Бегущий по лезвию бритвы, стр. 36

— Что даст нам возможность прихватить его. Вероятно. Все зависит от того, в каком он физическом и психическом состоянии.

— А сигнал не повредит нам? — спросил Изидор.

— А он прав, — Прис посмотрела на Роя Бати. — Сигнал подействует на Изидора.

— Если да, что из того? — отмахнулся Рой, продолжая прикреплять провода к устройству. — Он выбежит из дома в панике, только и всего. А нам это даст время действовать. Охотники не станут убивать Изидора; его нет в их списке. Поэтому он — наше лучшее прикрытие.

— Ничего другого ты, конечно, придумать не мог, Рой? — резко произнесла Прис.

— Нет, — ответил он. — Не мог.

— В-возможно, з-завтра я д-достану оружие, — напомнил Изидор.

— Ты уверен, что система не будет реагировать на Изидора? — спросила Прис. — В конце концов, он ведь.., ну, сам знаешь.

— Я добавил в устройство компенсирующую схему, которая не станет аналогизировать его личные эманации, — объяснил Рой. — Сигнал тревоги прозвучит только при появлении человека, настоящего человека. — Нахмурившись, он внимательно посмотрел на Изидора, даже не задумываясь над тем, что только что сказал.

— Вы — андроиды, — произнес Изидор. Но он уже не боялся; ему было уже все равно. — Теперь я понимаю, почему они хотят убить вас, — добавил Изидор. — Вы действительно неживые. — Теперь ему стало все совершенно ясно. Охотник за премиальными, убийство их друзей, бегство на Землю, приготовления и предосторожности…

— Употребив слово «человек», — Рой Бати пояснил Прис, — я использовал неточный термин.

— Может, и так, мистер Бати, — вздохнул Изидор. — Но какая, собственно говоря, разница? Лично для меня? Я хочу сказать: я — специал; и не то чтобы надо мной очень уж издевались, но я, по крайней мере, не смогу эмигрировать. — Он почувствовал, что его понесло, как folletto «Folletto — сумасброд (итал.).». — Вы не можете прилетать сюда, я не могу улететь… — Он одернул себя, замолчал.

После некоторой паузы Рой Бати лаконично сообщил Изидору:

— Вам бы не понравился Марс. Можете считать, что вы ничего не потеряли.

— Я с удивлением раздумывала, сколько времени тебе понадобится, — Прис повернулась к Изидору, — чтобы разобраться. Мы сильно отличаемся от людей, да?

— Возможно, это и есть та ловушка, в которую попали и Гарленд, и Макс Полоков, — уточнил Рой Бати. — Они были так чертовски уверены, что никто ничего не заметит." Как и Люба.

— Вы слишком умны! — Изидор очень удивился, неожиданно разобравшись в них, удивился, почувствовав необычайный прилив сил и радости. Восхищения и признательности. — Вы оперируете абстрактными понятиями, и вы не… — Он запутался, он не мог подобрать соответствующие слова, чтобы состыковать их в понятные предложения. Обычная история для Изидора. — Моя мечта — иметь такой же ум, как у вас, чтобы пройти тест, чтобы меня не называли пустоголовым. Я считаю вас, если можно так сказать, своими родителями; и я стараюсь многому у вас научиться…

Через несколько минут, закончив работу, Рой Бати сообщил:

— Все готово.

— Но он все еще не понял, — сказала Прис, голос ее прозвучал с надрывом, но очень громко, будто она надеялась, что звук заглушит неприятные воспоминания, — как нам удалось сбежать с Марса. И что для этого пришлось сделать.

— Но у нас не было иного выхода, — проворчал Рой Бати.

Около распахнутой двери в холл стояла Ирмгард Бати; они обратили на нее внимание, только когда она присоединилась к общему разговору.

— Ну, не думаю; что нам стоит беспокоиться из-за мистера Изидора, — честно призналась она; торопливо подошла к нему, заглянула Изидору в лицо. — С ним они обращались так же плохо, как с нами; его не интересует, как нам удалось сбежать с Марса; он знает нас, и мы ему нравимся, а наша эмоциональная поддержка значит для него больше, чем все остальное, вместе взятое. Конечно, нам непросто понять его, но я все говорю правильно. — Потом она, стоя почти вплотную, вновь обратилась к Изидору, внимательно на него глядя. — Ты можешь заработать чертову уйму денег, если сообщишь в полицию. Ты понимаешь? — Резко повернувшись, она сказала мужу:

— Он все понимает, но он нас не выдаст.

