Падение небес (СИ), стр. 51

Его лапа медленно опускается. Размерами она с грузовик. Клешня входит точно в ту щель, куда попадали гулхары и откуда они пытались выбраться. Я прыгаю в сторону и едва успеваю спастись. Земля дрожит, ходуном ходит, как при землетрясении. Лапа поднимается и снова опускается, но я уже бегу со всех ног в сторону. Новый толчок, спотыкаюсь, лечу вперед и падаю, ухожу в кувырок.

Страшно до одури, но страх придает сил, помогает действовать методично. Оборачиваюсь на секунду и мозг запечатлевает картину. Не сразу понимаю, что увидел, но постепенно приходит осознание.

Тварь размером с девятиэтажку, похожа на краба. Или на живую гору, что бредет по пустошам на клешнях. Ими и добывает пищу. Загребла клешня всех тех, кто не успел выбраться из ямы и сейчас в пасть тащит. Но там нет живых, один лишь фарш, перемолотый вперемешку с камнями и грязью.

Бегу так быстро, что сам себе удивляюсь. Мотивации вагон и больше. Через полкилометра оборачиваюсь. Вокруг мгла, пепел клубится, но монстра всё равно видно. Я успел оценить его силу. Ранг в несколько раз больше, чем у ведьмы. А ведь у неё девятый и она подобна богам. У чудовища же на порядок больше. Сложно сказать. Ума не хватает оценить те силы, что скрываются в этом колосе.

До места, где началась погоня, где гулхары сбросили найденную добычу, домчался минут за пять. Знатно мы с ними побегали, и это сейчас было на руку. Нужно оказаться как можно дальше от исполина. Страшно представить, что будет, если он решит ударить магией.

Вот же хрень. Хочется выругаться грязно и проклясть всех. Если здесь обитают такие монстры, я труп. Участь превратиться в отбивную наиболее вероятна. Если только…

Чтобы дать себе хоть какие-то шансы, я добрался до запасов с кристаллами. Каких здесь только не было, в том числе восьмого уровня нашлись. Так и светятся, как гирлянды на новый год. Времени разбираться нет, впитываю ровно половину от силы своего ядра, уходит десятая часть от восьмерки.

Подхватываю остальное, нагружаю себя по полной, как грузчик фанатик. Да, это меня замедлит, но нужно пару часов продержаться, дальше проще будет. Впитаю постепенно всё в себя. Тем более силы уже восстановились от такой то подпитки, чувствую себя бодро. Не просто груз тащить буду, а шансы на выживание, так что справлюсь.

Вокруг пока тишина. Подозрительная. Но монстр явно затих. Громадину легко заметить заранее, учитывая, как внушительно она топает. Я её сейчас едва-едва улавливаю, где-то совсем на периферии.

Главное дерьмо в том, что я потерял диск храма. Об этом стараюсь не думать, слишком легко в апатию впасть. Это был единственный билет обратно домой и я егопросрал. Нужно будет позже вернуться, может найду среди обломков. Но шансы, откровенно, малы.

Словно насмехаясь и желая усугубить безнадегу, сверху обрушивается ведьма. Я не сразу понял, кто это. Вот с одной из скал метнулась тень, врезалась в меня и повалила на землю. Груда мешков сыграла против меня, я не успел среагировать, слишком увлекся тяжкими мыслями о диске.

Её кулак врезается в грудь, ломает кости. Я отлетаю назад, но она меня ловит, поднимает, как котенка. С виду хрупкая, а дури как на отряд мужиков. Я не успел выпустить броню, так что прочувствовал её силу в полной мере. Выпускаю защиту с опозданием.

Но и ведьма знает, к чему готовиться. Одной рукой держит, второй ловит формирующиеся пластины и отрывает их, отшвыривает в сторону. Это дает секунду, чтобы собраться и ударить ей в ответ. Я дернулся вперед и припечатал её лбом.

Брызнула кровь, нос этой бабы всмятку. Дергаюсь, упираюсь ногами ей в туловище и откидываю себя от неё, падаю на землю, в тот момент, когда ведьма отшатывается.

Секунда, и она снова готова к бою, набрасывается, в руках оружия нет, но она сама — оружие. Двигается молниеносно, я едва поспеваю. Там, где пропускаю удары — остаются вмятины на броне.

Натиск столь силен, что даже меч выпустить нет времени, тут бы вдохнуть лишний раз.

