Падение небес (СИ), стр. 3

За это время удалось полностью восстановиться физически и по-тихому править энергетические каналы, с которыми было в разы сложнее. Я опасался привлечь внимание, поэтому действовал совсем по чуть-чуть. Невидимость выручала. Я её использовал непрерывно всё это время и навык настолько развился, что закрепился как рефлекс. Бессознательное автоматически скрывало ядро с энергией внутри. С каналами аналогично. Если туда не подавать энергию, то и не заметно. После боя они выглядели, как куча рваных ниток, что сказывалось и на здоровье в том числе. Поэтому полное восстановление — это я про физический уровень. Так-то сохранялось ощущение человека после тяжелой болезни. Могло замутить ни с того, ни с сего. Или резко в сон клонить. Тошнота и головокружение — к ним я быстро привык. Насколько, что решился на риск и взялся за правку.

Делал это, когда в лагере наступала условная ночь. Часть стражей разбредалась по палаткам, где и ночевала. Замечу, что на улице становилось едва темнее, словно белые ночи.

Разрывы шли по всему телу. Особенно пострадали конечности. Вот с них я и начал. Сшить и срастить каждый канал — это выдать себе порцию жгучей боли. Я научился не стонать, хотя иногда хотелось завыть, настолько пронзающее это было ощущение. Учитывая, что каналов были сотни — мне выпала муторная и болезненная задача по исцелению себя. Гори оно синим пламенем.

Томительное ожидание закончилось на четвертый день. В загон зашел надсмотрщик и жестами велел топать на выход, что и было сделано. Двигались шеренгой, едва переставляя ноги. На них висели тяжелые колодки, в которых при всём желании быстро хрен походишь. Я встал в конце построения и жадно впился глазами в пейзаж, в поисках новых деталей.

Конечной точкой прогулки стала металлическая платформа с впечатляющим диаметром в пару сотен метров не меньше. Лежала она прямо на земле и сейчас на неё заканчивали грузить собранные ресурсы. Отдельного упоминания стоила куча кристаллов, что в магическом плане светилась круче новогодней елки. Если такое богатство на усиление храма пустить, то за день был бы взят двадцатый уровень. Эх, несбыточная мечта.

В течение следующего часа на платформе собралась большая часть лагеря. Кто-то седлал драконов и взлетал вверх, но пару десятков стражей я легко насчитал. В том числе среди них нашлась и та самая валькирия, что убила Влада и взяла меня в плен. Я побаивался её разглядывать, но нет-нет и бросал взгляды.

Жесткие скулы, черные глаза и волосы, заплетенные в тугую косу сзади. Кожа белоснежная, как фарфор. В магическом плане взглянуть ещё страшнее, потому что есть все шансы обжечься.

Ах да, главное её отличие в размерах. Она была крупнее, чем мужские представители их вида ниже рангом. Как будто обычную женщину увеличили. Если смотреть издалека, то можно принять за типичную девушку, но вот вблизи… Уверен, что только за счет силы мышц она сможет разорвать меня на части. Да какой меня, всех здесь собравшихся. Нельзя сказать, что она мускулистая, скорее наоборот, но вот только размер… Где-то на голову выше меня, при том, что я сам вполне себе высок.

Помимо стражей здесь нашлись и другие разумные. Как оказалось, штук тридцать дикарей, не тех, что сидели со мной в загоне, выступали кем-то вроде… Хм… Работников? Или рабов?

Они трудились. Таскали тяжести, мешки и кристаллы, всё то, что успели собрать. Одевались в схожую одежду или скорее униформу, имели с собой какие-то инструменты и следили за погрузкой, точнее выступали грузчиками. А ещё у них вокруг шеи в энергетическом плане светились характерные такие полоски, что и наводили мысли о рабах.

Я поднял голову наверх, туда, где парил остров стражей. Если там живут небожители, каждый из которых круче некуда, а внизу бегает бесплатная рабочая сила, то логично предположить, что так сказать старшая раса додумалась до рабства. И почему бы не решить этот вопрос с помощью магии?

По коже пробежали мурашки. А что если эта магия имеет свойство полностью подавлять личность? Вот это я встрял тогда. Захотелось рвануть прямо сейчас, только вот присутствие рядом валькирии на корню губило любые глупые мысли. В рабстве шансов больше, это я отчетливо понимал.

