Уже блищко (ЛП), стр. 2

Бип.

– Я же сказал тебе не приходить сюда, Люси. Немедленно отправляйся домой!

Бип.

Бип.

Бип.

Еще один мужчина. Старше. Веко. Ошметок щеки.

Черная бездна.

***

Бип.

Бип.

Бип.

– Ты опять пропустила работу?

Звонкий удар.

– Я что тебе говорил?

Еще удар.

– Джефф, прекрати! Мне больно!

– Будет еще больнее, если снова здесь появишься! Я же сказал тебе держаться подальше. Бостон ненормальный! Он сам это с собой сделал.

– Это сделал ты! Я ненавижу тебя!

Шум потасовки.

– Не трогай меня! Ты мне не...

– Кто? Не твой босс? Пошла вон! И не дай Бог, я тебя еще раз здесь увижу!

Всхлип. Громкий хлопок двери. Мгновение тишины.

Бип.

Пустота – это дыхание времени.

***

– Привет, Бостон. Это опять я. Каждый раз говорю одно и то же... Так глупо, – пробубнила девушка. – Это я – Люси. Наверное, ты меня не слышишь... Извини, последние пару недель я не могла приходить. Джефф убил бы меня, если бы узнал. Мне так жаль, что я отвлекла тебя тогда! Я так виновата. Я скучаю по тебе. Ты мне нужен. Поправляйся скорее. Возвращайся.

Она взяла меня за руку. Я не знал наверняка, но почему был в этом уверен. Я не ощущал физических прикосновений, но что-то во тьме подсказывало: она крепко сжимала мою руку. Внутри меня вспыхнул целый вихрь эмоций. Пробуждая меня к жизни. Я услышал биение собственного сердца: один удар, второй... Тишина. Навалилась странная, соблазнительно удушающая тяжесть. Я услышал манящую, страстную, тихую мелодию колыбельной. Взрыв энергии вырвался из темного небытия, и ярость вспыхнула с новой силой.

Бип.

Бип.

Тишина.

Оголенная кость переносицы.

В руке болтается кусок кожи.

Мои крики. Ярость. Мой кулак, словно отбойный молоток.

БАМ!

БАМ!

БАМ!

***

Ослепительная вспышка света. Я зажмурился, но расслышал женский голос. Стопу свело судорогой, и от этого нога непроизвольно дернулась.

– Да, скоро он снова придет в сознание. Я позову врача.

Повинуясь инстинктам, я снова открыл глаза, и от яркого света они заслезились. Кто-то стоял надо мной. Брюнетка... Ее размытая фигура приблизилась.

– Бостон, это мама. О, Бостон, мы молились за тебя день и ночь! Милый, ты меня слышишь?

Она всхлипнула. Я попытался отвернуться, но не смог пошевелиться. Руки и ноги не слушались от слабости. Я смог сдвинуться с места на крошечный миллиметр, и от напряжения все тело пронзила боль.

– Все хорошо. Ты приходил в себя несколько раз за эти два дня. Помнишь что-нибудь?

Вместо ответа – стон. Я пошевелил челюстью, и следующий стон дался гораздо легче.

– Ш-ш-ш, все хорошо. Доктор скоро придет. Слава Богу, ты очнулся! Мы так сильно переживали...

Ложь. Все это ложь.

Я не мог понять как, но я точно это знал. Какое-то внутреннее чутье подсказывало мне, что с женщиной, которая называла себя моей матерью, нужно было быть осторожным. Я ничего не помнил. Мы вообще были знакомы? Во мне вспыхнуло раздражение. Я хотел увидеть не ее. Я даже не понимал, кого хотел увидеть. Может ту девушку? Блондинку. Я знал ее. Может с ней я хотел встретиться?

На меня навалилась сонливость, и я ей поддался. Меня не интересовали ответы. По правде говоря, у меня не возникало даже вопросов. Я ничего не чувствовал. Ни о чем не заботился. Расслабление помогло мне вспомнить кое-что. Девушка. Единственное, что всплывало в моем сознании. Она была со мной, в моих мыслях... и в моем сердце. Я понятия не имел, как такое возможно, но одно знал наверняка: мы должны быть вместе. Сознание затуманилось, и я решил подумать об этом позже, когда высплюсь. Когда эта женщина, наконец, исчезнет.

