Полукровка (СИ), стр. 9

— Нам нужно проникнуть в здание через те окна. — Кирт указал пальцем на окна под тем местом, где он заметил движение. — Это единственное моё пожелание.

— Хорошо. — Согласился Вадим, которому место проникновения в школу, указанное Киртом, показалось ближайшим из всех остальных мест. И почему и в самом деле было этим не воспользоваться, ведь так они меньше будут маячить на открытой местности, что уменьшало шанс попасть в поле взора возможно, находившегося поблизости вражеского снайпера.

Кивнув головой, чтобы Кирт следовал за ним, агент, пригнувшись, побежал к школе, при этом удивившись, что ничего не слышит позади себя. А это могло означать только одно… Его подопечный не следует за ним.

Гневно оглянувшись, Вадим удивлённо увидел, что Кирт движется за ним всего в двух метрах позади! Причём, движется так бесшумно… будто, это продвигался не человек, а бестелесный дух!

Сосредоточив внимание снова на местности, по которой они продвигались, Вадим, метрах в шести перед собой, прямо на их пути, успел вовремя, заметить противопехотную мину. Мину, поставленную видно наспех, и поэтому несильно тщательно замаскированную. Остановившись, богатырь показал пальцем Кирту на мину. Про смертоносную силу которых, того уже успели проинструктировать в качестве вводного инструктажа перед началом операции.

Обойдя мину, они, осторожно ступая, преодолели последние шесть метров до школы. Присев и замерев под одним из разбитых окон первого этажа, Вадим с Киртом пропустили над собой шарящий луч прожектора.

Около минуты Вадим потратил на тщательное прислушивание. Но, он так ничего и не смог услышать, кроме звуков далёкой стрельбы.

В отличие же от агента, Кирт, обладавший более чутким слухом, уловил какие-то звуки, донёсшиеся откуда-то сверху. Это ещё раз подтвердило ему о присутствии кого-то чужого в школе.

Кивком головы на окно, Вадим дал сигнал, что нужно заходить внутрь. Будучи хорошо натренированным, к подобного рода проникновениям в здание, он, подпрыгнув, упёрся руками в подоконник. Пружинисто отжавшись от которого, пролетел через не имевшее стекло, как и почти всей рамы окно, и мягко приземлился в присесте на ноги. Причём автомат уже был в руках агента, и дуло его вращалось во все стороны, готовое остановиться на мишени. Если эта мишень обнаружится где-то поблизости.

Вадим хотел уже мысленно похвалить себя за такое быстрое и бесшумное проникновение в здание, как его триумф омрачил, в какой уже раз удививший его, и одновременно озадачивший Кирт.

Как оказалось, когда Вадим запрыгнул в школу, Кирт уже находился внутри! Что было невозможно. Невозможно, так как Вадим прыгнул в окно раньше того.

Удивлённо посмотрев на Кирта, а затем на окно, Вадим хотел уже задать тому вопрос. Как это тот раньше него забрался в школу? Но вовремя спохватился. Спохватился, вспомнив, что здесь, внутри здания, следовало сохранять тишину. Тряхнув головой, чтобы отогнать, ставший закрадываться в него страх от осознания того, что возможно, его подопечный и в самом деле обладал уникальными способностями. Ведь никто из людей не смог бы опередить его в проникновении в здание. Сделав это так, чтобы он этого не заметил и не услышал.

Продолжая не верить в то, что произошло, Вадим снова посмотрел на окно. После чего на Кирта. Но того уже не было рядом с ним.

Испугано окинув взглядом комнату, агент готов был уже даже перекреститься, так как в такой ситуации, можно было поверить во что угодно.

— Чёрт возьми! Где ты? — Забыв про осторожность, с гневом, испугано, сам себе, прошептал Вадим. Быстро, его испуг окончательно, полностью сменился гневом. — Хорошо. Решил от меня побегать. Не от того решил бегать, гнида. — Шепча бушевавшие в нём эмоции, он включил вытащенный из кармана прибор, пеленгующий засунутый Кирту в руку маячок.

