Бегущий по лезвию бритвы, стр. 9

— И прогнать его по шкале Войт-Кампфа?

— На словах звучит просто, — сказал Брайант, скорее самому себе, чем Рику.

— Извините, не понял?"

— Я намерен связаться с руководством фирмы «Роузен», пока ты летишь, — ответил Брайант, молча посмотрел на Рика, вздохнул и принялся обгрызать ногти, пока точно не решил, что сказать дальше. — Я собираюсь обсудить с ними возможность включить в проверку несколько людей, перетасовав их с андроидами. Но ты не будешь заранее знать, кто есть кто. Мы примем решение, согласовав его с производителями. К моменту твоего прибытия все будет подготовлено. — Он резко поднял руку, указывая пальцем на Рика, его лицо стало жестким. — Тебе впервые предстоит выступать в роли старшего охотника за премиальными. У Дейва за плечами опыт многолетней работы, масса накопленных знаний.

— Как и у меня, — серьезно ответил Рик.

— Ты получил их от Дейва, он всегда решал самостоятельно, что взять себе, а что перекинуть на тебя. Теперь же тебе достались шестеро анди, которых он собирался усыпить самостоятельно; одному из них удалось его опередить. Вот этому. — Брайант развернул информ так, чтобы Рик мог самостоятельно прочитать. — Макс Полоков, — все же произнес Брайант. — Во всяком случае, именно так называет себя этот анди. Допуская, конечно, что Дейв не ошибся. Версия строится только на его предположениях. Тест Войт-Кампфа был применен к первым трем анди из списка, двоих Дейв убрал, но потом натолкнулся на Полокова. Все произошло прямо во время теста: Полоков подстрелил Дейва, когда тот задавал очередной вопрос.

— Что подтверждает уверенность Дейва в безошибочности теста, — подытожил Рик. («Иначе бы Дейва не подстрелили из лазера; иных мотивов убийства у Полокова не было».) — Будет лучше, если ты прямо сейчас отправишься в Сиэтл, — скомандовал Брайант. — Молча. Переговоры с Роузеном я возьму на себя. А ты прислушивайся и принюхивайся. — Инспектор поднялся на ноги, подошел к Рику и сурово произнес:

— Когда будешь проводить тест Войт-Кампфа, и если случится, что один из людей его провалит…

— Невозможно, — запротестовал Рик.

— Несколько недель назад мы беседовали с Дейвом на эту тему. Он пришел тогда ко мне со своими соображениями, и они совпали с моими. Я как раз получил письменную справку от советской полиции, прямо из ВПУ, с которой надлежало ознакомиться всем, даже колониальным полицейским управлениям. Группа психиатров из Ленинграда уведомила ВПУ о своем заключении. Они запросили наиболее поздние и наиболее точные персональные профильные аналитические устройства, использующиеся для идентификации андроидов, — другими словами, шкалу Войт-Кампфа — и применили ее к тщательно отобранной группе шизофреников и больных с раздвоением личности, то есть к своим пациентам. В особенности к тем, кто обнаруживает так называемую «чувственную или аффективную тупость». Ты, наверное, слышал.

— Это как раз то, для чего применяется школа Войт-Кампфа, — сказал Рик.

— Значит, ты понимаешь, что заставило их обратиться в ВПУ.

— Проблема существует давно. С того момента, как мы впервые столкнулись с андроидами, внешне похожими на людей. Единодушие в их оценке полицией вытекает из статьи Лури Кампфа, написанной восемь лет назад, — «Блокирование ролевой функции у недеградировавших шизофреников». Кампф сравнивал снижение эмпатических способностей, обнаруженных у людей с нарушениями психики и кажущимся внешним сходством, но в основе своей…

— Ленинградские психиатры, — бесцеремонно перебил Брайант, — считали, что определенные подтипы больных людей не смогут выдержать теста по шкале Войт-Кампфа. Если применить к ним тест в присутствии полицейских, то можно принять их за гуманоидных роботов. Ошибка станет очевидна только после того, как они будут мертвы.

