Надбавка за вредность, стр. 1

Глава первая.

Я подняла глаза на высотку, сплошь состоящую из стекол, сверкающих в лучах солнца всеми оттенками золотого. Прищурилась, ослепленная ярким отблеском зеркально–желтой поверхности, и, нервно перебрав пальчиками кожаную ручку бежевой сумки, направилась ко входу. Унять расшалившийся пульс не удавалось.

– Не паникуй, Ржевская! Глубже–глубже дыши, – прошептала себе под нос, понимая, что нервишки–то натянуты, словно струны, и вот–вот готовы лопнуть, выдав пронзительную трель.

Мне предстояло пройти первое в своей жизни собеседование. Да не в какую–нибудь шарашкину контору, а в «Немезис», одну из самых крупных и известных юридических фирм региона. И как, спрашивается, меня угораздило выбрать потенциальным работодателем именно «Немезис», чья репутация по странному стечению обстоятельств была и безупречной, и скандальной одновременно?

Сначала, увидев вакансию помощника юриста в один из отделов, я уставилась в ноутбук, глупо выпучив глаза. А как иначе? Да все выпускники нашей юридической академии мечтали занять теплое местечко в конторке, подобной этой. Но, увы, трудоустроиться сразу же после получения диплома и попасть на хорошую и достойно оплачиваемую должность одновременно – из разряда фантастики, не иначе. Потому с досадным всхлипом удержалась от порыва испытать удачу, отправив резюме. Обмозговав перспективы, открывавшиеся в случае получения должности, и переспав с этими мыслями, все–таки решилась. Каково же было мое изумление, когда на следующий день раздался звонок, и приятный девичий голосок поведал о том, что моя кандидатура одобрена и мне необходимо явиться на собеседование.

Стремительно вошла в бизнес–центр и, заметив внушительную фигуру одетого в строгий костюм секьюрити, растянула губы в неуверенной улыбке.

– Здравствуйте! Мне бы в «Немезис».

– Секунду, – окинув меня хмурым взглядом, представитель службы безопасности связался с кем–то по ушной гарнитуре.

Ожидая ответ, разглядывала просторный холл. Ничего лишнего – царство плитки, стекла и металла. Из общей гармонии интерьера выбивался лишь огромный фикус, ютящийся в стального цвета кадке, стоявшей у самых дверей.

– Офис «Немезиса» на тридцатом этаже, проходите, – позволили мне пройти через турникет.

Оказавшись в чреве лифта, выдохнула. Повода для беспокойства не было, однако противные мурашки, ползущие по спине под тонкой атласной блузой, нервировали и мешали сосредоточиться. Я уже практически нажала на кнопку, когда начавшие закрываться двери открылись снова.

– Подождите! Уф, спасибо, – нервно улыбнулся растрепанный запыхавшийся парень.

– Да не за что, – пожала плечами.

Тихий писк и лифт плавно потек вверх. Прикрыла глаза, собирая в единую кучку всю свою волю, спокойствие и уверенность.

– Работаете здесь?

Какие уж тут разговоры – больше всего меня волновало предстоящее собеседование, назначенное на девять. Взглянула на циферблат наручных часов – без пятнадцати. Замечательно! Опаздывать я не любила и люто ненавидела это отрицательное качество у других людей. Юрист, впрочем, как и любой уважающий себя человек, должен ценить не только собственное, но и чужое время.

– На собеседование, – кратко ответила я, стараясь вежливо замять начинающийся диалог.

Из–под ресниц заметила, как парень хмыкнул и поправил лямку объемного рюкзака.

Поездка на тридцатый показалась вечностью. Когда раздался новый писк и двери лифта разъехались в разные стороны, торопливо вышла.

– Удачи, – долетело мне в спину.

И тебе не хворать, парень.

– Здравствуйте, вы, наверное, Кира Ржевская? – раздался уже знакомый мне голос.

Вновь нацепив на лицо приветливую улыбку, шагнула к девушке, сидящей за ресепшен. Лицом "Немезис" оказалась невысокая миловидная шатенка. Я даже удивилась – ожидала увидеть перед собой, как минимум, Фемиду в человеческом обличие, но никак не милую девицу лет двадцати пяти.

– Доброе утро, да, это я.

– Проходите в кабинет тридцать–ноль–семь, вас уже ждут.