Кирт же и не думал бегать от Вадима. Просто, он не хотел, чтобы тот мешал ему в начавшейся охоте. Помочь агент ему вряд ли мог. А вот навредить, мог, так это точно. Ведь, хоть Вадим и считал себя специалистом по бесшумному продвижению, для тех, на кого сейчас охотился Кирт, такое бесшумное продвижение, было слышно, так же прекрасно, как вновь прозвучавшие где-то поблизости в городе выстрелы.

Поднявшись по лестнице на третий этаж, Кирт вытащил нож и, сжав его в левой руке, замер словно статуя, погрузившись весь вслух. Пока его слух не обнаружит местонахождение того, кто находился где-то поблизости, он не собирался выходить на этаж, чтобы не угодить самому, в возможно уже устроенную на него ловушку. В этой ситуации, когда он был намного слабее, чем обычно, нужно было быть охотником, а не добычей. Охотником, атакующим внезапно и неожиданно для противника. Атакующим из засады. И если того требовалось… даже со спины.

Звуки, которые сейчас ловил Кирт, принадлежали в основном находившимся уже в школе или в её пределах разведчикам и агентам. Но вот, он услышал то, что и хотел.

Недалеко, в широком коридоре, в который выводила лестница, на которой он стоял, кто-то, громче, чем обычно, выдохнул воздух и немного поменял положение своего тела. Последнее выдал легкий, практически бесшумный шелест одежды.

Вступив в коридор, Кирт, уже сориентировавшись по слуху, знал, где находится тот, на кого он сейчас охотится. Как и обычно, расчёты его оказались верными.

Под окном, находившимся ровно посредине коридора, сидела какая-то фигура, смотревшая в окно.

Так как фигура была обращена к нему спиной, Кирт не мог разглядеть, кто это был. Но вскоре ему предстояло это узнать.

Глава 4

Бесшумной походкой, совсем недавно так удивившей и испугавшей Виктора, Кирт медленно приблизился к фигуре. Готовый в любой момент нанести удар ножом.

С того момента, как он вступил в коридор, Кирт не дышал, чтобы даже дыханием не выдать своего присутствия. Ведь невероятно чуткий слух многих противников, на кого ему обычно приходилось охотиться, запросто мог уловить вдох или выдох. Уловить на расстоянии в несколько десятков метров.

И вот теперь, находясь в метре от своей, так и не заметившей его жертвы, он сделал не большой вдох. Чтобы уже, на выдохе, в это же мгновение, нанести удар. Удар уже занесённым для этого ножом.

Схватив свободной правой рукой, свою жертву за плечо, он резко развернул её к себе лицом… И увидел, испугано смотревшую на него девушку-чеченку.

Большие испуганные тёмные глаза, на немного привлекательном личике, вызвали в памяти Кирта другой девичьи образ. Образ Глории.

А вот это уже Кирту не понравилось. Ведь нельзя было допускать, чтобы посторонние мысли мешали охоте. Даже если эти мысли были о черноволосой красавице с прекрасными голубыми глазами.

Сразу же выбросив из головы и мыслей всё связанное с журналисткой, он продолжил делать то, зачем пришёл сюда. Охотиться.

Чтобы окончательно убедиться, что это не та, кто ему нужен, Кирт, задрал девушке верхнюю губу. Сделав осмотр её зубы. После чего, наконец, сделав выдох, опустил нож.

— Что ты здесь делаешь? — Шёпотом спросил он у девушки, обратив при этом внимание на установленную возле окна снайперскую винтовку.

— А ты что, сам не видишь. — Гневно, с вызовом, прошипела пленная снайперша. На удивление она быстро смогла перейти от испуга до, чуть ли не вызывающего, агрессивного состояния. Состояния обречённой жертвы, которой уже нечего терять. — Ну, давай! Русская свинья, кончай! Делай то, что собирался сделать!

— Ты мне не нужна. — Успокоил её Кирт. Видя же, что девушка ему не верит, он дал ей короткое пояснение. — Меня, ваши людские войны не интересуют.

Оставив снайпершу там, где он её и схватил, Кирт быстро и всё также бесшумно ушёл прочь. Буквально за какое-то мгновение, растворившись в царившем вокруг полумраке.

В своё освобождение девушка поверила не сразу. Решив, что русские решили над ней поиздеваться.

Но, наконец, до неё дошло, что, похоже, она и в самом деле получила свободу, и никто не собирался её убивать.

×
×