Чистка (СИ), стр. 1

Чистка

Послание с Земли

Пролетая сквозь межзвездное пространство на расстоянии трех световых лет от звезды 31 Орла[1], неанцы приняли серию коротких слабых электромагнитных импульсов, длящихся с перерывами в течение восемнадцати лет.

Сигнатура импульсов была знакома неанцам и слегка тревожила: то было излучение взрывов ядерного деления, за которыми, семь лет спустя, последовали термоядерные взрывы. Технический прогресс устроивших их существ был исключительно быстрым, по сравнению с обычной скоростью развития цивилизаций.

Творящий комплекс переработал фрагменты комет, создавая огромный рой раскрученных цепочек хрупких приемных сетей шириной двадцать километров. Их целью был желтый карлик в пятидесяти световых годах, место, где использовалось опасное оружие.

Конечно же, поток слабых электромагнитных сигналов исходил не от самой звезды, а от третьей планеты системы. Обитающий там разумный вид переживал индустриальную революцию. Неанцы были обеспокоены количеством используемого ядерного оружия. Было очевидно, что этот молодой вид является чрезвычайно агрессивным.

Некоторым неанцам это пришлось по вкусу.

Анализ радиосигналов, ставших к текущему времени аналоговыми аудиовизуальными передачами, показал двуногую расу, разделенную множеством границ и постоянно находящуюся в конфликте. Специфический биохимический состав их тел, по мнению неанцев, обрекал их на короткое и унылое существование. Наверняка, это и объясняло, более высокие, чем обычно темпы их технологического прогресса.

То, что к этому миру будет отправлена экспедиция не вызывало сомнений: Неанцы считали это своим долгом, вне зависимости форм развивающейся в отдаленных мирах жизни. Единственным вопросом был уровень предлагаемой помощи.

Те, кому пришлись по вкусу агрессивные качества нового вида, хотели передать им весь спектр неанских технологий. И почти убедили остальных.

Сферический корабль, покинувший Неану, имел в диаметре сотню метров, состоял из блоков активных молекул и не знал, был ли он единственным или одним из многих отправляемых кораблей. Он потратил три месяца, разгоняясь до тридцати процентов от скорости света, по направлению к Альтаиру, в путешествии, длительностью чуть более сотни лет.

Во время своего одинокого путешествия контрольный узел корабля продолжал следить за электромагнитными сигналами, исходящими от молодой цивилизации, которая была его конечной целью. Он собрал впечатляющую базу знаний по биологии человека, а также всестороннее изучил непостоянные политические и экономические структуры человечества.

Когда корабль достиг Альтаира, он выполнил сложный маневр, который идеально нацелил его на Солнце. После этого физический раздел памяти корабля, содержащий все астрономические данные о полете от Неаны к Альтаиру[2], был отключен, а составляющие его блоки деактивированы. Их ослабленная атомная структура распалась расширяющимся облаком пыли, которое быстро рассеялось солнечным ветром Альтаира. Теперь, даже в случае если он когда-либо будет перехвачен, корабль-носитель не сможет выдать местоположение Неаны, просто потому что он больше не знал, откуда прибыл. Последние пятьдесят лет путешествия были потрачены на разработку стратегии внедрения. К этому времени человеческая изобретательность создала космические корабли, пролетавшие мимо корабля-носителя в другом направлении, в поисках новых миров среди звезд.

Информация, исходящая от Земли и астероидных мест обитания Солнечной системы, становилась все более изощренной, сокращаясь, при этом, в объемах. Радиосвязь пришла в упадок, передав Интернету задачу передачи большей части человеческих данных. В течение последних двадцати лет перед заходом на посадку, корабль не получал ничего кроме развлекательных трансляций, и даже они сокращались год от года.

Но этого было достаточно.

Корабль спикировал на плоскость эклиптики, выплескивая охлажденную материю нерегулярными выбросами, делавшим его похожими на худосочную комету — маневр торможения, который занял три года.

Это являлось самой рискованной частью путешествия.

