Колдовская паутина (СИ), стр. 3

— Благодарю за взвешенное и разумное решение, лорд Харт. На этом, позвольте откланяться, — Кастомир встал, поклонился, и в середине движения рассыпался невесомой водяной пылью.

Вилламп вздрогнул от неожиданности, а граф только усмехнулся.

— Маги, — смущённо фыркнул Вилламп.

— Маги, маги, — покачал головой Яген, — пойдём, мы и так задержались. Через два часа приём, а мне ещё надо переодеться.

Вилламп закатил глаза и тяжело вздохнул.

***

— Огромное вам спасибо, лорд Харт. Уж мы-то нашего балбеса утомились постоянно из передряг выручать, но вы прямо спаситель!

Упомянутый балбес, детина под два метра ростом, стоял рядом и осунувшимся из-за ломки лицом выражал благодарность. Его матушка, бойкая женщина лет пятидесяти, улыбалась широким ртом и отчаянно жестикулировала.

— То на улице буянит, то проиграется, то дурь-травой накурится. А вы как с ним поговорили, так сразу как шёлковый стал. Уже две недели никаких глупостей не творит.

Яген улыбнулся, пригубил из бокала и заметил:

— Ну что вы, госпожа Вагрец, не стоит благодарности. Я сам молод и прекрасно знаю, к чему ведут излишние искушения, и как с ними бороться, — с этими словами он кивнул парню и тот дёрнулся, но смог изобразить на лице покаяние, — Главное ведь - блюсти честь рода и заботиться о своей семье, так ведь?

Баронесса расплылась в улыбке, став похожа на добрую лягушку из детской книги, и, прижав руки к груди, поклонилась:

— Что бы вам не понадобилось, лорд Харт, прошу - обращайтесь к нам. Двери всегда будут открыты.

— Благодарю, госпожа.

— Пойдём, Рудко, — она потянула сына в сторону, — Попрощайся с господином графом.

— До свиданья, лорд Харт, — послушно пробубнил детина и, поплёлся за матерью, которая уже разрезала толпу в направлении выхода.

Яген хмыкнул им вслед, отошёл в сторону и к нему тут же, как бы невзначай, подскочил худощавый мужчина в довольно громоздком одеянии. Его вытянутое лицо с высокими залысинами носило явные черты породы, но вот костюм, пожалуй, был бедноват.

— Лорд Харт! Так приятно вас здесь видеть!

— Лорд Тронга, удовольствие взаимно.

Они обменялись лёгкими церемониальными полупоклонами.

— Как ваше творчество, Анрод? — вежливо поинтересовался Яген.

— О, хорошо, Яген. Более чем хорошо. Я хотел поблагодарить вас за помощь, — мужчина натянуто улыбнулся, — После того, как барон Ларга перестал докучать мне своим… “покровительством”, стало гораздо легче дышать. Да и галерее Дортелано предложили выставить мои работы. Теперь вот пишу не покладая рук.

Яген мысленно хмыкнул. Барону Готфриду Ларга теперь не до того, чтобы подкатывать своё жирное брюхо к небогатым художникам: слишком занят драпом в страну, где на рабовладельцев смотрят менее грозно. И учитывая, в каком состоянии люди Отто нашли мальчиков в его подвале, не факт, что с дражайшим бароном по дороге не случится несчастья. Но всё это впечатлительному художнику знать не обязательно.

— Уверен, у вас всё получится, мой друг, — Яген хлопнул мужчину по руке, — С радостью посмотрю на ваши работы.

— Благодарю вас, Яген. Надеюсь, когда-нибудь у вас выдастся денёк и я смогу написать ваш портрет. Конный, само собой.

— Лучше на ездовом волке, у меня такой как раз есть, — серьёзно сказал граф.

Попрощавшись с художником, Яген одёрнул рукава бледно-зелёного мундира и отправился дальше по залу. Его несколько раз останавливали. Несколько аристократов благодарили за то, что он помог им договориться с гномами о реставрации усадьбы, одна дама - за то что люди Отто в обход таможни доставили ей не самые законные предметы (императору ударила моча в голову, и он после пикировки с эмиром Стрегии запретил импорт тамошних пряностей), ещё нескольким были оказаны более личные услуги. Но были и те, кто подходил не с радостью, а страхом. В основном это были люди, чьи фамилии и рода обнаружились в найденных Сашей записях. И с ними Яген не церемонился: отпускаете рабов, избавляетесь от наркоты и тогда вас возможно не сдадут магистрату. Эти смотрели затравленно и прятали за светскими улыбками ненависть. Ну и пусть их. Никто не заставлял ту же леди Эмилию покупать у Стефана прелестных малолетних рабынь и подкладывать их под того, кто больше заплатит, а иногда и пользовать самостоятельно.

