Пепел. Книга вторая, стр. 10

– Иди сюда. – оборачиваюсь на голос Майкла и вижу, что он пододвинулся на кровати и откинул одеяло. Чтобы я легла с ним. Всё, я официально заявляю – я идиотка. Я не знаю, что делать. – Мы просто поговорим. – уверяет он.

– В постели? – туплю я.

– В постели. – с совершенно серьезным лицом говорит он, но в его взгляде пляшут искры веселья. Или это не веселье?

Вдох.

Выдох.

Не думай.

Просто не думай.

Это же так просто.

Шаг, второй.

И вот я стою возле кровати.

Паника. Это однозначно паника.

Делаю шаг назад. Мне не хватает воздуха.

Майкл протягивает руку и останавливает меня от побега.

– Успокойся. Я не сделаю ничего, чего бы ты не захотела. – тихий шёпот и его горячая ладонь на моей руке заставляют меня нервничать еще больше. И я ему верю. Вот себе уже не доверяю.

Медленно опускаюсь на кровать и ложусь лицом к Майклу. Он расслаблен. Кажется, он ожидал, что я приду. Даже не удивился. Как такое возможно? Если я сама не знала, что окажусь сегодня в его постели? Смотрю в янтарные глаза и понимаю, это самая завораживающая вещь в мире.

– Что сказал Преподобный? – спрашивает Майкл, и я ему за это благодарна. Это подходит под предлог для моего прихода. Ночью. Одна. В чертовой пижаме… Всё, Джей, забудь.

– Его не было, я разговаривала с Саито. – и я рассказала Майклу о том, что моя мама отказалась от меня. И, кажется, камень на сердце уже не такой огромный как был утром. Мне так легко и спокойно стало. И я понимаю, что всё это благодаря мужчине, который внимательно меня выслушал.

– Так ты… успокоилась? – тихо спрашивает он.

– В плане?

– Больше не будешь рисковать своей жизнью ради этой женщины?

– Я… – его слова заставляют меня задуматься. И я понимаю. Я, как и Стейси, просто хочу семью и друзей. И у меня сейчас появился шанс обрести это. – Нет, не буду.

– Пообещай. Мне. – он действительно требует от меня обещания, я вижу его стальной взгляд и не задумываясь соглашаюсь.

– Обещаю. Тебе. – произношу это, и Майкл прикрывает глаза и выдыхает.

– Хорошо.

– Хорошо. Помнишь, когда я была в больнице… после…

– Казни. – подсказывает он и я продолжаю.

– Ты рассказывал мне историю… расскажи до конца. – я действительно часто вспоминала мальчика из его рассказа.

– Я думал, ты не слышала.

– Слышала, но не всё. Эта история о тебе? – не думаю, что он ответит.