Человеческая солнечная система полнилась множеством астрономических датчиков, сканирующих вселенную на предмет космологических отклонений.

К тому времени, когда корабль миновал пояс Койпера, диаметр корабля был уменьшен до двадцати пяти метров и он не излучал магнитных или гравитационных полей. Внешняя оболочка полностью поглощала весь падающий на неё свет, так что у корабля отсутствовало альбедо, что делало его невидимым для телескопов. Тепловыделение корабля тоже равнялось нулю.

Поэтому корабль сумел остаться незамеченным.

Тем временем, внутри корабля, в молекулярных сборщиках начали расти четыре биологических объекта, которые вскоре развились до нужных параметров, в соответствии с концепцией, разработанной корабельным разумом на основе информации, полученной во время долгого путешествия.

Они были людьми по размеру и форме; их скелеты и органы были подобием человеческих вплоть до биохимического уровня. Их ДНК была идентичен настоящему. Нужно было углубиться намного глубже в клетки, чтобы заметить их ненормальность: только детальная проверка органелл могла бы выявить чужеродные молекулярные структуры.

Это были лучшие биологические машины, которые только мог создать корабль для целей внедрения. Человеческие эмоции были сложными, полными тупиков и парадоксов. Более того, корабль подозревал, что спектакли во всех телевизионных драмах, которые он видел, нарочно преувеличивали эмоциональные реакции. Но это не помешало кораблю построить стабильную базисную схему мышления, развив на её основе процедуры быстрого обучения и адаптивной интеграции.

Когда корабль достиг к миллиона километров от Земли, он выбросил последнюю часть своей реактивной массы, выполнив последний маневр торможения. Теперь он просто падал к самой южной оконечности Южной Америки. Крошечная коррекция курса изменила направление его падения, направляя на Огненную Землю, примерно за тридцать минут до рассвета. Даже если бы его заметили, он бы показался бы просто маленьким кусочком естественного космического мусора.

Корабль ударился об верхние слои атмосферы, выпустив четыре грушевидных сегмента. Остальные части корабля разлетелись искрящимися пылинками, которые образовали недолгую, но красивую звездную вспышку, осветившую мезосферу.

Скрытые густыми зимними облаками жители Ушуайи, самого южного города на Земле, не заметили прибытие межзвездных гостей.

Скорость снижения сегментов падала, поскольку атмосфера вокруг них уплотнялась. Замедлившись до дозвуковой скорости в трех километрах над поверхностью, они погрузились в облака, оставаясь незамеченными.

Сегменты нацелились на небольшой залив в нескольких километрах к западу от города, где даже в 2162 году холмистые участки избежали внимание застройщиков. В двухстах метрах от берега, четыре высоких фонтана брызгвзлетели в воздух, словно толстые гейзеры, взвившиеся и опавшие, разметав ледяную морось канала Бигль. Человеконеанцы всплыли на поверхность. Всё, что осталось у них от посадочных сегментов межзвездного корабля — толстый слой сплетенных активных молекул, покрывающих их кожу, как слой полупрозрачного геля, изолирующего их от опасно холодной воды.

Пришельцы начали плыть к берегу.

Пляж представлял собой узкую полоску серых камней, покрытых мертвыми ветвями. Выше, на склоне берега возвышался густой лесной массив. Инопланетяне быстро поднялись по склону, не дожидаясь, пока бледный рассвет начнет просачиваться сквозь темные облака.

Их защитный слой ликвидировался, стекая на камни, где он был бы смыт следующим приливом. Впервые они втянули воздух в свои легкие.

— Ебучие ебеня! — воскликнул один из них.

— Хорошее определение, — согласился другой, стуча зубами, — и нам здесь придется жить.

Они смотрели друг на друга в сером свете. Двое их них плакали от эмоционального воздействия прибытия, один изумленно улыбался, а четвертый, напротив, казался подозрительно не впечатленным открывшимся пейзажем. Каждый имел при себе небольшой пакет верхней одежды, скопированный из рекламного ролика зимней одежды восемнадцатимесячной давности. Они поспешили надеть её.

×
×