Странная (СИ), стр. 2

- Слава поехали по тому адресу. – Водителю не надо было уточнять по какому.

За время сидения в ресторане, Виктор достаточно накрутил себя, чтобы, не задумываясь, отправиться к незнакомке. Да кто она такая. Тоже мне нашлась. Обыкновенная баба, а строит из себя. Какая-то Дарья Сергеевна Климова, как было написано в бумажке, посмела на него пренебрежительно посмотреть. На кого? На него, самого Собинова, у которого сам губернатор области пороги обивает.

Виктор не заметил, как машина остановилась. Он вышел из нее и прикурил.

- Второй подъезд, - подсказал Слава.

Виктор направился к двери и увидел, что замок сломан. Хорошо хоть взламывать не придется, он был готов и на это. Выбросив недокуренную сигарету, поднялся на третий этаж и, не задумываясь, нажал на кнопку звонка. Почти минуту ответом ему была тишина, а потом испуганный голос спросил:

- Кто?

- Откройте, поговорить надо. – Виктор уже успел накрутить себя, поэтому его голос мог напугать кого угодно, а уж девушку в первом часу ночи тем более.

- Пожалуйста, уходите, сейчас не время для разговоров.

Виктор только усмехнулся. Ага, сейчас. Тяжелый кулак со всей силы обрушился на дверь.

- Уходите немедленно, иначе я вызову полицию.

Дарья взяла телефон и только решила воплотить свою угрозу в жизнь, как тот зазвонил сам.

- Дарья Сергеевна, здравствуйте. Это водитель Виктора Николаевича, поверьте, вам лучше открыть, полиция не поможет, а его лучше не сердить.

Она слушала и не могла поверить всему происходящему, особенно тому, что все это происходит из-за одного танца. Дарья была в этом уверена. Бред какой-то. Положив трубку, она, немного поколебавшись, все же открыла дверь. Прислонившись к косяку, на пороге действительно стоял тот, с кем она просто протанцевала всего лишь один танец. Она невольно поежилась и крепче стянула на груди халат. Раньше она и не разглядела его толком. Оно ей и не надо было. А сейчас он показался ей просто огромным. Впечатление усиливалось из-за черных, как смоль, волос и налитых кровью глаз.

- Чаем напоите?- спросил Виктор с насмешкой.

Дарья молча распахнула дверь и направилась в кухню, не оглядываясь, уверенная, что гость идет за ней.

- Руки можно помыть здесь, - махнула она в сторону ванны. Проклятое воспитание. Сейчас конечно самое время предлагать незваному гостю умыться. Как ни странно, но он зашел в ванную. Дарья услышала, как включили воду. Да, полный дурдом.

Однако все тоже воспитание брало над ней верх, и она поставила чайник.

Виктор еще в прихожей заметил мужские вещи, а в ванной все только подтвердилось. Мужской халат, бритвенный станок… Только ревнивых мужей ему и не хватало. Но он понял, что не уйдет. Во всяком случае, не так скоро.

Остановился в дверях кухни и замер на несколько секунд. Она стояла у окна и смотрела в никуда. Именно так и было. Ее взгляд был направлен скорее в себя. А он беззастенчиво разглядывал ее. Волнистые светлые волосы собраны в хвост. Но несколько непослушных завитков все же выбились из прически и оттеняли белоснежную кожу. Виктор даже сглотнул. Так захотелось прикоснуться к тому месту, где были именно эти завитки.

Она, наконец, почувствовала его взгляд и обернулась. Посмотрела так внимательно и серьезно. А еще, как ему показалось, немного удивленно. Как будто ей понадобилось время, чтобы вспомнить, а что собственно он делает в ее квартире. Но она ничего выяснять не стала, а только вздохнула и стала собирать на стол.

- Садитесь. Как говорится, угощайтесь, чем бог послал.

Некоторое время прошло в молчании. Он добросовестно пил чай, а она едва пригубила и теперь просто держалась за чашку, как-будто не могла согреться.

- Послушайте… – она запнулась.

- Виктор, - подсказал он с едва скрываемой насмешкой. Ситуация действительно была странной. – А вас как зовут?

Немного поколебавшись, она все же ответила:

- Дарья.

