Когда ты желанна (ЛП), стр. 19

- О, ради Бога, - нетерпеливо сказал он. - Вы сейчас не на сцене, мадам. Вы всегда должны быть так чертовски мелодраматичны?

- Вы сказали, что хотите обсудить со мной какие-то дела, - напомнила она ему. - Не присядете ли? - Селия пересекла комнату и заняла одно из кресел, скрестив ноги, как мужчина, одно колено над другим.

Саймон остался там, где стоял, глядя на нее сверху вниз.

- Я думаю, вы знакомы с сэром Лукасом Тинсли?

Она удивленно моргнула, но быстро пришла в себя.

- Я?

Саймон нахмурился.

- Вы встретили его в студии Лоуренса.

- Я встретила?

- Вы соблазнили его.

- Как я это сделала? - удивилась она.

- Вы пригласили его прийти в театр, чтобы увидеть ваc, - сказал он, сдерживая раздражение.

Селия рассмеялась.

- Этого достаточно, полагаете, чтобы соблазнить одного из вас, мужчин? Сильный пол, как бы ни так. Вы глупый пол! Разве вы не знаете, молодой человек, что я приглашаю всех прийти ко мне в театр? Молодыx и старыx, высокиx и маленькиx, богатыx и бедныx, мужчин и женщин. Бродяг на приставных стульях, лорд Саймон. Это то, как я зарабатываю на жизнь.

- Вы позировали для Лоуренса. Тинсли видел вас каждый день в течение трех недель.

- Вы имеете в виду, что эти встречи не были случайными? Он приходил, чтобы увидеть меня?

- Я догадываюсь, вы позировали обнаженной.

- Да. Сэр Томас пишет «Judgment of Paris».9 Я, разумеется, Венера, и награждаюсь золотым яблоком. Ну, я не могла позволить ему изобразить мое лицо на чужом уродливом теле, не так ли? Это не преступление, лорд Саймон. Это искусство. К тому же cэр Томас очень хорошо платит мне.

- Я не сомневаюсь в этом, - сухо вымолвил он. - Сэр Лукас увлекся вами. Он послал вам бриллиантовое колье.

Она покачала головой, сбитая с толку.

- Как вы сказали, его звали?

- Сэр Лукас Тинсли.

- Старый король угля! Почему вы так сразу не сказали? Да, конечно. Я встретила его в студии Лоуренса. Такой милый старикан. Мне он очень понравился. Мы хорошо пoладили. У нас много общего.

- Например? - заинтересовался Саймон, ошеломленный.

- Мы оба родились в бедности и безвестности.

- Один из вас должен вернуться туда.

- Это удивит вас, я знаю, лорд Саймон, но не все из нас были рождены с серебряными ложками во рту. Некоторым из нас приходиться работать, чтобы есть.

- Вы называете это работой, не так ли? Пьяная на сцене, как павлин? Показывать свое обнаженное тело всему миру?

- Если бы я хотела услышать проповедь, молодой человек, я бы пошла в церковь. Есть ли смысл всему этому?

Саймон сосредоточился на точке позади ee головы и резко вздохнул.

- Сэр Лукас желает вернуть свое бриллиантовое колье. Я пришел, чтобы забрать его.

Селия подняла свои красивые брови в прохладном презрении.

- Почему? - спросила она.

- Почему? Вы смеете спрашивать? Вы не смогли выполнить свою часть сделки, мадам.

- Что это за сделка?

- Вы обещали, что предоставите ему свои услуги. Взамен он послал вам ожерелье. Вы должны либо сдержать свое обещание, либо вернуть ожерелье. Ваш выбор, мадам.

Она сердито уставилась на него.

- Вы совсем сошли с ума.

- Не изображайте невинность, Селия. Не со мной. Я слишком хорошо вас знаю.

- Вы меня совсем не знаете, - с гневом сказала она. - Вы действительно думаете, что я продам себя за бриллиантовое колье? Я, Селия Сент-Ли! Если я захочу бриллианты, все, что мне нужно сделать, это щелкнуть пальцами. Я даже не ношу драгоценности. - Это было правдой. По крайней мере, вне сцены она никогда не носила украшения. Селия могла носить цветы, ленты, кусочки кружева, перья - но никогда драгоценности. Когда ее спросили об этом, она сказала: «Я не могу позволить себе бриллианты, и я отказываюсь носить подделки».

- Тогда вы не против вернуть его.

Селия внимательно посмотрела на него.

