Падение небес (СИ), стр. 60

Клинок поднялся. Его лезвие смотрело точно на меня. Я обнажил и свой меч. Приготовился к бою.

У гулхара десятый ранг. У меня тринадцатый, я значительно сильнее, на его стороне семь сотен лет опыта и знаний. Посмотрим, кто кого.

Бросаю искру в портал, глушу его. Двери лучше держать закрытыми. Следом кидаю усиленный бур в гулхара. Он его игнорирует, магия не успевает добраться, как рассеивается. Что за…

Кидаю ещё десяток заклинаний, максимально ускоряюсь, обрушиваю силу со всех сторон. Но император действует изящно. Остается на месте, отточенными движениями блокирует всё, чем я атаковал.

Создаю щит сразу в скале под его ногами, остальными ударами прикрываю это. Дергаю вверх и подкидываю врага. Срабатывает и гулхар делает сальто назад. Его это мало взволновало, замечаю, как он точечными выплесками силы контролирует свой полет, а потом разрушает мою магию.

Удалось сместиться от портала на пару десятков метров. Я продолжаю натиск, но итог один — любые заклинания разбиваются о его защиту.

В какой-то момент рисунок боя меняется. Император переходит от защиты к нападению. Прилетает изумрудное копье, что с легкостью проходит выставленные щиты и застревает в последнем слое обороны.

Следом за копьем прилетает и другая магия. Каждый раз, словно играясь, гулхар пробивает меня ровно настолько, чтобы оставить минимальный зазор до смерти. Хотя почему словно, он играется, это факт. Наглядно показывает разрыв в мастерстве.

Перехожу на тяжелую магию. Кидаю обманки, а сам создаю заклинание Армагеддона. Я успел его усовершенствовать.

Скалу вспучивает, направляю эту волну разрушений на императора, сам прыгаю вперед и бью тараном за тараном. Ему приходится отступить, слишком много силы я вкладываю в заклинания. Земля перед нами превращается в филиал ада. Камень течет и плавится, воздух заволокло дымом и пеплом.

Ответный удар показал, что сила не только есть у меня. Прилетает оплеуха и я отлетаю на сотню метров, успеваю затормозить перед самой аркой. Но нет времени прохлаждаться, вскакиваю и бросаюсь обратно в схватку.

Врубаюсь в гулхара, давлю его щиты голой силой, он отвечает мне тем же. Сходимся клинок на клинок, зависли в воздухе на десятиметровой высоте.

Напряжение в точке столкновения нарастает. Воздух дрожит, рвется пространство.

Мечи соскальзывают, набранная сила устремляется вниз, пробивает скалу насквозь.

Бросаемся друг на друга, рычим, как звери, вижу в глазах врага неприкрытую ярость. Ушло спокойствие, отброшена изящная магия. Сила на силу, воля против воли.

Дети императора наблюдают за нами, зависли в воздухе, но не вмешиваются. Чувствую себя гладиатором на арене.

Скала под ногами дрожит, трещит по швам. Гулхар кидает убийственную магию, я пробую её отражать в землю, но понимаю, что так скоро рухнет остров, превратим его в обломки. Один раз перенаправил в одну из дочерей, так та отбила удар обратно.

Теперь и мы с императором зависли в воздухе. Двигаемся на пределе скорости. Воздух густой, как патока, сопротивляется нашей мощи, но не может противиться.

Мозги гудят от напряжения, просчитывают атаки врага. Сплету заклинание, но вижу, что враг уже приготовил ответ, приходится усложнять удар и так по кругу.

Перехожу к заготовкам, что готовил как раз на такой случай. Бросаю звуковую бомбу. Пришлось серию атак сплести, чтобы доставить её ближе к голове гулхара. Сам щиты на уши поставил, избежал звукового удара.

Есть попадание. Императора контузит на секунду, а я ему уже световую бомбу в глаза бросаю, сам же рвусь вперед, пробиваю щиты и жалю острием меча в горло врагу.

Но тот успевает восстановиться. Отражает атаку, пробивает уже мои щиты и впечатывает меня в скалу.

А потом вокруг материализуется сфера магии. Я оказываюсь внутри кокона. Щупы бьют из него, проходят любые щиты, вонзаются в тело.

