Добрый молодец (Сказки народов СССР), стр. 4

— Не хвались раньше времени, — отвечает змею Дуб-богатырь. Схватил он свою дубинку, размахнулся — и слетели с плеч змеиные головы. Покатились серебряные короны по степной траве.

Охнул змей, дым черный по степи пошел, смолой горелой запахло.

А Дуб-богатырь к братьям в дом идет:

— Вставайте, братцы, тут нам делать больше нечего. Нужно дальше ехать.

Вскочили богатыри, сели на коней, снова по степи едут.

Долго ли, коротко ли они едут, видят — течет перед ними Черная река, и мост через ту реку — золотой. Стоит на берегу дом-дворец, весь из чистого золота вылит.

Сошли богатыри с коней, пустили их на траву попастись, сами в дом заходят.

Дом внутри — красоты удивительной. Золотые звезды по стенам горят, с потолка светятся, стены коврами шелковыми увешаны, на коврах кружева золотые. Посреди комнат столы стоят с угощением, по углам лежат подушки с золотыми узорами, — а хозяев нет.

Поужинали богатыри и отдохнуть легли.

Спят богатыри крепким сном. Только ровно в полночь слышит Земля-богатырь — заржал, зафыркал черный конь.

Вскочил богатырь, взял свой острый меч и вышел из дома.

И видит он — идут по Черной реке двенадцать черных волн. Одна другой выше, во тьме золотом отливают. На последней волне золотой трон плывет, а на троне — змей о двенадцати головах с двенадцатью золотыми коронами. И кричит змей страшным голосом:

— Я — Великого Змея старший сын. Иду с вами, тремя братьями, бороться. Всех вас растерзаю, в огне сожгу, пепел по ветру развею.

— Погоди, рано тебе хвастаться, — отвечает ему Земля-богатырь. Поднял он свой меч богатырский, размахнулся — и срубил змею одиннадцать голов.

Покатились золотые короны по степной траве, зашумела трава в степи.

Взмолился змей жалобным голосом:

— Не губи меня, богатырь, пощади мою последнюю голову. Оставь мне жизнь. Я тебе за это солнце и месяц отдам.

И достает змей из правого уха — солнце, из левого — месяц. Отдает их Земле-богатырю.

А Земля-богатырь спрятал солнце в правый карман, месяц — в левый, схватил свой меч, размахнулся — и отсек змею последнюю голову.

Взметнулись над рекой огонь и дым. Охнул змей, повалился на бок, зашипел — и издох.

Радостный побежал Земля-богатырь в дом, где младшие богатыри спали.

— Вставайте, братцы! Я солнце и месяц добыл. Поедем скорее, в родную землю свет повезем.

Вскочили богатыри на коней, поскакали по степи.

А степь широкая, просторная, конца-краю ей нет. Едут, едут богатыри, скачут, скачут богатырские кони, а все еще путь перед ними дальний.

Устали богатыри, в чистом поле на траву прилегли отдохнуть.

Только уснули три брата — выползает из мрака сам Великий Змей.

Свернулся он в кольцо, окружил спящих богатырей, злобно шипит, усмехается:

— Не уйдете от меня, дерзкие. Отомщу я вам и за смелость вашу, и за сыновей моих зарубленных.

Вздрогнули богатырские кони и заржали. Проснулись братья-богатыри, мигом на коней своих сели.

Хотят братья через туловище Великого Змея перепрыгнуть. А Великий Змей шипит, извивается, хвост в кольца сворачивает, на богатырей огнем пышет.

Прыгнул серый конь — и споткнулся. Упал вместе с седоком, Горой-богатырем, прямо в пасть Змею.

Прыгнул белый конь — и не допрыгнул. Попал и Дуб-богатырь прямо в змеиную пасть.

Остался один старший брат.

Говорит ему его черный конь:

— Не жалей ты меня, хлестни до крови.

А Земля-богатырь вокруг Змея то вправо, то влево на коне скачет, одну рану за другой ему мечом наносит. Изловчился он и рассек Змея. Выскочили оттуда Дуб-богатырь и Гора-богатырь. Принялись они помогать старшему брату.

Добили богатыри Великого Змея и солнце и луну у него отняли.