Парочка стражей где-то пятого ранга, насколько могу судить, разошлась по сторонам диска, и повеяло силой. От этого мурашки не просто побежали, они в пляс пустились. Внезапно диск, на котором мы все находились, дрогнул и стал медленно подниматься вверх.

Так, вот он, шанс сбежать. Надо проскочить, прыгнуть вниз и улепетывать со всех ног. Словно прочитав мои мысли, один из рядом сидящих пленников сорвался и рванул вперед. До конца диска ровно девятнадцать шагов, я считал. Он преодолел их все. Как-то дикарь умудрился снять колодку с ног, поэтому бежал резво. Проскочил одного стража, второго, перепрыгнул через ящик и добрался до края…

А когда прыгнул, его тело разорвало на атомы и кровавую волну снесло за борт. Сделал это обычный маг третьего ранга, что спокойно сидел на одном из бревен. Даже не встал.

Намек я понял. Да, я быстрее этого доходяги, но здесь есть и помощнее воины. Не говоря уж о том, что вокруг кружили десятки драконов.

Ударить прямо вниз? Проломить металла и провалиться? Как вариант, но здесь почти полметра толщины, быстро не пробью. Если вообще пробью. В любом случае это заметят сразу же.

Пока я судорожно пытался родить план спасения, остров взлетал всё выше и выше. В какой-то момент думать о том, как выбраться стало бессмысленно. Даже если прыгну вниз, это всё равно смерть. Уже слишком высоко.

Последнее, что я увидел, перед тем, как нижние острова исчезли из видимости, это то, как они стали расходиться. Точнее, я сначала почувствовал.

Валькирия стояла возле борта. В её руках сформировалось заклинание, что скользнуло куда-то вниз. А потом там разошлась энергетическая волна. Я отчетливо услышал, как вслед за ней затрещали скалы. Это так острова отодвигались друг от друга. Гул нарастал, расходился в сторону как волны от брошенного камня.

Получается, это именно стражи ответственны за их сбор вместе? А что, удобно. Собрали всех, монстры передрались, они же потом отобрали кристаллы себе. Профит. Я уж не говорю о награбленных ресурсах. Кто знает, какая это по счету платформа?

Но всё это ерунда. На меня навалилась апатия. Если острова разбегаются, то, как мне теперь найти свою базу? Нужен летающий транспорт, придется как-то захватить необычную птичку, потому что таких здесь нет, а дракона. Подружиться с ним, скрыться от погони и ещё свой остров найти. Было от чего загрустить. План казался безумием.

В этот момент я почувствовал чей-то взгляд на себя. Обернулся и увидел смотрящую прямо в глаза валькирию. Я замер, как кролик, что увидел удава. Что-либо сказать о её эмоциях невозможно, она смотрела непроницаемо, цепким и холодным взглядом. Длилось это пару секунд, после чего она ушла в другую часть диска. Я понял, что не смог бы отвести взгляд. Это как смотреть в глаза смерти. Долгую минуту я сидел в прострации и приходил в себя.

И что это было? — родилась первая мысль. А потом на смену ей пришла злость. Вот кого стоит винить в своих бедах. Чертова тварь. Если мне суждено сдохнуть в этих краях, нужно умудриться забрать её с собой на тот свет. И всех стражей в придачу, чтобы неповадно было.

Остров медленно поднимался вверх. Город стражей приближался. Я сидел в окружение пленников, не зная, какая судьба ждет впереди. Внутри разгоралась холодная ярость. Она сталкивалась с чувством бессилия, но и не думала утихать. Гремучая смесь.

Одно я осознавал точно. Либо соберусь, смогу адаптироваться и стать сильнее, либо умру безвестным, в рабстве у врагов.

Глава 2. Острова над островами

По мере подъема наверх открывалось всё больше деталей об островах над островами. Как и говорил Влад в своё время, действительно несколько штук сцеплены между собой. Я увидел сдерживающие их цепи, что десятками торчали по днищу горных массивов. Может и сверху они были сцеплены, может ещё как, но это пока оставалось закрытым от обзора. Если быть точным — три острова, что объединены в один. Не самые маленькие по отдельности, вместе они впечатляли и подавляли, нависали над головой, как исполины. По местным меркам — высота это почти идеальная защита. А ещё это идеальная тюрьма, — с горечью думал я.

×
×