- Почему вы здесь? В любом случае, какое вам дело? - потребовала она. - Я думала, вы служите принцу Уэльскому. Вы теперь также сторожевой пес сэра Лукаса Тинсли?

- Я являюсь другом любого представителя моего пола, с которым плохо обращается один из вашего, - ответил Саймон, бросая ей ее же слова в ответ.

Ее глаза заблестели.

- В самом деле? Ваша репутация предшествует вам. Но вы не найдете меня такой же легкой добычей, как бедная миссис Клегхорн.

- Я чувствую уважение к миссис Клегхорн. Она сдержала свое слово.

- Принни тоже сдержал свое слово и дал ей долговую расписку. Только вы ее потом отняли. Бедная женщина! Когда вы оставили Клегхорн, она была так напугана, что не могла говорить. Говорят, ее волосы поседели от ужаса. Но я не боюсь вас, лорд Саймон. Вы не запугаете меня. Ожерелье было подарком. Я никогда не обещалa ему ничего взамен.

- Вы, должно быть, обещали ему что-то. Зачем еще он бы дал вам ожерелье стоимостью в три тысячи фунтов?

- Три тысячи? Он заплатил слишком много.

- Верните его, - угрожал Саймон. - Отдайте ожерелье, иначе вы никогда не избавитесь от меня, Селия Сент-Ли. Я сделаю это делом своей жизни - погубить вас.

Она засмеялась.

- Я уже согласилась убить себя, когда моя красота исчезнет. Разве вы не знаете, когда выиграли, молодой человек?

- Ожерелье, мадам.

- Нет. В любом случае, у меня его больше нет. Я отправила его обратно.

- Когда? - резко потребовал он.

- О, я не знаю, - небрежно ответила она. - Дайте подумать! Вчера? Днем раньше? Жизнь такой вихрь! Я не знаю, прихожу или ухожу!

- Сэр Лукас не получил его.

- O, нет. Я отправила ожерелье обратно не ему. Вы думали, это то, что я имела в виду? Нет-нет. Я отправила его обратно ювелиру. Оно оцарапало мою шею, когда я примеряла его. Мистер Грей хочет подложить бархат. Он должен вернуть ожерелье в ближайшее время. Я собираюсь носить его на сцене.

Саймону  не хватило терпения.

- Или верните ожерелье, или отведите сэра Лукаса в постель, - яростно отрезал он. - Что это должно быть? Тщательно выбирайте.

- Что вы собираетесь cделать со мной, сэр? Потащите меня в постель мужчины силой, разденете и будете держать, пока он наслаждается мной? Это было бы неприятно.

- Не будьте смешной, - холодно оборвал ее он. - Мы оба знаем, что я могу усложнить вам жизнь Вы надеетесь стать любовницей моего брата?

Она пожала плечами.

- Если вы так говорите.

- Верните ожерелье, и я не буду стоять у вас на пути. Откажетесь, и я расскажу своему брату... насчет нас.

- Вы имееете в виду, что еще не рассказали ему? - воскликнула Селия.

- Поверьте, мадам. Он не был бы заинтересован в вас, если бы знал.

- О нашей ночи вместе? Как весело нам было! Вы не сказали ему?

- Я никогда не говорил ни одной душе.

- Вы осторожны. Я думала, что вы меня порекомендовали.

- Ни черта подобного! - грубо сказал он. - Любить вас было самой страшной ошибкой, которую я когда-либо совершал.

- Любить меня! - тихо воскликнула Селия. - Вы любили меня?

- Я так думал, - ответил он. - Я думал, что нашел рай на земле.

Селия улыбнулась самодовольно.

- Я знаю! У меня до сих пор хранятся письма, которые вы отправляли мне, когда были в лагере в Брайтоне. «Дорогая, когда ты приедешь?»

Саймон недоверчиво уставился на нее.

- Вы сохранили мои письма?

- Вы писали мне преданно каждый день в течение трех недель. Не думайте, что меня не соблазняли. Номера над магазином! Катание на лошадях в морском параде или что-то еще. Я даже поехала к Швейцеру, чтобы разработать дизайн амазонки для верховой езды, выбрала цвета - синий, белый и золотой, как ваша форма. Но до конца месяца я... я yслышала, что вы нашли рай на земле с кем-то еще.

- Я ждал вас так долго, как мог, - сухо сказал он.

- Три недели! - Она засмеялась. - Какая верность!

- Верность! - Саймон пoкраснeл от гнева. - Вы смеете говорить о верности! Вы были любовницей лорда Палмерстона, когда закрутили роман со мной.

×
×