Но и я не мальчик для битья. Пускаю энергию в мышцы, сам ускоряюсь, усиливаю себя. Теперь бьемся на равных.

Через десяток секунд отскакиваем друг от друга. Смотрим зло, оценивающе. У неё нос уже восстановился, только кровь на лице осталась. Остальные пропущенные удары тоже исчезли, как новенькая стоит.

Я отвечаю тем же, раны давно исцелены, но и энергии с каждой секундой заданного темпа меньше.

Внезапно она успокаивается. Зло из глаз уходит, приходит холод. Смотрит цепко, выплескивает слова.

— Зачем ты бьешься, чужой? Ради чего? — говорит на чистом русском, совсем без акцента. Это напоминает, какой ценой знания были получены.

— А у меня есть выбор? Расклад ведь простой. Либо ты, либо я. Да и кровь между нами. Большая.

— Есть и другой путь. Диск цел. Помоги мне его активировать, и мы оба спасемся.

Как волшебник, она достает его из мешка. Через секунду прячет обратно.

— И что дальше? Ты придешь в мой мир, чтобы захватить его?

— Да зачем он мне нужен? — возмущается женщина, — Я жить хочу! Понимаешь? Просто жить!

Сказать, что я опешил, это ничего не сказать.

В этот момент сзади доносится скрип. Я бы не заметил, но нервы были обнажены. Непроизвольно дергаюсь, и ситуация бросается вскачь.

Чужой клинок пробивает доспех и входит под лопатку, застревает в ребрах. Ведьма тоже прыгает вперед и наносит удар в голову. От этого мир темнеет, делает кульбит и возвращается на место.

Ускоряюсь до предела и бью ей в челюсть сверху вниз. Да так сильно, что Кана подлетает на добрые полметра. Я же заваливаюсь набок, враг сзади пытается извлечь клинок.

Отмахиваюсь от него, рука в перчатке врезается в плоть, и давление ослабевает. Шатаюсь, делаю пару шагов назад и окидываю взглядом того, кто напал на меня. Это какой-то гулхар, ранг седьмой, одет в кожаные доспехи, фигура мощная. Явно воин.

Но мне от этого понимания не легче. Выпускаю меч и готовлюсь к последнему бою. Ведьма обманула. Отвлекала внимание, тварь, пока ко мне подкрадывались.

Перемирия не будет.

Глава 20. Одиночество

Вдалеке снова раздается грохот. Идет поступь колоса в нашу сторону. Ведьма и гулхар расходятся в разные стороны, берут в клещи. У них нет оружия, зато у меня два меча. Правда один торчит из спины, и я ощущаю, как он лишает сил.

Ждать не стал. Выстрелил клинком в мага. Тот дернулся и на лету поймал лезвие. Ведьма бросилась вперед.

Дергаю клинок обратно и он разрубает ладонь зарвавшемуся воину. Алая кровь брызнула на пепел, следом тройка пальцев приземлилась.

Встречаю Кану с мечом. Она отбивает лезвие рукой, то уходит в сторону, кулак летит мне в лицо, но делаю шаг назад. Возвращаю меч обратно, двигаясь на пределе сил, оставляю кровавую борозду на предплечье врага.

Но и та в долгу не остается. Перед ней формируется сгусток силы и врезается в меня, сминает, протаскивает по земле. Спасает то, что магия ослаблена, тело трещит, но выдерживает.

Мощный удар ногой в корпус подбрасывает меня и делаю пару кувырков вокруг оси. Меч вылетел, но призываю к себе и он послушно возвращается в ладонь как раз в тот момент, когда ведьма набрасывается.

Клинок входит ей в живот, она наваливается сверху, изо рта её вырывается сгусток крови и падает мне на лицо. В глазах врага недоумение. Она словно не верит, что её ранили.

Только вот и мне досталось. Меч, что торчал в спине, вошел ещё глубже и вышел с другой стороны. Ведьма так плотно врезалась в меня, что тоже насадилась на него. Мы прикованы, как любовники, только вот любви между нами нет. Лишь два окровавленных тела.

Она упирается руками, хочет вырваться из смертельных объятий, только куда пошла, а ну вернись. Не придумываю ничего лучше, чем вцепиться зубами ей в шею.

Теперь между нами ещё больше страсти и крови. Я пытаюсь разорвать жилы, нанести максимальный ущерб, но эта тварь вырывается.

Успеваю провернуть клинок, расширить её рану, оттуда активно кровь хлещет и уже не так быстро тело восстанавливается, как раньше.

×
×