Добрый молодец (Сказки народов СССР), стр. 17

— Не узнал ты меня, царь? Я тот, у которого ты все чудесные вещи украл.

Взял он плетку да начал даря по бокам стегать. Кричит царь, а Иванушка говорит:

— Посылай кучера во дворец, пусть он мою покражу сюда везет. Не то ходить тебе весь век с рогами.

Нечего делать, — послал царь кучера во дворец.

Привез кучер сумку-хлебосолку, бочонок еловый, рожок берестяной.

Отдал царь все эти вещи Иванушке.

— На, желтую ягодку съешь, — говорит Иванушка.

Съел царь желтую ягодку — отпали у него со лба рога. Забыл он и гневаться на Иванушку.

— Чем хочешь, — говорит, — одарю тебя.

— Ничего мне от тебя не надо, — отвечает Иванушка.

И вернулся он в родную деревню. Покатил бочонок в правую сторону — встал у берега озера дворец. Заглянул в сумку-хлебосолку — появились на столах кушанья невиданные.

Накормил Иванушка родителей, накормил всех соседей. Потом протрубил в рожок — велел атаману с войском на место деревни город строить.

И вырос в лесах город богатый.

До сих пор, говорят, стоит.

Добрый молодец<br />(Сказки народов СССР) - i_033.png

КАК ХРАБРЫЙ ВАЙ МОРЕ ПОБЕДИЛ

Ненецкая сказка

Добрый молодец<br />(Сказки народов СССР) - i_034.png

Жил храбрый Вай на самом краю земли, в тундре, у моря.

А море страшное было: большое, широкое, волны по нему ходили, под волнами морские звери жили.

Выйдут охотники на промысел, за рыбой или за нерпой, — а из моря выглянет морж, или морской медведь, или кит — перевернут лодку, а охотников на дно моря утащат.

Боялись охотники моря, а уйти некуда было: и деды и прадеды их в тундре жили, путей в другие края не знали.

Вот вышел как-то раз храбрый Вай к морю и сел на камешек.

Утро ясное было, тихое, в небе — солнце теплое. Вышел из чума и старик-отец — косточки на солнце погреть. Вай и говорит ему:

— Хорошо сегодня на море. Хочу я на промысел сходить.

— Что ты, Вай, не ходи, — отвечает отец, — у нас лодки хорошей нет. Наша узенькая, маленькая. На ней нельзя далеко в море пускаться.

— Нет, отец, ничего. Я все-таки пойду, — говорит Вай.

— Ну, ладно, иди, — отец отвечает, — коли ты такой храбрый. Только смотри, далеко не отплывай от берега. Сейчас тихо, а поднимется ветер — унесет тебя в океан, а оттуда не выплывешь.

— Ничего, у меня силы много, — сказал храбрый Вай.

Взял он свой лук и стрелы, ножик взял, сел в лодочку и поехал по морю.

Погода хорошая, тихая. Далеко отплыл Вай в море — берег уж еле-еле виден. Расхрабрился он и стал ветра просить:

— Ветер, ветер, подуй посильнее!

А ветер и услышал. Как подул, побежали по морю волны, закачало маленькую лодку, стало с волны на волну перебрасывать.

Схватился Вай за весла, гребет, старается, а ветер его все дальше и дальше от земли уносит. Скрылся берег из глаз, кругом только море — черное, страшное…

Три дня носило лодку по морю. На четвертый день стал ветер стихать. А Вай сидит в лодке, крепко весла руками держит, сам песню поет.

Утихло море, стали вокруг лодки нерпы носы из воды высовывать.

Убил Вай одну нерпу, убил и вторую. За второй еще две приплыли.

Десять нерп убил Вай, сложил их в лодку, гребет и радуется:

— Ничего, что долго из дому пропадал. Зато промысел удачный.

А море словно услышало. Вдруг зафыркал кто-то возле самой лодки.

Глядит Вай, — а у борта большой черный морж показался. И клыков у этого моржа не два, а четыре.

Зацепился морж клыками за лодку, круглыми глазами на Вая смотрит. Неприятно стало Ваю.

— Отойди, не тронь меня, — говорит Вай моржу, — я человек сердитый.

А морж словно и не слышит, всей тушей на лодку наваливается, опрокинуть ее хочет.

Схватил храбрый Вай моржа одной рукой за клыки, а другой рукой со всей силы по круглой голове стукнул. Шлепнул морж лапами по воде и утонул.