И вышло из Змея многое множество людей — все те, кого он впотьмах пожирал.

Вышли они — одни плачут от радости, другие песни поют.

Вынул тогда Земля-богатырь из правого кармана солнце и подкинул его вверх.

Поплыло солнце по небесам с востока на запад. Разлился горячий свет по всей земле.

А как только склонилось солнце к закату, достал Земля-богатырь из левого кармана месяц.

Подкинул его кверху — и поплыл месяц за солнцем, покатился тихо по полуночному небу. Плывет, серебряный свет разливает. С месяцем и ночь не темна, не страшна.

Успокоились люди, уснули.

Стоят три богатыря, на счастливый сон людей любуясь.

А за плечами у них алая заря разливается — новый день встает.

Добрый молодец<br />(Сказки народов СССР) - i_009.png

СТРАШНЫЙ ДЭВ [1]

Грузинская сказка

Добрый молодец<br />(Сказки народов СССР) - i_010.png

Было это или не было, — кто знает?

Рассказывают, что жил-был царь. Задумал этот царь жениться.

Выбрал он себе невесту — невиданной красоты девушку: глаза у нее черные, как ночь, кудри золотые, губы красного мака алей, а стан ее как молодая яблоня.

Во всем царстве не было девушки краше.

Женился царь и зажил счастливо с молодой царицей.

Скоро родился у них сын-царевич.

И постигло тут царя страшное горе. Ворвался во дворец огромный дэв, схватил и унес царицу.

Царь с горя головой о камни бьется, погоню за погоней снаряжает, — не поймать страшного дэва, не вернуть царицу.

Знает царь, что страшный дэв бессмертен. Ни убить, ни победить его невозможно.

Плачет царь, убивается, а ничего сделать не может.

Вот год проходит, другой идет. Стал царь понемногу свое горе забывать. А царевич растет и растет, скоро совсем большой вырос. Приходит он как-то раз к отцу и спрашивает:

— Батюшка, а где моя мать?

Полились у царя снова слезы из глаз. Обнял он царевича и говорит:

— Ты еще, сыночек, в люльке лежал, как твою мать страшный дэв похитил и из дворца унес.

Услышал это юноша и покой потерял. День и ночь ему мать грезится, душит его злоба на дэва, спать не дает.

Приходит царевич к отцу и говорит:

— Решился я, батюшка, страшного дэва разыскать и мать свою освободить. Не хочу я, чтобы моя матушка у него в плену томилась.

Испугался царь, стал сына отговаривать:

— Куда тебе, сыночек, с дэвом бороться! Его до сих пор никто победить не мог.

— А я попробую, — говорит царевич.

И пошел он искать страшного дэва.

Долго ли он шел, коротко ли, только приходит в поле к перекрестку трех дорог.

У одной дороги надпись на камне: «Кто сюда пойдет, — скоро домой вернется». У другой: «Кто сюда пойдет, — не скоро домой попадет». А у третьей: «Кто сюда пойдет, — никогда домой не придет».

«Верно, эта третья дорога и ведет к страшному дэву», — подумал царевич и без долгих размышлений пошел по ней.

Шел он, шел, девять гор прошел, девять рек пересек, девять ущелий миновал. И вот доходит он до одного города.

Видит царевич — пусто и грустно в городе. Жители в домах прячутся, на улицах ни души не видно, огни не горят, ни голосов, ни песен не слышно.

Зашел царевич в один дом, спрашивает:

— Что у вас в городе за печаль случилась? Ни людей не видно, ни голосов не слышно, огни не горят, никто песен не поет.

А ему и отвечают:

— Беда у нас в городе, царевич. Каждый день выходит на берег из моря громадный морской кабан и все, что на пути ни встретит, пожирает. Потому и прячемся мы, потому и голоса не подает никто.

— Ну, так жить нельзя, — говорит царевич, — надо мне пойти поглядеть, что у вас за кабан такой.

Идет царевич к берегу моря и видит — стоит на берегу высокая башня, верхушкой в небо уперлась, подножием в волны морские ушла. А в башне окно, и сидит у окна красавица: глаза, как ночь, черные, кудри золотые, губы красного мака алей, а сама свежа, как молодая яблоня.

Взглянула красавица на юношу и ахнула:

×
×