Падение небес (СИ), стр. 23

Сразу показываться парню на глаза я стал. Зачем видеть местным трогательную сцену воссоединения? Поэтому ещё с час занимался своими делами и теми задачами, что выдали, попутно наблюдал за тем, какое движение вокруг новичка происходит. К парню вышел, когда момент подгадал. Ажиотаж по поводу его появления снизился, внимание уменьшилось, тут я и появился. Выглядел Серый… Плохо. Побитый, в кровоподтеках, хромает, на пол лица свежий шрам. Интересно, чего его так долго держали, если он языка не знает?

Первым делом парнишка доковылял до барака и рухнул прямо рядом с ним. Максимум, на что его хватило — это опереться на стену. Там он это время и просидел, пока я к нему не подошел.

— Смотрите, новый чужой. Свежее мясо пожаловало, — шутили дикари над ним. — Эй, ты чего тут валяешься, как дерьмо?

— Да он не понимает тебя, не видишь что ли? — злорадствовали они, — Такой же тупой, как и его соплеменник. Вот пусть он о нем и заботится, пойдем, это не наше дело.

Любовь, дружба, толерантность. Ну хоть бить не стали и то хлеб. Это был основной формат диалогов касательно появления нового лица.

Когда основная масса рабов скрылась в бараке, я подошел к Серому.

— Макс?! — смотрел он ошалевшим взглядом, — Ты живой?!

— Тише, не шуми, — шикнул я на него, — И не задавай глупых вопросов. Я тебе помогу, только давай отойдем.

Подхватил парня и оттащил его подальше от входа, чтобы скрыться от чужих глаз.

— Ты как, голоден? Вот, держи, — протянул я ему какой-то местный то ли фрукт, то ли овощ, который заранее припас как раз для этого момента.

— Спасибо, — вцепился парень в еду. Ожидаемо гулхары не озаботились кормежкой пленника.

— Рассказывай, как они тебя поймали?

— А какие есть варианты? Прилетели и поймали, уроды. Остальных убили, я один выжил, — грустно сказал он, а взгляд стал пустым.

— Эй, вернись сюда, парень. Потом грустить будешь. Сколько вас было то?

— Ещё двое, если не считать меня. После того как ты… После того, как пропал, я очнулся и не понял, что произошло, куда все делись. Нашел туши убитых монстров, кое-как восстановил события, ну и пытался выжить. Разобрался с храмом и пригласил пару людей.

— Понятно. Что с храмом они сделали?

— Разрушили. Диск себе забрали и отдали женщине, которая у них главная. Я его видел у неё, когда она меня пыталась допрашивать.

— Гадство. Очень плохо, что он у них. Гулхары за ним специально охотились, что-то задумали.

— Гул… Кто?

— Это те, кого Влад стражами называл.

— Понятно. Я нашел его труп. Разорванный. Сразу и не понял, что это он. По оторванной голове только узнал. Думал и тебя убили там же.

— Жизнь сложная штука, парень. Особенно в этом мире, — вздохнул я. — Что они у тебя спрашивали?

— Да кто его знает. На своем языке что-то лопочут, хрен поймешь.

— Это хорошо. Меньше шансов, что узнают что-то ценное.

— А зачем им диск может понадобиться?

— Точно не знаю. Может, чтобы своих воинов улучшать, а может, чтобы портал на землю пробить.

— Это возможно.

— Что именно? — вздернул я бровь.

— Портал. Мы развили храм до шестнадцатого уровня, там дальше открылась ветка развития. На двадцатом появляется возможность вернуться домой и создать устойчивый проход.

— Мать… Это с одной стороны хорошо, а с другой жопа.

— Макс, а если они нагрянут на землю, то…

— То жопа и будет. Ты, наверное, не представляешь, какая сила есть у местных. Помнишь великана? Вот он третьего ранга. А та ведьма, которую ты видел, валькирия, как её Влад называл, имеет где-то девятый ранг.

— Я видел её энергетику, немного… Пылает, как солнце. Но не особо разобрал деталей. Во сколько раз она сильнее великана? В три?

— Плохо у тебя с математикой, парень. Она его где-то в тысячу или две раз сильнее. Уверен, она остров при желании уничтожить может взмахом руки.

— Это же как ядерное оружие, — округлились его глаза, — Супер босс. Или бог.

