Зов Крохи, или Философский антиMBA в стиле научпоп, стр. 9

Отсюда многие системы бизнес-образования построены на изучениях типовых кейсов. Количество подобных кейсов колеблется от школы к школе и зависит, полагаем, от местных “бизнес-гуру”, которые нашли и сложили все эти кейсы в один портфель.

Тут пока идет арифметика. Давайте посмотрим, как она, эта арифметика, работает и на результаты ее работы.

* * *

Говорили с одним немцем, который гордо заявил, что за два года обучения они разобрали 700 типовых бизнес-кейсов в рамках МВА-программы. Теперь, добавил немец, он знает о бизнесе все и может просчитать все, ссылаясь и опираясь на эти кейсы.

Переубеждать его не стали, просто был задан один скромный вопрос. Что он будет делать, если столкнется с нестандартной ситуацией где-нибудь в Гвинее, менталитет жителей которой весьма далек от понятия немецкого ордунга?

По всем правилам даже не математики, а простой арифметики это должен был быть кейс № 701, которого никак не могло быть в раздатке этой уважаемой немецкой школы.

Ответ был неожиданный. Немец обиделся и ушел. Видимо, вспомнил кейс № 1, в котором говорилось, как вести себя в подобной ситуации.

Сразу уточним. Мы не даем никакой эмоциональной оценки немецкому интеллекту или интеллекту жителей солнечной Гвинеи. Говорим лишь о возможном отсутствии нормального интерфейса для креативной коммуникации этих двух менталитетов. Коммуникации, изначально нацеленной на достижение некоего результата. Видимо, у нас с нашим немецким коллегой интерфейс тоже забарахлил.

* * *

Вот вам стандарты, вот вам выверенные бизнес-кейсы, вот вам хваленый ордунг, вот вам математический, вернее, пока арифметический подход к такому живому существу, как бизнес.

Даже не к бизнесу, а к самой жизни, поскольку первый является ее неотъемлемой и для кого-то первостепенной частью. Именно живое существо, а не идеальная математическая матрица.

Подобный набор кейсов наталкивает на мысль о наборе тестов для школ и университетов. Правильно отметил один из вариантов и вроде бы за умного сойдешь. Неправильно – и так сойдешь. Не всем же умными быть, чтобы отгадывать или попадать случайно в правильный ответ.

Как обезьяны в классических экспериментах с лампочками и бананами, Правильную клавишу обезьяна нажала – получи банан. Неправильную – бьет слабым разрядом электрического тока.

Сейчас, правда, об этом эксперименте стараются не вспоминать, видимо, из-за очередного витка какой-нибудь толерантности. Забыть, возможно, забыли, но мы помним, да и суть эксперимента от подобной забывчивости вряд ли изменится.

Вот тебе стандартная матрица знаний, больше и не надо. Зазубри ее перед тестами, нажми правильно клавиши и получи бананы. Съешь их и иди работать. На работе тоже клавиши есть, главное, нажимай правильные, и получишь больше бананов. Их уже хватит не только на еду, но и для взаиморасчетов с другими приматами.

Захочешь больше клавиш-возможностей иметь, иди и получай МВА или другое образование, на какое твоих нынешних бананов хватит.

После обучения получишь бумажный банан или несколько картонных бананов, которые можно будет показывать для получения большего количества клавиш. Больше клавиш – больше авторитет среди себе подобных.

Видишь, Кроха, как мудро все устроено: думать не надо, выдрессировать лишь себя надо. Не сможешь сам себя дрессировать, дрессировщики найдутся.

Ну чем не теория Дарвина для ее сторонников. Ты уже не просто примат, ты уже Homo Erectus. Банановая эволюция в действии, и точка.

Надеемся, что для наших Крох-собеседников это лишь троеточие…

Люди-функции

Поэтому говорим сейчас не о функции и матрице, а говорим просто о жизни. О жизни и работе. А что такое работа, если не часть жизни? Часть жизни среднестатистического человека, которая в среднем занимает 8–10, а то и больше часов в день.