– Не только. – гипнотизирует меня взглядом и проваливаясь в прошлое начинает свой рассказ. – Когда мир пал, семья из трех человек решилась спастись бегством. Мужчина знал, что должен был во что бы то ни стало доставить любимых жену и сына в так называемое… Подземелье. Но этому не суждено было произойти. В спешке они схватили всё самое необходимое, какие-то вещи, лекарства, еду. Вышли в дождливую ночь, на парковку. Там их ожидал элегантный красный ягуар… но, чтобы дойти до него мужчине пришлось стрелять в незнакомую ему ранее женщину. Она сидела возле водительской дверцы машины… на ребенке… и вгрызалась в его уже мертвое тело. – замирает на том же месте, что и прошлый раз, не думаю, что ему приятно вспоминать такое. Протягиваю свою руку к накрываю его ладонь. Слегка сжимаю пальцы и чувствую ответное пожатие. – Мама, неся мальчика на руках, как могла закрывала ему глаза и, тихо всхлипывая, следовала за мужем. Но их сын всё видел. Эта картина запечатлелась в его памяти навсегда. Красная машина, дождь, кровь, смерть. С течением его жизни из памяти будут стираться лица его родителей, но лицо этого мальчика он не забудет никогда. Мокрое, с прилипшими ко лбу прядями волос темного цвета. Губы приоткрыты, скорее всего он кричал. Машина тронулась с места, и мальчик в последний раз взглянул в окно.... и увидел как ребёнок, который был ещё жив, смотрит на него, лежа в луже грязи и крови… глазами янтарного цвета. Машина унесла прочь семью, мальчик просил остановиться и помочь ребенку, но об этом не было и речи. Его никто не слушал. На выезде из города машину сбила волна одичавших людей. У них отсутствовал инстинкт самосохранения, и они были очень голодны. Машина, что неслась на большой скорости, не стала для них помехой. Из разбитого окна не мертвые первой вытащили женщину и разорвали её на глазах у мужа и сына. Мужчина плакал… Точнее рыдал и кричал, как раненый зверь. Но через минуту он пришел в себя и вспомнил о мальчике, что плачет рядом с ним. Пока толпа чудовищ была занята, мужчина схватил сына и бросился бежать в сторону леса. Он бежал так быстро, как только мог. Вот первые деревья. Ещё примерно сто метров и будет возможность спастись. Но он не успел, тварь догнала их и сбила отца с ног и в эту же секунду вонзила свои зубы в шею мужчины. И он закричал сыну, что было сил: "Беги". И мальчик побежал. Один. Совсем один. Без мамы и папы маленький ребенок остался в лесу ночью, именно в день, когда жизнь перестала быть ценной. Но далеко малец не убежал. Та же самая тварь, что растерзала отца, преследовала его, и она была в десятки раз быстрее. Настигла ребенка у леса. Схватила одной рукой и бросила в дерево. После наклонилась над телом и укусила. За плечо. Мальчик закричал от боли и ужаса. В это мгновение он услышал, как выстрел прорезал воздух, и что-то над ним взорвалось, и мальчик оказался покрыт с головы до ног кровью и останками. Сотни военных вышли из леса в ночном тумане, словно спасители мира. Но, к сожалению, мир им спасти не удалось. Военный по имени Джек остановился возле мальчика и посмотрел на его разодранное плечо. Поморщился и наставил пистолет на ребенка… но выстрелить он так и не смог. По какому-то стечению обстоятельств, этот мальчик не обратился. В эту ночь он потерял свою семью и цвет глаз, что был прежде. Они стали янтарного цвета, как и у мальчика на парковке. Военный привез ребенка домой и познакомил со своей женой Мегги. Они были замечательной парой. И подарили мальчику кров и семью.

Он замолкает и смотрит мне в глаза, продолжая поглаживать мою руку.

– Этот мальчик – это ты. – говоря это я даже не представляю, что пережил маленький Майкл в ту ночь.

– Да.

– Мне жаль.

– Да. И мне.

– Вот почему у тебя такой цвет глаз. А какие они были раньше? – не могу представить его с другим цветом.

– Если честно, я этого уже не помню.

– Тату на плече…

– Закрывает шрам от укуса. Это никто не должен знать. Мегги была врачом, и она много раз пыталась понять секрет моего случая, но это ей так и не удалось.

– Они скрывали это от всех?

– Да. Они приняли меня как сына. Оберегали меня. Пока я был маленьким, я просто всегда ходил в рубашках с длинным рукавом, и проблем с этим не возникало. Но после поступления на военное дело, шрам было невозможно прятать, и я сделал рисунок волка.

– Но ты же человек?

– Я не уверен.

– Ты человек! Ты даже больше, чем человек.

– Я немного другой. Более выносливый, более быстрый и у меня отменный слух. – на этом он улыбается и меня посещает озарение.

– Ты слышал, о чем мы со Стейси говорили.

– Да. И мне действительно нравится, когда твои волосы распущены. – утыкаюсь лицом в подушку, я готова сгореть со стыда.

Майкл обнимает меня и с тихим смехом поворачивает спиной к себе. Прижимает и я чувствую его поцелуй на своих волосах.

– Спи.

– Здесь?

– Только здесь.

Теперь я тоже улыбаюсь и послушно закрываю глаза. Вот сейчас я действительно понимаю, нужно было прийти к нему раньше. Намного раньше.

– Спокойной ночи.

– Спокойной ночи.

И Морфей унес меня в свои сказочные страны за считанные секунды. Я уснула с улыбкой на губах, не представляя, что ожидает меня утром.

Глава шестая

Это был самый спокойный сон из тех, что я помню. Мне так тепло и уютно находиться здесь и сейчас, что я не хочу открывать глаза. Ещё не до конца проснувшись, понимаю в чьих объятьях нахожусь. Майкл. Только с ним я могу чувствовать себя под абсолютной защитой.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

×
×