— Вот именно. Представляешь, что будет, если она на Землю попадает? Где нет чудовищ и нет того, кто может ей хоть что-то противопоставить.

— А как же оружие, технологии?

— Ты освоил уже магию? Умеешь пользоваться? — спросил я его, хотя видел, что источник энергии находится на уровне среднего третьего ранга.

— Да.

— Вот и представь, сможет ли тебе что-то сделать автомат, если щит поставить?

— Нет. Но если ракетами обстрелять, то сомневаюсь, что выдержу.

— Ну вот, а четвертый ранг это раз в десять больше энергии, чем у тебя. Пятый — еще раз в пять больше, чем у четвертого. Дальше сам можешь прогрессию прикинуть.

— Ты прав, это жопа. Есть идеи, что с этим делать?

— Есть, но пока не будем об этом. Твоя задача сейчас восстановиться. Как чувствуешь себя?

— Паршиво. Избили меня от души, но организм постепенно исцеляется. Регенерация творит чудеса.

— Славно. Пойдем, отведу тебя в барак и покажу, где можно спать.

— Погоди, Макс. Расскажи, что здесь вообще происходит? Что за рабский ошейник у нас на шеях?

— А ты не догадался? Он именно что рабский. Теперь ты раб, Серый. Привыкай. И да, не советую бунтовать. Он бьет болью, стоит ослушаться приказа.

— Это я уже прочувствовал на себе, — вздрогнул он. — Эта злобная баба не гнушалась причинять боль, пока до неё не дошло, что рассказать я ей ничего не смогу.

— Она вообще без тормозов. Почти абсолютная власть и личная мощь. Ей тут нечего стесняться. Ладно, плевать на неё, пойдем спать, завтра расскажу, что здесь и как, держись меня, главное.

— Да мне тут всё равно больше некого держаться, куда я денусь.

В этот раз парень смог подняться сам. Отдых и еда делали своё дело, помогали ему восстановиться. Я окинул его взглядом и отметил, как сильно парнишка изменился. Мышцы стали мощнее, взгляд жестким, хоть и выглядел сейчас погасшим. Черты лица тоже посуровели, видимо прошедшие два месяца закалили его, сделали настоящим воином. Надеюсь, он не сломается. Всё же я рад, что мы встретились. Вдвоем как-то веселее, как минимум можно разделить груз проблем.

Глава 10. Тик-так

Тик-так. Часики тикают. Идет обратный отчет.

С утра пообщаться с Серым не удалось. Он провалился в сон сразу, как я помог ему устроиться. А на утро за мной пришли. Хоть не ночью вытащили, даже удивительно. Неужели ведьма блюдет режим? Сомневаюсь, что с её силой ей нужен сон, но кто знает.

Уж по привычному маршруту отвели меня в лабораторию шулглах.

— Чужой. Пообщался с соплеменником? — задала она первый вопрос. Диск от храма лежал рядом, на столе. Вполне целый, если судить по виду.

— Да.

— Он не знает нашего языка, это плохо. Для него, потому что делает бесполезным. А вот ты пользу принести ещё можешь. Что это и как этим пользоваться? — взяла она устройство храма в руки и покрутила, разглядывая.

— Это алтарь. Не знаю, работает ли он сейчас, но раньше его напитывали энергией.

— Вот так?

Дальше я увидел, как ведьма направила небольшую струйку силы в диск и над ним появилась голограмма. Если быть точным, то надпись «Установите на ровную поверхность».

— Да. Это надпись на моем языке.

— Что она говорит, чужой? Не медли и отвечай сразу.

По коже пробежали мурашки. Боль разминулась со мной совсем по краю. Чувствую, как ведьму одолевает нетерпение. Если решит, что вру или умалчиваю — накажет.

— Здесь написано, что нужно установить на ровную поверхность. Но здесь этого лучше не делать. Алтарь преобразовывает окружающее пространство, поэтому лучше выбрать какую-то пещеру.

— Да, мне докладывали, что в такой он и был размещен, — задумчиво проговорила она. — Иди за мной.

Мы вышли из лаборатории, прошли метров двадцать и свернули на лестницу. Стражи, что охраняли проход, не посмели хотя бы покоситься в нашу сторону, хотя я ощущал их любопытство, зачем это госпожа тащит с собой чужого в закрытое место.

×
×