Каср'кин Рон (СИ), стр. 1

RedDetonator

Каср'кин Рон

Глава первая. Неизвестность – худшая из пыток

– Открывай свои глаза, сержант Уизли. – раздался смутно знакомый голос.

Рон приоткрыл глаза. Ослепительный желтый свет.

– Где я? – спросил Рон, водя глазами и оглядывая окружающее его пространство.

Деталей рассмотреть не удавалось – глаза будто покрыты какой-то плёнкой. Какой-то тёмный силуэт застилал половину обзора.

– Оу, моё упущение… Секундочку. – с глаз будто спала пелена, отчётливо стал виден представитель Адептус Механикус, известный Рону под именем Симир Беотис. – Ну как, лучше?

– Лучше. – ответил Рон.

Самочувствие было… никакое. Ничего не болело, даже обязательно появляющиеся после пробуждения фантомные боли куда-то ушли.

Сейчас он явно находился в некоей лаборатории: рокритовые стены, покрытые ультрапластиком, множество совершенно не медицинских устройств и приборов, перемигивающихся зелёным и красным, три сервитора, два скитария охраны, а также один явно отключенный преторианец.

– Это замечательно. – техножрец Беотис положил на антиграв-тележку инъектор с зеленой жидкостью. – Как тебе твои новые органы?

И тут в голове Рона рывком развернулись воспоминания. Схватка с хаоситами. Сгорающие в ярком пламени колдуны, разрываемые заклинаниями космодесантники, взрывы, раны, кровь, страх, всепоглощающее чувство слабости каждой клетки тела, лихорадочная борьба за жизнь, космодесантник, на остатках жизненных сил и злобы ползущий к нему, скоротечная схватка, ослепляющая и оглушающая боль, ярость, отчаянные удары штык-ножом, спасительное забвение, а затем единственный вопрос техножреца…

– Вижу, ты вспомнил, что предшествовало твоему появлению на моём верстаке, сержант Уизли. – заключил техножрец. – Значит, тебя интересует только то, как именно ты здесь оказался?

– Да. – ответил Рон.

– В тот день, когда ты отправился уничтожать последние «Истребители», я отправил вслед за тобой личный отряд скитариев. Они добили всех, кто пытался прорваться внутрь ДОТа, стащили с тебя тело осквернённого космодесантника и стабилизировали твоё состояние крайне дорогой и редкой системой жизнеобеспечения, после чего тебя доставили сюда и я аккуратно превратил тебя в альфа-егеря. Не паникуй, только нижнюю половину тебя, да и то не до конца. Я посчитал, что ты будешь расстроен, если я удалю твои причиндалы. Пришлось, конечно, поработать в непрофильной епархии генеторов, но получилось неплохо – твои «жизненно важные» органы в целости и полной функциональности, пусть для этого пришлось вживить тебе органическую мочеполовую систему, взамен утраченной. Верхняя часть туловища тоже пострадала, я старался сохранить как можно больше презренной органики, так как… На запись с напоминанием: вот об этом чуть позже следует переговорить подробнее. Конец записи. Так как должны были быть учтены твои уникальные… особенности, хм… Интересный ты субъект, Рональд Билиус Уизли, сержант Имперской гвардии… – манипуляторы техножреца сложились в задумчивую паутинку. – Далее. Ребра твои я заменил на металлокомпозитный каркасный аналог, который предотвратит повреждения подобные тем, которые ты перенёс в результате противостояния с осквернённым астартес. Так же я поступил с позвоночником, правда, только с наружным его слоем. Верхние конечности не пострадали, я их оставил без изменений, опасаясь потери твоих уникальных свойств. Голову я практически не трогал, лишь вживив керамитовые пластины под кожу, что защитит твой мозг от средней мощности ударов и лёгких осколков, но не защитит от прямых попаданий и сильных ударов. Теперь вернёмся к твоим внутренним органам. С ними я не сюсюкался, в качестве поджелудочной железы, печени и почек у тебя теперь один биосинтетический орган, с превосходством выполняющий все их функции и занимающий куда меньше места. В освободившееся полезное пространство я вживил систему жизнеобеспечения для твоего мозга, которая позволит тебе некоторое время бесполезно существовать даже после потери вообще всех органов. Но крайне не рекомендую терять голову, это отделит её от системы жизнеобеспечения, протянутой по позвоночнику и ты просуществуешь жалких пару минут. Имей это в виду. Сердце осталось прежнее, ибо есть теория, что оно тоже как-то связано с твоими, кхм, уникальными особенностями. Ты уникум, Уизли, цени этот дар Императора. За четыре тысячи лет своего существования, я не встречал существ вроде тебя, это показательно. Я уверен, что ты человек, человек, не связанный с Имматериумом никоим образом, но тем не менее, владеющий чем-то особенным…