Плюс подготовка к работе (стирка, глажка, кому-то макияж и работа перед зеркалом), доставка себя любимого(ой) до места работы и обратно домой.

«Доставка» напрямую или через любимый паб, ресторан или иное незатейливое заведение в виде кино, театра, маникюра, стадиона или…

Бизнес жив, поскольку он ведется живыми людьми. Нет людей, нет бизнеса. Поэтому бизнес и любая другая работа – это неотъемлемая часть нашей с вами жизни.

Отсюда вывод. Бизнес – это живая игра, в которую играют и которую проживают живые люди.

Как в шахматах. Ты сильнее своего соперника, но от тебя вчера ушла жена и не просто ушла, а забрала твою любимую собаку. Твои мысли только о жене сейчас или о собаке, или о жене и собаке. Не суть.

До игры ли сейчас? О какой защите титула говорят все вокруг? Как результат, вам быстрый мат и звон катящейся по полу упавшей чемпионской короны.

По логике апологетов математических подходов к бизнесу, соответственно, и жизни как таковой, жить и играть в шахматы между собой должны только бесчувственные компьютеры.

В нашем же понимании жизнь неделима и являет собой симбиоз всех проявлений деятельности человека и природы.

Просто человеческой природы, которая гораздо капризнее и более непредсказуема, чем сама природа, в окружении которой человек живет.

Другими словами, жизнь – это и искусство, и наука, и образование, и семейные отношения, и многое-многое другое. Синтез. Творческий синтез.

В этом синтезе от перемены слагаемых сумма, как и в математике, не изменится.

Уточним, в современной математике не изменится. Есть совершенно другая математика, весьма чувствительная к любым изменениям. Об этом поговорим отдельно в главе о математике и физике.

Только творческая самореализация каждого отдельного человека сможет вывести его самого, компанию, в которой он работает, и страну, в которой эта компания локализована, на новый достойный уровень. Там, глядишь, и остальные страны подтянутся.

Это не лозунг. Это цель, и цель реальная. К ней и идем вместе с вами.

Непонимание или однобокое понимание данного синтеза разными “бизнес-гуру” и учеными как раз и привело к тому, что начали все активнее взрываться мины замедленного действия, заложенные много десятилетий назад. Мины псевдонаучных теорий и постулатов (аксиом).

Взрывы наносят иногда непоправимый урон как самим корпорациям, так и всем работающим там людям. И это закономерно. Опять повторимся. Любой брэнд без людей – пустышка.

Давайте посмотрим, как работает эта псевдонаучная модель бизнеса.

Как и любая модель в науке, бизнес-модель должна функционировать и функционировать успешно.

Ключевое слово здесь «функционировать», что предполагает наличие неких функций.

Поэтому сам бизнес, от топ-менеджера любой корпорации до самого мелкого клерка и клининговой службы, классическим МВА, коучерами и иже с ними принимается по умолчанию за функцию.

Скажем, стратегическую функцию или общий функционал компании. Которая, в свою очередь, раскладывается на составляющие ее различные профильные функции. В результате все должно быть обезличено функционально.

Корпорация, чтобы выжить и развиваться, должна обеспечивать, позволим себе тавтологию, постоянное и поступательное функционирование своего стратегического функционала. Контролируя каждую его отдельную функцию круглосуточно.

Тут корпорации помогает как раз математический подход. Функции считаются, складываются, умножаются, делятся, вводятся различные коэффициенты и т. д.

Так что это за функции, которые контролирует и подвергает математическим исчислениям корпорация? Ответ лежит на поверхности. Это ее работники.

Нехитрый вывод. Люди – это просто функции. И в организационных документах компании они именно так и отражены. В виде графиков, стрелочек и прочих обезличенных математических символов среди сухих протокольных фраз.

×
×