Волшебная страна, стр. 15

— Успокойся, mi querida. Тебе ничто не грозит. Никто тебя не обидит Я больше не буду беспокоить тебя. Тебе нечего бояться.

Морган приподнялась, чтобы взглянуть на него, но он снова нежно опустил ее голову к себе на грудь и начал что-то напевать. Было так тепло и приятно слушать его, чувствовать себя защищенной. Может быть, если она полюбит его, он тоже смог бы полюбить ее когда-нибудь?

Когда Морган проснулась, наступил уже день. Она лежала в постели, одетая, но укрытая простыней. Последнее, что она помнила, перед тем как уснуть, что она лежала на руках у Сета и слушала, как он поет.

Умывшись и причесавшись, она почувствовала волчий аппетит.

В дверь постучал Джейк, и вместе они спустились вниз позавтракать. Ей хотелось знать, где Сет, и где он спал, и что делает сейчас.

Внизу у лестницы стоял один из самых красивых мужчин, которых она когда-либо видела. Его иссиня-черные волосы были тщательно причесаны, одежда безупречна и самого тонкого вкуса. Он был похож на того мужчину, которого она видела в журнале тетушки Лейси и ради которого молодая женщина бросила мужа и детей. Конечно, тот мужчина в журнале оказался плохим человеком. А этот улыбнулся и протянул ей руку:

— Да, это, должно быть, прекрасная новобрачная.

Морган почувствовала, как напряглась рука Джейка.

Не обращая на него внимания, красавец взял ее руку в свою, как если бы они были знакомы много лет.

— Разрешите мне, Морган. Я могу вас так называть, поскольку мы с вами такие близкие соседи.

— Э… — пробормотала Морган. Действительно, мужчина был неотразим. Морган показалось, что она как бы подтянулась.

Он слегка улыбнулся, показав идеально белые зубы.

— Антонио Джоакин Сантьяго де Монтойя-и-Гарсия к вашим услугам. Можете звать меня Джоакин. — В тот момент, когда они входили в столовую, он поднес ее ладонь к губам, глядя ей прямо в глаза.

Морган еще и слова не успела сказать. Его глаза оказывали на нее гипнотическое воздействие. Она услышала громкий смех, это смеялся Фрэнк, и быстро повернулась к нему. Сет злобно глядел на нее. Почему он так смотрит? Она подошла к столу и села.

Фрэнк снова засмеялся:

— Ну, Джоакин, кажется, ты одержал еще одну победу. Но я считаю, что тебе лучше держаться подальше от этой леди. В противном случае тебе придется иметь дело со стариной Сетом.

Сет смотрел в пустую тарелку. Они еще ничего не заказали, ожидая Морган.

— Я свою жену в цепях не держу.

Джоакин был очень спокоен, он как будто не замечал, что за столом возникла напряженность. Он посмотрел на четыре лица за столом. У Сета и Джейка они были сердитые, Фрэнк смеялся, а Морган глядела на понурившеюся Сета с недоумением и беспомощно. Джоакин подумал: «Очевидно, перед нами очень любящая жена, и почему-то не очень желающий ее муж».

Тонкий наблюдатель, Джоакин любил собирать информацию по крохам для использования в будущем. Сейчас ему необходимо побольше узнать от Сета.

— Сет, расскажи, где ты повстречал такую хорошенькую молодую женщину. Хотя — ты ведь всегда был невероятно удачлив.

Сет, казалось, успокоился, но лицо у него по-прежнему было напряженное. Морган не понимала, против кого направлен его гнев — против нее или Джоакина.

— Отец Морган много лет прожил в Нью-Мехико. — Сет намеренно направил разговор в более безопасное русло.

Трое других мужчин с интересом посмотрели на Морган.

— Я не видела своего отца с младенческих лет. И только недавно узнала, что он умер.

— Плохо, что он ушел из жизни, так и не увидев опять свою прекрасную дочь. — Джоакин снова поднес руку Морган к губам: — Разрешите мне выразить мою искреннюю симпатию?

Джейк, который сохранял спокойствие во время всей этой сцены, чуть не накинулся на Сета:

— Что с тобой происходит, парень?

Сет откинулся на спинку стула и улыбнулся Морган. Но это была холодная улыбка, глаза его не потеплели.

