Полукровка (СИ), стр. 57

Служа уже Зуру, новому королю оборотню, Юцат несколько раз предотвращал покушения на жизнь своего хозяина. Этим орк заслужил доверие Зура. И поэтому тот разрешал ему многое. Намного большее из того, что он разрешал кому-либо из своих даже близких помощников, чистокровным оборотням.

Жестокая реальность мира монстров была такова, что все были другу для друга врагами и соперниками.

Если ты достаточно силён, хитёр и умён, то мог стать даже королём оборотнём. Если тебе, конечно, было по силам одолеть всех остальных соперников и претендентов на трон.

Главными же, и самыми опасными противниками всегда были остальные представители древнейших родов чистокровных оборотней.

Род Вервольфов, род Лекантропов, род Берендеев и род Волкодлаков уже многие тысячелетия были главными противниками и соперниками правящего рода Берсеков.

Но еще, ни разу, за прошедшие тысячелетия, ни одному претенденту, так и не удалось одолеть правящего короля оборотня из рода Берсеков.

В начале своего правления, только зайдя на трон, после того как он убил своего отца, Зуру приходилось силой доказывать своё право быть королём оборотнем.

После того как он убил троих чистокровных оборотней, пожелавших занять его трон, больше никто открыто не пытался и не смел, бросить ему вызов в попытке занять его место.

Только уже в своих покоях Зур обратил внимание на сопровождавшую его парочку. С любопытством и надменностью, как бы зная наперёд всё, чего стоило ожидать, он посмотрел на Стелию.

— Что тебе? Наверное, тоже хочешь поговорить о моём братце-человеке.

— Я его хочу. — Соблазнительно нагнувшись к постели, напрямую всё выложила вампирша. — Отдай мне его, хотя бы на одну ночь.

Услышав такую просьбу, а верней заявление, Зур ещё более внимательней, посмотрел на свою любовницу. Верней, на одну из таковых. На правах короля-оборотня он ведь мог иметь любую самку. Любую, какую хотел и когда хотел.

Но эта вампирша, занимала более значимое место при нем, нежели объект снятия сексуальной страсти, когда та возникала. К этой бестии у него была самая, что ни на есть животная страсть. Но страсть с чувствами. За что Зур, одновременно ненавидел Стелию и обожал.

Он не хотел признавать даже сам себе, привязанности к этой своей фаворитке-любовнице, так как не желал сам в себе видеть и чувствовать до кого-либо любовь. А тем более, нельзя было допустить, чтобы эти чувства увидели у него его подданные.

Чувства любви у короля оборотня делали его слабым. Как в глазах его подданных, так и в глазах его врагов. И это могло обернуться против него. Как это случилось с его отцом, который отдался любовным чувствам к человеческой принцессе и рождённому от неё сыну.

То, что отец не дал ему убить Кирта, когда тот был ребёнком и жил во дворце оборотней, показало Зуру на слабое место отца. И всё это, в конце концов, привело к тому, что Зур убил его и сам занял место короля-оборотня.

Видя, что Зур не спешит с ответом и вообще, пока ничего не говорит, Стелия медленно залезла на кровать, где стала принимать различные грациозные позы. Вид этих соблазнительных поз мог легко возбудить и заставить потерять голову любого представителя мужского рода. Даже находившийся в апартаментах Юцат, стал тяжело дышать и пускать слюну.

— Я хочу попробовать его. Ощутить его в себе. Его силу, мощь, неудержимую энергию. — Простонала сама уже возбужденная соблазнительница, ставшая теперь массировать свои пышные груди.

— Ты думаешь, он лучше меня!? — Закипая от ярости и возмущения, зарычал Зур. — Хочешь сравнить, кто из нас лучше. Я вижу сегодняшнее представление, устроенное моим братцем-человеком, вскружило всем вам головы.

— А разве ты сам, приказал его взять живым, после того, как увидел, что он вытворяет, не для того, чтобы убедиться самому и показать остальным, что ты лучше его. — Заметила ему в ответ вампирша, дав тем самым понять, насколько она прекрасно изучила своего короля-любовника.