— Но все эти типы и подтипы, — сказал Рик, — должны…

— Да, должны находиться под присмотром в специальных учреждениях. Они не могут ориентироваться и жить во внешнем мире; они наверняка не могут оставаться незамеченными, как несомненные психопаты. Если только кто-либо из них спятил быстро и внезапно, а вокруг не оказалось никого, кто способен заметить его состояние. Могло произойти только нечто подобное…

— Вероятность — один к миллиону, — возразил Рик, хотя и понимал, к чему клонит Брайант.

— Дейва беспокоило, — продолжал Брайант, — появление андроидов с новым мозгом «Нексус-6». Компания «Роузен», правда, заверила нас, что «Нексус-6» можно вычислить стандартным профильным тестом. Нам пришлось поверить им на слово, а теперь, как мы и предвидели, их слову требуется подтверждение. Ты понимаешь — не так ли? — к каким серьезным последствиям приведет твоя неудача в Сиэтле? Если тебе не удастся определить всех гуманоидных роботов, у нас не останется надежного аналитического устройства, и нам никогда не удастся найти сбежавших анди. Еще хуже, если ты идентифицируешь человека как андроида… — Брайант холодно улыбнулся. — Мы окажемся перед лицом… Сложится жуткая ситуация, пусть даже все, включая сотрудников «Роузен», будут держать язык за зубами и наш провал не станет известен общественности. Нам останется одно — сидеть сложа руки с безразличным видом, хотя.., придется поставить в известность ВПУ, а они, в свою очередь, сообщат в Ленинград. Так что в итоге пресса обо всем пронюхает. Единственная надежда, что к тому моменту мы разработаем новую шкалу… — Он снял трубку видеофона:

— По-моему, ты собираешься немедленно взяться за дело? Воспользуйся служебным ховером, заправь его на нашей насосной станции. Поднявшись, Рик спросил:

— Могу я забрать материалы Дейва Холдена? Я изучил бы информы по дороге. — — Давай-ка сначала проведем испытания шкалы в Сиэтле, — сказал Брайант безжалостным тоном, который Рик Декард хорошо прочувствовал.

Когда Рик припарковал ховеркар полицейского управления на крыше «Роузен Ассошиейшн Билдинг» в Сиэтле, он с удивлением обнаружил, что его встречает молодая женщина. Темноволосая и стройная, в модных массивных защитных очках, она приблизилась к ховеру Рика, засунув руки глубоко в карманы длинного и широкого полосатого пальто. На ее небольшом резко очерченном лице застыло выражение молчаливого безразличия.

— Что случилось? — спросил Рик, выбравшись из припаркованного кара.

Девушка тут же, но весьма уклончиво ответила:

— Ах, я не знаю. Какие-то дела после разговора с инспектором по видеофону.

Она резко вытащила из кармана руку, протянула Рику, он неловко пожал тонкие пальцы.

— Я Рейчел Роузен. А вы, наверно, мистер Декард.

— Я прилетел не по собственной инициативе, — кивнул Рик.

— Да, понимаю, инспектор Брайант изложил нам суть дела. Но вы официальный представитель полицейского управления Сан-Франциско, а в вашем ведомстве принято считать, что корпорация Роузена не стремится к достижению общего блага.

Она внимательно следила за Риком из-под длинных черных ресниц, возможно искусственных.

— Гуманоидный робот действует как любая другая машина, — ответил Рик, — его состояние колеблется в широких пределах и может резко меняться — от общественно полезного до общественно опасного. Первое состояние нас не интересует.

— Но как только появляется общественно опасный объект, — подхватила Рейчел Роузен, — вы тут же оказываетесь поблизости. Это правда, мистер Декард, что вы охотник за премиальными?

Он растерянно пожал плечами, но кивнул.

— Вам не составляет труда видеть в андроиде инерта, — заключила девушка, — и вы запросто «прихватываете» его, как принято говорить.

— Вы уже подобрали группы для проверки? — спросил он. — Я бы предпочел заняться делом… — Он, сбился и замолчал, внезапно увидев животных компании «Роузен». Могущественная корпорация, отметил он, может себе позволить. В самой глубине мозга Рик, несомненно, предвидел, что натолкнется на роскошную коллекцию; он не удивился, почувствовав нечто большее, чем обычную зависть. Забыв о девушке, Рик осторожно подошел к ближайшему вольеру. Он стоял настолько близко, что чувствовал их запах, даже несколько запахов прекрасных созданий, которые сидели или стояли, а одно, очень напоминавшее енота, спало.