Но многих из этих записей тут не было. Тех, чьи прегрешения заслуживали большего чем шлепок по руке. Некоторыми занялась коронная полиция, кого-то просто нашли в подворотне с ножом в спине. Но кто-то, к сожалению, отделался относительно легко - в основном те, кто был слишком полезен на занимаемых должностях или происходил из слишком знатного рода.

“А ещё одни кровники мне сейчас совершенно ни к чему,” — хмуро подумал Яген, улыбаясь очередному осчастливленному мужчине.

— О, лорд Харт. Вы становитесь популярны, — раздался за его спиной голос, который он уже не думал услышать.

Молодой граф повернулся быстрее, чем, наверное, полагалась по этикету и искренее улыбнулся гостье.

— Леди Изабелла! Вы успели вернуться? Простите меня, господа, — поклонился он собеседникам и пошёл навстречу девушке.

Новая гостья была высока, стройна. Тёмно-красное платье прекрасно гармонировало с её загорелой кожей, густые волосы заплетены в высокую причёску. А лицо… Огромные насмешливые глаза, полные губы, чуть крупноватый, но всё равно очаровательный нос.

“С годами ты стала только прекраснее,” — подумал Яген и, не дойдя до девушки одного шага, принял её ладонь и приник к ней поцелуем. Та продолжала улыбаться:

— Пару месяцев назад вы были изгоем, а сейчас кажется весь Стразвац выстроился в очередь чтобы оказать вам расположение.

— По крайней мере его купцы, — раздался голос мужчины, который шёл справа от девушки. Его Яген заметил только сейчас.

— Торговля - кровь империи, — дипломатично заметил граф, — но мы, кажется, не представлены, господин…

— Зигберт Крюгерецкий, мой супруг. Кто-то там в адмиралтействе, — отрекомендовала Изабелла.

Зигберт был невысок, коренаст и рядом со своей ослепительной супругой смотрелся довольно блекло. Правда в тёмных глазах, слишком маленьких для простецкого лица, светился немалый ум.

“Видимо, он не совсем “кто-то там”, раз Иззи за него вышла,” — подумал Яген, будучи в курсе плачевной финансовой ситуации семьи своей подруги детства.

Нацепив на лицо светскую улыбку, он слегка поклонился:

— Приятно познакомиться, лорд Крюгерецкий.

— Взаимно, лорд Харт, — ответил мужчина с таким же полупоклоном.

— Я не видел вас раньше на таких приёмах.

— О, работа, будь она неладна. Зигберт постоянно то торчит в адмиралтействе, то в разъездах, — рассмеялась Изабелла, обнажив прелестные белые зубки, — оставляет свою очаровательную жёнушку совсем одну.

— Рвение на императорской службе - достойная черта, — дипломатично заметил Яген.

— Всему должны быть пределы, — вздохнул мужчина, — а я и правда слишком много времени службе посвящаю.

— К счастью, я смогла убедить его переложить дела на своих ассистентов, — заметила девушка, — и провести время с семьёй.

— Иногда это необходимо, — произнёс мужчина, а потом вдруг заметил, — кстати, дорогая, возможно нам стоит позвать лорда Харта к нам сегодня, если конечно это не будет нарушением этикета.

Девушка посмотрела на него изогнув бровь и тут же повернулась к графу:

— Отличная идея. Яген, присоединишься к нам за ужином? Возможно, я даже приготовлю какой-нибудь сюрприз, — она подмигнула невидимым для мужа глазом.

“Помня наши детские забавы, надеюсь, что для твоего “сюрприза” найдётся комната, которая хорошо глушит звуки,” — подумал Яген, а потом кивнул.

— Леди Изабелла, лорд Зигберт, вы окажете мне честь.

***

— А я всё же считаю, что нам надо с тобой пойти, босс.

— А я так не считаю, Вилламп, — заметил Яген, придирчиво осматривая свою куртку.

На этот раз он выбрал стиль попроще - всё-таки для домашнего визита помпезность, принятая в высшем свете только помешает. Да и ехать верхом в шёлковых штанах - гарантированно испортить штаны.

×
×