в себя и контратаковать, но его клинок опять пронзил воздух и через мгновение ему вновь пришлось защищаться.

Графа разбирал гнев – происходящее не имело никакого смысла. Один человек может сражаться против нескольких только если его уровень мастерства и снаряжение намного превосходит их, да и то нужно разобраться быстро, а то те сообразят и задавят массой, просто потому, что любой мастер устанет быстрее. Конечно, есть магические умения, способности и таланты, которые превращают человека в армию, но, если речь идёт о честном фехтовании, правило «кого больше тот и сильней» непреложно. Так же непреложно, как и то, что человек в доспехах имеет перед человеком без доспехов такое преимущество, которое практически невозможно перебить.

Сереброволосой же об этом словно не сообщили. Девушка теснила – теснила! – двух опытнейших рыцарей, вполне вероятно входящих в десятку лучших фехтовальщиков как минимум Стразваца, одетых в отличные доспехи и вооружённых мощными артефактами, причём делала это не благодаря какому-то колдовству или предвидению. Она просто была настолько хороша. В её тактике не было ничего необычного, наоборот – она была довольно простой. Девушка каждой атакой отбрасывала одного, наседала на другого, вынуждая переходить в оборону, а потом пользовалась этим чтобы снова ударить по первому. Весьма очевидная линия поведения. Только вот абсолютно неприменима в реальной жизни – слаженная пара, причём настолько хорошо дополнявшая друг друга оружием как копьё и меч со щитом просто не дадут себя разделить – пока один защищается, другой будет нападать, это такой же базис. К сожалению, именно это девушка и не давала сделать. Ей мастерство владения оружием было на настолько высоком уровне, что первый же пропущенный Ягеном удар вошёл в приоткрывшуюся щели между сегментов кирасы, кончик меча прошёл сквозь кольца кольчуги и прошёл Ягену между рёбер. И тут же клинок выскочил наружу, чтобы не оказаться зажатым пластинами доспеха. По ходу боя, дырку в груди граф затянул, но теперь был вынужден держаться в обороне, прекрасно понимая, что следующий пропущенный удар может стать последним. Изабеллу противница тоже зацепила – в ногу, и роспелиолке, лишённой щита, приходилось быть даже осторожнее Ягена.

×
×