— Моя женушка способна сказать мужчине «нет», когда сочтет это нужным.

Морган поднялась очень тихо и медленно, избегая взгляда Сета.

— Извините меня. Мне как-то совсем не хочется есть. — Она повернулась и ушла, предварительно заверив Джоакина, что в сопровождении не нуждается.

Идя к себе, она все больше сердилась и когда вернулась в свою комнату, то была вне себя от злости. Она села на кровать. Надо было о многом подумать. События развивались вопреки ее плану.

Весь день Морган провела в лавках, пока мужчины загружали фургоны. Она остановилась перед витриной, привлеченная видом сверкавшего в солнечных лучах платья, и вошла в магазин будто под гипнозом, не отрывая от него глаз.

— Могу я вам чем-либо помочь? — послышался мягкий голос.

Морган вздрогнула, смущенная тем, что ее застали глазеющей. Платье алого цвета, с глубоким вырезом на груди, украшенное по лифу и подолу нешироким, всего в дюйм прекрасным бургундским кружевом. То, что не совсем открывал глубокий вырез, должен был едва прикрывать кружевной ажур. Выше пояса, как раз под лифом, находилась шелковая лента, завязанная на спине в стиле ампир. Тонкая ткань плотно обхватывала талию, переходила в длинную, пышную, как колокол, юбку. Рукава с буфами доходили только до середины предплечья.

Продавщица проследила за взглядом Морган и представила себе, как молодая блондинка будет выглядеть в этом элегантном красном платье. Оно отлично бы ей подошло.

— Меня зовут мисс Саттерфилд. Это платье словно предназначено для вас.

Ее голос показался Морган искренним.

— Да, — прошептала она.

Оторвавшись от созерцания, мисс Саттерфилд сказала:

— У этого платья очень странная история. В прошлом году ко мне пришла молодая женщина и попросила дать ей работу. Конечно, не зная, как она шьет, я не могла ее нанять, о чем и сказала. Она очень разволновалась и ушла, но через два часа вернулась с этим платьем. Я убедилась, что качество работы высокое, хотя фасон был в моде сорок лет назад. Она сказала, что этот фасон увидела в книге. Я так и не узнала, где она раздобыла такую ткань, но точно знаю, что кружева она сделала собственноручно.

Какое-то время женщины смотрели на платье.

— Хотите примерить? — Глаза продавщицы заблестели.

Морган, никогда не придававшая большого значения одежде, вспомнила, как, собираясь на бал к Синтии Фергюсон, она пыталась представить себя в платье из красного шелка. Она знала, что это платье ей бы пошло.

— Нет, сейчас я не буду его примерять, но вы заверните его и попроще, пожалуйста. Завтра я уезжаю с фургоном, и пакет не должен быть слишком большим.

— Хорошо.

Уходя, Морган недоумевала, что заставило ее поступить таким образом. Она ведь никогда не сможет носить такое платье. Всю дорогу до гостиницы она твердила себе, что должна немедленно вернуть платье.

За ленчем их было трое: Морган, Фрэнк и Джейк. Сет и Джоакин отправились по делам в город. И она была рада, потому что не хотела видеть ни того, ни другого.

За обедом Сет избегал ее взгляда, а она старалась не смотреть на Джоакина. Он был очень обаятелен и казался очень участливым.

В ту ночь Сет не пришел в их комнату. Она не спала, смотрела на звезды в окне и думала, где он лег в эту ночь.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Все говорили Морган, что первая часть путешествия будет самой легкой, но для нее она оказалась невообразимо тяжела. Дни были бесконечны и жарки, а ночи очень коротки. Первую неделю она так уставала, что едва могла говорить. Кто-то всегда готовил для нее постель под фургоном. Кто это делал, она так и не узнала. Обычно она настолько уставала, что не могла есть и даже умыться. Единственным ее желанием было лежать спокойно, чтобы тело отдохнуло после тряски в фургоне. Однако твердая, холодная земля облегчения не приносила.

К восьмому дню она начала воспринимать окружающее, привыкать к нескончаемым дням и жесткой постели. Впервые за все это время она села у костра и выпила чашку кофе, приготовленную Джейком.

— Как хорошо видеть тебя снова среди нас, — сказал Фрэнк, улыбнувшись. Морган тоже улыбнулась.