Н-10 (СИ), стр. 54

Глава 9

Город Возмездие встретил нас грязью и едкой гарью.

Перед бегством Непримиримые, действуя по всем канонам, сожгли город, понимая, что сюда им уже вряд ли вернуться. Да и что они теряли? Если удастся выжить, а затем вернуться — город будут отстраивать Терпимые. Так что жги смело, да?

Горящие постройки залило дождем, что довершил дело. Город превратился в залитую водой и замешанной на пепле грязью помойку, куда соваться не хотелось категорически. Я и не стал. Постоял на гребне холма и пошел прочь, шагая через сгоревшее поле. Размокшие стебли и вылезшие из размокшей почвы обожженные корнеплоды чавкали под ногами.

Ночная Гадюка, что села на меня столь же идеально, как сшитый по меркам костюм, вела себя… А как вел себя экзоскелет? Как описать поведение собственной кожи? Сегодня моя кожа у локтя чуть суховата… а вот на коленях и щиколотках прямо идеально. Как-то так? Ночная Гадюка вела себя как обычно, с насмешливой легкостью выполняя любой мой приказ. Вот только особо сложных приказов я не отдавал. Я просто шагал вперед, таща на себе два центнера груза. Я шагал по тропам, ведя за собой единственного спутника. Мы двигались от одного наблюдательного гриба системы к другому, ведя себя как жадные до грибной мякоти слизни. Энергия. Она нужна постоянно. Поэтому наш маршрут было предельно легко предсказать даже полному дилетанту. Но я не переживал на этот счет абсолютно. Чего бояться живому на залитом водой кладбище? Разве что есть опасность свалиться в могилу и свернуть себе шею.

Мы проходили холм за холм, пересекали заполненные ревущей водой овраги, равнодушно давя первые робкие зеленые ростки, что показались из грязи. Живительная вода обрушилась на этот мир, став нам лишней проблемой.

За мной шел только Каппа. Шел молча. Он замолк с тех самых пор как увидел старую пожелтелую фотографию извлеченную мной из тайника. Когда я спросил, видел ли он эту девушку раньше, мечник отрицательно покачал головой. С тех пор он нарушил молчание лишь один раз — попросив пяток таблеток слез, пообещав, что принимать будет по четвертинке. Сам я с наркотой завязал. Благодаря системной очистке вен и органов не хотелось совершенно — разве что мозг жаждал, но с этой тягой я легко справился.

Нет.

Никакой наркоты. Никакого алкоголя. Все это имелось при мне. Но не трогалось и даже не вспоминалось. Я просто шагал и шагал по скользким тропам, а за мной столь же молча двигался молчаливый спутник.

Два стальных рыцаря в мертвом мире. Но это еще не все. Стив… он крался сзади. Почему? Да потому что пес одичал и привык передвигаться в одиночку. К тому же для того, кто не в экзе, так безопасней — держать дистанцию от тех, по кому придется первый удар. Изредка зверолюд показывался и давал знать, что еще жив.

Остальных я отправил на базу. Всех кроме Баска и пары подранков. Их я оставил в поселении Терпимых — по собственной просьбе Баска, когда тот понял, что я, после пары часов размышления, вообще решил всех отправить к чертям и двинуться дальше один.

Да. Так я решил. Что-то внутри меня велело так поступить. Что-то внутри меня не позволило мне так бездарно просрать жизни верных мне бойцов. А они бы погибли… или еще что похуже. Не знаю что именно. Но я почему-то был в этом полностью уверен.

Впереди смерть. И мы бодро шагаем ей навстречу.

Я. Отказавшийся уходить Каппа. И отказавшийся жить без плюшевого медведя спятивший зверолюд Стив.

Незримую границу между территориями «дикими» и «обжитыми» мы миновали в ровном темпе, углубившись в месиво скал и голых оплывших холмов. Тут тропы кончались, но поднявшиеся грибы системы были заметны издалека. Услужливая система сама подсказывала куда идти, указывая лазерными лучами направление. Это не погоня. Это ленивое преследование обреченных жертв. А они жертвы. Они умрут. Это я знаю точно. Я прикончу их любой ценой. Всех прикончу. А затем потребую себе награду. Или заберу ее силой.

Башня.