– Про что ты говоришь, техножрец? – уточнил Рон, прекрасно понимая, о чём толкует Беотис.

– Я знаю о твоих сверхспособностях, Уизли. – озвучил очевидное техножрец. – Но так как ты не дал согласия на модернизацию до уровня альфа-егеря, мне пришлось немного творчески подойти к твоему восстановлению, в связи с чем возникла некая… задолженность. Ты дорого обошелся даже мне, одни только сплавы, примененные для твоей модификации, стоят больше десятков тысяч твоих годовых жалований. Я уже не говорю про восстановление органов… Ты мне должен, Уизли.

– И у тебя, конечно же, есть идея, как я должен расплатиться? – грустно усмехнулся Рон.

– Разумеется! – обрадованно ответил техножрец. – Альх-4-13.

– Это название мне ничего не говорит. – признался Рон.

– Это мир смерти в сегментуме Пацификус, секторе Спура, суб-секторе Эндор. – охотно ответил техножрец. – Я специально модернизировал тебя для выживания в его условиях. Именно поэтому твои лёгкие способны переходить в режим форсажа и успешно перерабатывать воздух даже с экстремально низким содержанием кислорода. Недолго, но всё же. Твоё никчёмное кожное покрытие осталось всё тем же, поэтому старайся не подставляться под кислотные гейзеры, даже моим ребятам там приходилось несладко. Твоей задачей будет добыча одного интересного СШК… Да, СШК, не делай такие страшные глаза. Награда за него будет зависеть от степени сохранности и полноты данных.

– То есть, я выполню задание, тем самым верну долг, а ты мне ещё за это заплатишь? – уточнил Рон недоверчиво.

– Если выполнишь. – ответил техножрец. – И да, заплачу сверху. Все богатства этого сегментума меркнут по сравнению с тем, что таится в одной из древних лабораторий, сокрытой в недрах этой мёртвой и смертельной планеты…

– Что мне нужно знать о данном мире смерти? – деловито поинтересовался Рон.

Внутренне он уже согласился – особых вариантов нет, он должен этому техножрецу, а долги Уизли всегда отдают.

– Знать нужно многое… – техножрец начал проводить какие-то манипуляции с когитатором. – Очень многое. Именно поэтому тебя ждут десятки часов обучения в процессе полёта к сектору Спура.

– Когда приступать? – поинтересовался Рон.

//«Флоренция», легкий крейсер класса «Стремление»//

Рон многое понял по пути к миру смерти Альх-4-13. Во-первых, Беотис не жалеет денег на эту операцию: ради одного Рона тащить целый крейсер, пусть и лёгкий, в совершенно захолустный уголок сегментума – это очень дорого. Вполне возможно, что его модификации столько не стоят. Во-вторых, что исходит из во-первых, техножрец делает большую ставку на Рона. В-третьих, техножрец морально не готов к провалу.

Три недели – столько потребовалось времени, чтобы добраться до суб-сектора Эндор. Две из них под Рона пичкали различной полезной и не очень информацией о мире смерти Альх-4-13. Что усвоил из этого Рон:

1. Дышать там можно, но нежелательно.

2. Друзей там нет, нужно стрелять во всё, что движется.

3. На поверхности лучше не стрелять, ибо последствия непредсказуемы.

4. В лаборатории всем заправляет сошедший с ума искусственный интеллект. Или не заправляет. Или не сошедший. Или не искусственный.

5. В случае провала никто за ним не придёт, но все орудия корабля будут направлены на вход в лабораторию и при отходе окажут необходимую поддержку.

×
×