— Ты думаешь, у тебя останутся силы на Кирта, после того, что я сейчас с тобой проделаю!? — Бросил ей вызов Зур, направляясь к кровати, при этом на ходу снимая с себя одежду. Уже возле самой постели, он, взглянув на Юцата, приказал. — Оставь нас.

************************

После того, как Глория задала ему свой последний вопрос, Кирт, воспользовавшись наступившей тишиной и данным, наконец, ему спокойствием, полностью расслабился, как телом, так и разумом.

Погрузившись в глубокую медитацию, он стал заполнять своё пустое Ядро энергией этого мира.

Продолжать бесполезную борьбу с кандалами, с которыми он всё равно бы ничего не смог сделать, означало продолжить тратить жалкие остатки своих сил и энергий впустую. А ведь главным сейчас было снова привести себя в достойную физическую форму для новой предстоящей борьбы с врагом. Ведь Кирт не сомневался в том, что его битва ещё не закончена. И вскоре ему снова предстояло сражаться. Сражаться за свою жизнь и за жизнь Глории.

Чтобы выжить и победить в этом сражении, ему нужна была вся его сила и энергия. Поэтому он, уйдя от реальности, медитировал. Накапливая энергию и восстанавливая свои силы.

Помимо всего прочего, Кирт очищал и разум. Очищал от заполнившей тот информации.

Неприятной, раздражавшей и злившей его информации. Выводившей его из себя. Заставлявшей подняться на поверхность его сущности диким, звериным инстинктам и желания.

Ведь он хотел отомстить! Отомстить тому, кто убил его родителей и деда. Отомстить тому, кто был виновником стольких смертей на Атлантиде. Ведь это именно Зур начал ту войну между людьми и монстрами. И именно он и был во всём виноват.

Но Кирта хорошо обучили наставники в монастыре Стихий. А жизнь после обучения, прошедшая в постоянных скитаниях и сражения, дополнила это обучение.

Чтобы побеждать и выживать, мало было быть сильным, ловким и быстрым. Ведь всегда найдётся кто-то быстрее и сильнее.

Необходим был ещё и разум. Желательно такой же сильный и быстрый. Ведь для того чтобы побеждать и выживать, нужно было быстро соображать, и принимать мгновенные решения, от которых зависела жизнь.

Но если в голове бардак, и все твои мысли заняты только о мести, то никакой речи не могло идти о нормальном, внутреннем, психическом состояние. Про то состояние, в котором все принимаемые тобой решения, верные и правильные.

Полностью погрузившись в состояние глубокой медитации, Кирт, закрыв глаза и опустив голову, был похож теперь на спокойно спящего человека. Что со стороны, было чем-то невероятным. Учитывая неудобное, стоячее положение пленника. Положение, в котором тот не просто стоял на ногах, а ещё и был прикованным к стене, за поднятые вверх руки.

Во всяком случаи так про своего любимого подумала, снова ставшая смотреть на него Глория. Ей ведь уже порядком надоело затянувшееся молчание и вообще полное бездействие. И для неё был чем-то диким, этот спокойный сон Кирта.

— Кирт, ты что спишь? — Не выдержав, недовольно поинтересовалась она спустя час.

— Нет, не сплю. — Успокоил её Кирт, продолжая при этом находиться всё в таком же положении с закрытыми глазами. Его Ядро было теперь полно энергии, так что теперь он находился в поверхностной медитации, и смог услышать обращённые к нему слова девушки. — Я просто пытаюсь отдохнуть и восстановиться.

— Для чего? — Теряя над собой контроль, снова возмутилась Глория. — Чтобы не заснуть от усталости, наблюдая за тем, как меня будут мучить!

Открыв глаза, Кирт удивлёно посмотрел на девушку, которая поняла, что потеряла над собой контроль и наболтала какой-то чуши.

— Извини. — Виновато прошептала она. — Просто у меня уже нервы не к чёрту.

— Вот, почему я и отдыхаю. Нужно расслабить тело и нервы. — Разъяснил ей Кирт.

— А мне вот не даёт расслабиться, кроме мысли о предстоящем мучении, ещё один вопрос. — Честно призналась Глория. — Почему ты сразу не узнал Зура?

×
×