Плывет Вай дальше, хорошему промыслу радуется.

И вдруг снова слышит — фыркает кто-то возле борта лодки. Оглянулся Вай, — а это огромный морской медведь прямо к лодке плывет. Подплывает медведь, кладет лапу на борт лодки — опрокинуть лодку хочет, Вая в воду стащить и съесть.

Говорит храбрый Вай медведю:

— Отойди, голубчик, не дразни меня. Я человек сердитый: стукнуть тебя кулаком могу.

А медведь словно и не понимает. Лезет в лодку, ревет, до Вая добраться поскорее хочет. Никаких слов медведь не слушает.

Видит Вай — делать нечего.

Схватил он медведя одной рукой за ухо, а другой как стукнет по мохнатой голове.

«Надо скорее домой торопиться, как бы еще кто не пристал», — думает Вай. Со всей силы налег он на весла.

Вдруг вокруг Вая темно, как ночью, сделалось, солнце словно за тучу зашло.

Поднимает Вай голову и видит — в седой пене прямо перед ним громадный черный кит, да не простой кит, а с гребешком на голове, всем китам кит. Смотрит кит прямо в глаза Ваю и ревет человечьим голосом:

— Пропал ты теперь, Вай. Не отпущу я тебя живым. Ни отец, ни дед твой никогда такими дерзкими не были, всегда моря боялись. Пришел теперь твой конец.

Испугался храбрый Вай, только и виду не показывает. Смотрит на кита и говорит:

— Хорошо, только давай сначала с тобой поборемся. Коли ты меня одолеешь, — ешь меня, и отца, и всех наших оленей.

А коли я тебя одолею, — перестанешь ты наше море волновать и охотников губить. Согласен? До трех раз бороться будем.

Подумал кит и говорит:

— Согласен. А как же мы поборемся?

— А вот как, — говорит храбрый Вай: — видишь, берег вдалеке и чум наш на берегу стоит. Кто первый до чума доберется, тот и победит.

— Хорошо, — говорит кит, — попробуем.

И вот пустились они наперегонки. У Вая лодочка маленькая, узкая. Схватился Вай за весла, приналег — полетела лодочка, как стрела.

А кит большой, тяжелый, ему плыть труднее. Но все-таки плывет, не отстает от лодки.

Изо всех сил гребет Вай, видит — обгоняет его кит. Приплыл кит к берегу первым, лег на песок, кричит:

— Проиграл, Вай, я первый!

Взмахнул Вай веслами, врезалась лодка носом в песок. Соскочил Вай на берег, бросился к чуму, встал на порог и отвечает:

— Не ты первый, а я. Уговор был: кто до чума доберется, в не до берега. А тебе на берег и не выйти.

— Ну, хорошо, — говорит кит, — на этот раз пусть ты победил. Только наш спор с тобой не кончен. Еще два раза с тобой встретимся.

Ушел кит в море. А храбрый Вай вытащил нерпы из лодки и побежал к отцу свою добычу показывать.

Долго ли, коротко ли — наступила весна. Отправился Вай вдоль по берегу, по льдинам, на промысел. Долго шел, устал, лег на мягкий снег отдохнуть, да и заснул.

Просыпается Вай — понять не может, где он? Плывет он по морю на маленькой льдине.

Испугался Вай.

— Значит, это я на льдину лег, а она от берега оторвалась и меня в море уносит.

Но не такой был Вай, чтобы плакать со страху. Сел он на лед и стал думать, как теперь быть.

И вдруг потемнело вокруг, словно солнце за тучу зашло. Глядит Вай — встал перед ним из воды громадный черный кит, с гребешком на голове, не простой кит, а всем китам кит.

Смотрит он на Вая и ревет страшным голосом:

— Вот ты мне и второй раз попался. Пришел твой конец. Никак тебе теперь не спастись. Тебя съем, твоего отца съем, всех ваших оленей съем.

— А помнишь, мы до трех раз бороться уговаривались? — говорит Вай.

— Помню, — отвечает кит.

— Смотри, вон там, в море, большой корабль с людьми плывет. Разойдемся мы с тобой по морю в разные стороны. Куда поплывет корабль, — тот и выиграл. Согласен?

— Хорошо, согласен, — говорит кит. Поплыл он в одну сторону, а Вая ветер понес в другую.

Глядят люди на корабле в подзорные трубы — плывет льдина, а на льдине человек. Один совсем, и оружия с ним нет.

×
×