Она просто произнесла свое имя, а ему жарко стало, словно у печки сидел. Как будто наваждение какое-то нашло. Виктор прекрасно видел, что смущает девушку, но заставить себя перестать разглядывать ее он не мог. Белоснежная, почти прозрачная кожа, и эта чуть вздернутая губа, как магнитом притягивали его. А еще обстановка в доме. Вся мебель была старинной, по-видимому, эта квартира вместе с мебелью достались в наследство от бабушки. Он как будто оказался на съемках какого-то фильма. Однако, Дарья прекрасно смотрелась среди этих вещей. Виктор был уверен, что если заглянуть в зал, там обязательно будет стоять пианино.

А еще он вдруг ясно понял сейчас, что вторгается в совершенно чужой ему мир, и что этого делать не надо, но он также понял, что встать и уйти просто не в состоянии…

- Послушайте, Виктор, может вы все-таки объясните цель своего позднего визита?

Он даже вздрогнул от неожиданности, настолько был погружен в свои мысли и был не готов к ее вопросу.

Обстановка обстановкой, но он то не из девятнадцатого века. Насмешливо посмотрел ей прямо в глаза, отчего она совсем смешалась и отвернулась.

- Сколько?

- Что? – Она снова посмотрела на него, уже с удивлением.

- Брось разыгрывать дурочку. Все ты поняла. За ночь сколько берешь?

- Вы сумасшедший?

Ее недоумение было искренним, но Виктора не так то просто было сбить с толку.

- Только не говори, что ты без всякого умысла надела то платье и накрасила губы, как сама знаешь кто. В таком виде только клиентов снимать. Так в чем дело?

Дарья невольно поднялась из-за стола. Она смотрела на Виктора если не с ужасом, то уж с полным недоумением точно.

- Убирайтесь сейчас же из моего дома, - произнесла она негромко, но твердо.

От ее отстраненности не осталось и следа. Ладони сжаты в кулак, глаза гневно сверкают. Дарья прошла к двери и для большей убедительности указала Виктору на выход.

- Убирайтесь, - повторила она вновь.

Но он только усмехнулся. Виктор привык играть по другим правилам и всех мерил по себе.

- Цену набиваешь. Ну что ж, это я понять могу. Только зря стараешься. Я и так не обижу. – С этими словами Виктор достал бумажник и кинул на стол пачку денег.

Дарья потеряла на какое то время дар речи. Но потом, придя в себя, она схватила деньги и, подойдя к окну, открыла форточку и бросила их на улицу. Она только и успела вновь развернуться к Виктору, когда он уже был около нее. Его руки не давали ей ни малейшего шанса. Виктор держал ее одной рукой за талию, а второй притянул голову и попытался поцеловать. Она отчаянно сопротивлялась, отворачивая голову. И все же ей удалось освободить одну руку. Звук пощечины, прозвучавший в тишине, отрезвил их обоих.

Тяжело дыша они смотрели друг другу в глаза, не в силах отвернуться. Он все еще удерживал ее, но не сильно, скорее по инерции. А она смотрела на его красное от пощечины лицо и не могла поверить, что сделала это. Никогда ничего подобного в ее жизни не было. Но и мужчин таких в ее жизни тоже не было.

Виктор отпустил ее и отступил на шаг. Алкоголь мгновенно выветрился.

- Простите.

Дарья пыталась унять мелкую дрожь, которая пронизывала все ее тело. Она скрестила руки на груди и опустила голову, не в силах произнести ни звука. Глаза помимо воли наполнились слезами. Она не могла до конца поверить в происходящее с ней. Может быть это кошмарный сон.

Виктор видел, как слезы градом потекли по ее лицу и тоже не мог поверить, что сделал это.

- Простите, - повторил он тихо и направился к двери.

Выйдя на площадку, он достал сигареты и закурил, продолжая размышлять над произошедшим. Ничего подобного с ним тоже не случалось. Никогда ни одна женщина ему не отказывала. Чаще он пытался избавиться от надоевшей любовницы. Хорошие отступные неплохо помогали в этом. Да и просто можно было припугнуть. Виктор привык только к таким отношениям, а про другие он не знал, или успел забыть. Дарья была другая, хотя поверить в это ему было трудно. Он привык, что в его мире все решают только деньги.

×
×