– А…

– Не переживайте. Ничего сложного. Вам зададут несколько вопросов, чтобы определить уровень профессиональной компетенции. В комиссии Александра Евгеньевна, наш начальник отдела кадров, и Владимир Витальевич, глава юридического отдела.

– Спасибо, – чуть осипшим от беспокойства голосом поблагодарила я.

Кабинет оказался практически в конце коридора.

– Черт! – недовольное чертыхание и звон бьющегося стекла прервали мое продвижение к вожделенной цели.

Едва успела отскочить от внезапно распахнувшейся двери – высокий мужчина стремительно вышел из кабинета, даже не удосужившись проверить, пуст ли коридор. Заметив, что он не один, поправил галстук и мазнул по мне равнодушным взглядом.

– Елена, вызовите уборщицу! – отвернувшись, громко приказал и, вновь посмотрев на меня, нахмурился: – Вы ко мне?

Помотала головой. Признаюсь, испугалась. Не сколько того, что меня чуть не пришибло черным полотном двери, а того, с кем состоялась незапланированная встреча.

Не узнать Кирилла Воронцова мог только человек, ни разу в жизни не читавший прессу и не видевший ни одной телевизионной программы. Пожалуй, стоит сказать, что Воронцов не только являлся одним из фактических владельцев «Немезиса», но и считался не самым последним юристом в стране. Если быть точнее – его имя было равнозначно выигранному делу, удачно заключенной сделке и отсутствию проблем. Одним словом, «звездиться» господин Воронцов имел полное право.

– В таком случае будьте осторожны, – оттаял он и, вдруг улыбнувшись, добавил: – Двери здесь частенько летают.

Не смогла сдержать ответной улыбки. И почему журналисты описывают его монстром?

– Спасибо за совет.

Воронцов кивнул и скрылся в кабинете. Мне ничего не оставалось, кроме как продолжить свой маршрут. К счастью, никто из кабинетов больше не вылетал и до пункта назначения добралась живой и невредимой.

– К черту, – шумно выдохнула я и, оправив черную строгую юбку, постучалась. Подождала несколько секунд и только тогда заглянула:

– Можно? Я Кира Ржевская, на собеседование.

Взгляд остановился на длинном прямоугольном столе, за которым сидели двое. Женщина лет тридцати пяти в очках с тонкой оправой и мужчина постарше, встретивший меня внимательным прищуром.

– Проходите, – строго откликнулась Александра Евгеньевна. – Садитесь, сумку оставьте на кресле.

Благодарно кивнув, исполнила сказанное и скромно села на краешек стула, сложив руки на колени.

– Итак, Кира Георгиевна, мы просмотрели ваше резюме. Вы закончили академию в прошлом году, но решили трудоустроиться только сейчас. Почему? – и Владимир Витальевич цепко уставился на меня.

Подавив волну негодования и раздражения, – всегда ненавидела, когда на меня так пялились – поправила темно–русый локон, выбившийся из прически:

– По семейным обстоятельствам я некоторое время не могла работать. Как только обстоятельства отпали, то сразу же начала просматривать вакансии.

– У вас диплом бакалавра. Планируете повышать степень квалификации и поступать в магистратуру?

Пришлось признаться честно:

– Хотелось бы, но, к сожалению, пока нет финансовой возможности. – И тут же торопливо добавила: – Но после трудоустройства планировала поступать в следующем году.

Александра Евгеньева вопросительно изогнула темную, почти черную, бровь.

– Почему вы не указали место прохождения производственной практики?

Я замялась. Не говорить же моим экзаменаторам, что на самом деле никакую практику я не проходила? Стоило сказать огромное спасибо за это одному человеку. Не он – так я бы не чувствовала себя сейчас, полностью севшей в лужу.

– Я занималась в клинике при академии, гражданско–правовой, – наконец, придумала, что сказать. Ладони вспотели – лишь бы они не стали проверять!

– Хорошо, – хладнокровное лицо руководителя юридического отдела не выражало ни единой эмоции. Плохо, очень–очень плохо. Нельзя было сказать, что я шла по жизни таким забитым зверьком, каким предстала перед начальством "Немезиса". Совсем нет, наоборот, я всегда считала себя довольно уверенным в себе, решительным и настойчивым человеком. Только вот перемены воспринимала с подозрением, потому в такие моменты сильно волновалась и переставала верить в себя.

×
×