Я не знал, сколько времени прошло, но я проснулся от звука низкого голоса. На этот раз я пришел в себя быстрее. На меня пялились трое: брюнетка, какая-то женщина с седыми волосами и худощавый рыжеволосый мужчина. Он замолчал, начав оценивать мое состояние и листая медкарту. Только сейчас я заметил еще одного мужчину, который сидел в кресле в углу палаты. Ему было примерно за пятьдесят, а его костюм подчеркивал отличную физическую форму. Светлые волосы и темные глаза всколыхнули что-то в моей памяти... но это исчезло так же быстро, как и появилось.

– Бостон, – брюнетка подошла к кровати. Мама. Да, она ведь так представилась? – С возвращением, милый.

– К... кто...? – я закашлялся. Из-за сухости во рту мне было больно глотать. Мне тут же налили воды и приподняли голову. Я сделал глоток через пластиковую трубочку и уставился на рыжеволосого мужчину, пока боролся со слабостью. Он подошел с другой стороны кровати. – Что... – у меня ушло несколько секунд на то, чтобы продолжить, – произошло?

– Милый, это был несчастный случай, – женщина мельком взглянула в сторону врача и снова посмотрела на меня. – Бедняга Джефф места себе не находит. Он думал, что убил тебя, – она сделала паузу. – Ну... ты почти погиб, но они спасли тебя.

Мне понадобилось немного времени, чтобы осознать происходящее. Имя эхом раздалось в пустоте, и я тряхнул головой.

– Кто такой Джефф? И кто вы?

– Кто я? – страх отразился на ее лице, и она умоляюще посмотрела на рыжеволосого мужчину. Доктор.

– Амнезия достаточно распространенное явление в его ситуации. Бостон, можешь посмотреть на меня?

Хотелось ответить, что я, бл*ть, и так смотрю, но свет ослепил сначала один глаз, а потом резко перепрыгнул на второй. Врач сунул маленький фонарик обратно в карман и записал что-то в блокнот. Я начал терять терпение.

– Можешь назвать свое имя и фамилию?

– Бостон, – это было все, что я знал. Попытка что-то вспомнить ничем не увенчалась.

– Все нормально, спешить некуда. Ты в курсе, где ты находишься?

– В больнице?

– Да, отлично. Ты знаешь, в каком городе находишься?

Пустота.

– Ничего страшного, не напрягайся. Расскажи мне все, что помнишь. Что угодно.

– Эм... – мне понадобилось время, чтобы собрать все свои силы. – Девушка. Блондинка. Я не помню, как выглядит ее лицо.

Женщина у кровати обернулась к светловолосому мужчине в углу.

– Хорошо. Что-то еще?

Я зевнул. Утомление возвращалось. Палата начала плясать перед глазами и расплываться.

Я увидел маленький ветхий деревянный домик. Окно в дальнем левом углу было разбито. Распахнутая настежь дверь висела на одной петле. Я был в лесу. Повсюду возвышались деревья – голые и мертвые. Я огляделся вокруг, ощутив холод. Мои руки были в крови. В огромном количестве крови... Я опустил взгляд на свою рубашку и обнаружил, что она была насквозь пропитана ею. Я рассмеялся... и бежал? Нет, не совсем так. Я погнался за кем-то.

– Меня зовут Бостон Маркс, – слова вырвались сами собой, но я не знал, откуда они взялись в моей голове.

Я посмотрел на доктора и сконцентрировался исключительно на нем. Все остальное буквально исчезло из поля зрения.

– Замечательно. На сегодня достаточно. А сейчас, почему бы тебе не отдохнуть? – доктор кивнул в сторону моей матери. Медсестра проверила показания приборов и вышла из палаты вместе с остальными.

Я закрыл глаза и погрузился во тьму – мое спасение. Она мне нравилась. Я не хотел больше просыпаться. Если я вернусь в забвение, то смогу вернуть и ее. Я смогу быть с той светловолосой девушкой и делать все, что захочу. Все, что угодно... Что-то конкретное не приходило в голову, лишь отчаянное желание, скрытое в подсознании, которое я никак не мог расшифровать.

Вскоре дверь в палате снова скрипнула. Я отказывался открывать глаза и с кем-то иметь дело. Как будто у меня был выбор. Как бы мне не хотелось исчезнуть, теперь это было невозможно. Я балансировал на грани проклятого сознания и благословенной тьмы.

Шаги раздавались все ближе. Тихие, едва уловимые.

×
×