— Вы настоящий человек, Изидор, — сказала Прис, — вы гордость расы людей.

— Будь он андроидом, — откровенно признался Рой, — нас бы прихватили завтра утром за десять минут. Он бы отправился на работу, и.., охотники тут как тут. Я благодарен ему. — Изидор не мог понять, серьезно говорит Рой или, как обычно, насмехается над ним. — Мы не надеялись встретить на Земле друзей. Даже одного друга. Мы ожидали натолкнуться на толпу враждебных лиц, на ненависть и злобу, направленные против нас. — Рой скорее закашлялся, чем рассмеялся.

— Я абсолютно спокойна, — заявила Ирмгард.

— Вместо того чтобы дрожать от страха, — заявил Рой.

— Давайте проголосуем, — предложила Прис, — как мы поступили на корабле, когда не могли договориться.

— Хорошо, — согласилась Ирмгард. — Я молчу, но предупреждаю: нет другого человеческого существа, которое пустит нас к себе и поможет нам. Ведь мистер Изидор просто… — Она запнулась, подбирая слово.

— Специал, — подсказала Прис.

Глава 15

Голосование проходило в нарочито торжественной обстановке.

— Мы должны остаться, — объявила Ирмгард и уточнила:

— В этой квартире и в этом здании.

— Я за то, чтобы убить мистера Изидора и перебраться в другое место, — заявил Рой Бати.

Рой, Ирмгард и… Джон Изидор.., повернулись к Прис, напряженно ожидая ее решения.

— Я голосую за то, что мы должны остаться здесь, — тихо произнесла Прис. И добавила чуть громче:

— Дж. Р, знает окружающий мир, и это перевешивает опасность, которая от него исходит. Совершенно очевидно, что мы не можем жить среди людей, оставаясь незаметными: так прихватили и Полокова, и Гарленда, и Любу, и Андерса. Это то, что погубило их всех.

— Они поплатились за свою беспечность, и мы повторяем их ошибку, — заспорил Рой Бати. — Каждый из них поверил человеку, посчитав, что этот человек отличается от остальных людей.

— Откуда нам знать, что произошло в действительности, — возразила Ирмгард. — Мы можем только догадываться. Я считаю, что они, что… — она неловко взмахнула руками, — они слишком свободно разгуливали среди людей, как будто они… Даже пели со сцены, как Люба, например. Мы полагаемся лишь.., да, я уверена! Рой, мы полагаемся на первопричину собственной гибели! Нас убивают из-за того, что мы — будь оно все проклято! — чрезмерно умны! — Ирмгард посмотрела на мужа, ее дыхание резко участилось; маленькие груди — ив такт дыханию, и в такт гневу — стремительно поднимались и опускались. — Мы слишком сообразительны… Рой, ты даже сейчас, прямо сейчас, прямо здесь, черт тебя побери, совершаешь все ту же ошибку!

— Думаю, Ирм права, — согласилась Прис.

— И поэтому мы вверяем наши жизни в руки субстандартного, насквозь изъеденного пылью… — начал спорить Рой, но резко остановился. — Я очень устал, — тихо добавил он. — Мы слишком долго и трудно добирались сюда, Изидор. А здесь мы еще не прижились. К сожалению.

— Надеюсь, — радостно заверил Изидор, — я смогу сделать ваше пребывание на Земле более приятным. — Он действительно почувствовал уверенность. И прилив сил. Ему показалось, что наступил кульминационный момент всей его жизни — тем более что утром он вернул свой давно утраченный авторитет, справившись с разговорами по видеофону.

Вечером, как только истекло рабочее время, Рик Декард полетел через весь город в район, где несколько кварталов занимали крупные зоомагазины: огромные стеклянные витрины, заманчивые вывески, красочные проспекты, рекламирующие товар.

Жуткая депрессия, захлестнувшая Рика, вот уже несколько часов не выпускала его из своих сетей. Он прилетел сюда посмотреть на животных, поболтать с торговцами; он надеялся, что только здесь ему помогут увидеть — во тьме ужасной депрессии — светлую точку, вернее, выход из лабиринта подавленности. По крайней мере, все предыдущие визиты в небольшой зоомир, насыщенный красотой и элегантной естественностью животных, их натуральными, вызывающими благоговейный трепет запахами, заканчивались для Рика на мажорной ноте. Он очень надеялся, что добьется положительного результата и в этот вечер.

×
×