Чувствую, как теряется чувствительно от каждого касания. Выжигаю голой силой гадость, но их много. Слишком много.

Разрубаю сферу мечом, вырываюсь из неё, но тут точно в грудь попадает копье силы. Снова меня впечатывает в скалу, протаскивает по ней.

Тело едва слушается. Пытаюсь защищаться, но враг слишком умел. Легко обходит потуги.

Пробивает мне одну руку, потом вторую. Добирает до ног. Приковывает к камню.

Злая магия давит. Требует защищаться и тратить последние силы.

Император склоняется надо мной, смотрит в глаза. Ну же, давай, добивай уже, чего ждешь. Но нет. Он почему-то медлит.

Вижу, как в его руках формируется заклятье. До боли напоминает магический ошейник. Только вот на порядок сложнее.

Гулхар улыбается. Видит, что я понял, что он задумал. Хочет полностью подчинить меня. А потом может направить на землю, чтобы я там всё разрушил. Изящная месть.

От его пальцев мне на голову ложатся нити. Это можно было бы назвать лаской, если бы не было так жутко. Ощущают прохладу прикосновений. Как нечто чужеродное проникает нет, не в мозг, гораздо глубже — в душу.

По иронии, портал на землю совсем рядом. Сделай пяток шагов и окажешься по другую сторону.

Душу и разум сковывает холодом. Перед глазами марево, почти ничего не вижу.

Ощущаю, как личность распадается на куски. Как нити вгрызаются в неё, порабощают.

Понимаю, что ещё секунда и меня не станет.

Хотел бы я сказать, что перед глазами проносится жизнь. Но нет. Ничего такого нет.

Просто наваливается пустота.

Наваливается, как океан. Неотвратимая стихия.

Она несется неумолимо, как гильотина.

Но спотыкается.

Последним оплотом, который дает отпор, оказывается холодная ярость. Мысль, что сейчас меня сделают снова рабом, уже по-настоящему, в полную силу, и что весь пройденный путь будет зря…

Эта мысль взрывается холодной ярость, что я выковывал долгие месяцы.

Она как бушующий поток пламени, набрасывается на нити, выжигает их, возвращает ясность сознания.

Я очнулся и увидел рядом императора. В его глазах мелькнуло секундное удивление, а в следующих вдох я хватаю его руками.

Притягиваю к себе, заваливаю вниз… Он делает кувырок, вскакивает, я следом.

У него за спиной портал. Расстояние три метра. Кидаю себе за спину заклинание, а сам рвусь вперед.

Без магии и хитрости, врубаюсь в него, сношу весом и злостью и мы оба влетаем в проход, который успеваю заново открыть.

Сзади раздается грохот, волна отдачи бьет в спину, я врезаюсь в дерево, падаю на землю. Чувствую, что проход схлопнулся, а место, где он стоял, с другой стороны превратилось в филиал ада.

Я вернулся домой.

Но дела ещё не закончены.

Поднимаюсь, выпускаю меч. Пробую призвать магию, но её заблокировало. Снова прекратилась вырабатываться, будто я опять упал с небес. Но нет, это всего лишь другой мир. Мой мир.

Император тоже успел подняться. Стоит, смотрит зло, но не магичит. Уже понял, что произошло и какая цена у перехода. Может сила вернется, но на адаптацию нужно время.

Набрасываемся друг на друга. Теперь голая сила, никакой магии. Мечи сталкиваются, разносится звон, летят искры.

Но я не собираюсь устраивать долгие поединки. Смешаю клинок. На секунду его лезвие оказывается аккурат напротив лица врага.

Выстрел.

Император дернулся и вместо переносицы лезвие входит ему в глаз. Уж не знаю, на что способно его оружие, но явно, когда ему выдавали такие возможности были неизвестны.

На землю оседает труп. В уцелевшем глазе застыло недоумение.

Выдергиваю лезвие и сношу голову.

Чтобы наверняка.

Теперь всё. Я точно вернулся.

Эпилог

Оказался я далеко от дверей своего дома. И от цивилизации тоже. Сначала подумал, что и вовсе с миром промахнулся. Но нет, как оказалось, попал туда, куда надо. Увидел самолет в небе, до боли знакомый. В тот момент рухнул на колени, где стоял и обнял землю. Жадно вдыхал родной воздух.

×
×