Башня…

Через два часа быстрой ходьбы мы заметили поваленную системную колонну. Она еще искрила. А все вокруг было усыпано красными листьями. Укрупненная картинка дала понять, что я вижу не листья, а мертвых Красных. Странно… они лежат такой плотной группой. А оружие валяется в десятке метрах прямо в грязи. Да еще и разряженное, тонут в лужах магазины и обоймы. Там же мокнут рюкзаки. Там же лежит под дождем, примотанный к рюкзаку, плюшевый медведь в обнимку с коалой.

Когда воющий от переизбытка чувств Стив прижался грудью к плюшевому медведю, я сжал его плечо стальной перчаткой и произнес:

— Уходи.

— Лид… я же слово дал… я… я щас в себя приду от счастья и…

— Уходи, пес. Назад к Баску. Понял меня? Если пойдешь за нами — убью.

— Лид…

— Понял?

— Понял.

— Твой путь завершен, пес Стив. Ты свободен.

— А башня?

Подняв забрало экза, я чуть наклонился, заглянул в мокрое лицо разумного зверя и с кривой усмешкой сказал:

— Сколько лет ты на свободе? А до Башни так и не добрался?

— Ну…

— Ты не готов пожертвовать своей жизнью, пес. Даже ради сурверских детишек. Даже ради них. Ты зверь, что хочет и дальше бродить по Чистой Тропе, пить чай у чужих костров, слушать чужие истории, вдыхать запах дыма, моря и сырого леса. Ты бродяга. А не герой. Уходи, пес. Если я увижу тебя еще раз — прострелю башку.

— Я ухожу… — опустил голову Стив — Я ухожу…

— Забирай из оружия и рюкзаков что хочешь — бросил я напоследок, шагая прочь.

Бесшумно опустилось забрало. Мы продолжили путь. Я не обернулся, не глянул напоследок на мокрую жалкую фигурку лесного пса. Система, без какой-либо просьбы с моей стороны, сама пояснила о произошедшем здесь. Хотя я и так понял по расположению трупов и оружию, что здесь случилось.

Змеи промчались мимо. Получили немного игл и пуль от системы, но их это не остановило. Колонна рухнула, но полусфера осталась активной. А красные решили сдаться. Сначала они бросили свою страшную змею хозяйку, затем побросали оружие, стащили шлемы и упали на колени перед полусферой подпустившей их системы. Здесь они покаялись в грехах, все как один признав, что совершили немало злодеяний и… система их всех расстреляла. Полевой суд. Даже без эшафотов. Даже без допросов. Почему? Потому что некие внутренние правила не позволяют системы вызывать сюда эшафоты и допросные — в эти дикие территории Мира Монстров. Нужна помощь героев. Я бы мог помочь, тем более что уже подходил сюда. Но… поваленная полусфера издыхала — вот-вот произойдет отключение. Система не могла рисковать — ведь гоблины так легко меняют свои решения. Сейчас они сдаются. А еще через час вдруг решают удрать… Логическое машинное решение. И сразу приговор. Десятки красных трупов на холме… Впервые одобряю действия системы — я бы поступил точно так же.

Из пояснений системы я узнал еще кое-что. Кевин, вместе с большим отрядом вооруженных и покорных его воле зомбаков, ушел куда-то в сторону, не став преследовать главных монстров этого мира. Ну да — вполне разумно. Кевин хочет собраться с мыслями. Ему надо оценить ситуацию. Действовать он начнет позже. Но мне это уже неинтересно.

Ступив на змеиный след, что напоминал русло реки, я повернулся к Каппе:

— Ты волен уйти, мечник. Я вряд ли вернусь назад.

Каппа молчал, стоя неподвижно под струями бьющего по шлему глефы дождя.

— Тебе решать — буркнул я и пошел по следу.

Судя по всему… шагать осталось всего чуток.

И снова предчувствие меня не обмануло.

Две огромные змеи, переплетясь, вытянули свои мертвые израненные тела в глубоком овраге, что превратился в их общую могилу. Стекающая со стен оврага жидкая грязь медленно погребала их. Такие огромные тела так просто не закопать, но даже искусственная природа справится с этим делом.

Бронированные костяные «кокпиты» раскрыты. Брассара и Даурра… между ними расстояние в сантиметры. Сестры воссоединились. Теперь уже навеки. Сотни мертвых гусениц медленно тонут в грязи.

×
×