Полукровка (СИ), стр. 56

— Мне вот что ещё интересно Кирт. Получается, что Геракл, Геркулес и прочие древние герои, были тоже полукровками? Ведь они обладали теми же способностями и силами, что и ты.

— Да, кое-кто из них тоже, были полукровками. — Подтвердил атлант. — Полубоги. Раньше ведь некоторых из монстров Атлантиды, за их сверх возможности, считали на Земле богами. Но в те давние времена были и люди-воины атланты, достигшие такого мастерства в боевых искусствах и во владении энергиями Стихий, что по своей силе и возможностям, их часто приравнивали к богам, или детям богов.

Собравшись, было задать очередной вопрос, Глория, позабыв про то, что её руки были прикованы кандалами до стены, попыталась опустить их вниз. Как специально, её нога очень сильно зачесалась, и необходимо было как можно быстрее убрать этот нестерпимый зуд.

Когда же из этой попытки, опустить руки и почесать ногу, ничего не получилось, она, снова вернулась к ужасающей действительности. Но теперь Глорию захлестнула не волна отчаяния и несправедливости. Её буквально накрыла волна ярости и злобы.

— Дьявол побери! Кирт, нам нужно как-то вырваться отсюда. Ты ведь такой сильный. Может, сможешь порвать, эти чёртовы цепи? — Девушка с надеждой посмотрела на поднятые вверх, бугрящиеся мышцами руки атланта. Она ожидала, что её сильный и бесстрашный мужчина, сейчас, как она и просила, возьмёт и порвёт сковывающие их цепи.

Но Кирт даже и не стал пытаться этого делать. Вместо этого, он, отрицательно закачав головой, пояснил:

— Я уже пробовал это сделать. И мне не по силам порвать эти цепи. Ведь кандалы и цепи сделаны из металла подгорного королевства.

— Значит, нам и в самом деле конец. — Устало прошептала Глория, принимая вынесенный им недавно Зуром приговор.

Глава 17

Те, кто сейчас наблюдал за Зуром, с мрачным задумчивым видом, восседавшим на огромном троне, стоявшем на сцене, где недавно проходил концерт, понимали, что их король-оборотень, чем-то недоволен или встревожен. И это в то время как после пленения своего брата-полукровки, он должен был радоваться. Радоваться, и в полной мере наслаждаться своим триумфом.

Когда же дикий, горящий взгляд Зура стал блуждать по залившим во многих местах пол лужам крови, той самой крови, которую пролил Кирт, убивая его подданных, близко знавшие своего короля монстры, обо всём догадались.

А именно о том, что так омрачило победу их короля оборотня. Их догадки подтвердил и сам Зур.

— Неужели братья мои и сёстры, вы так ослабели!? Когда до меня доходили слухи, о том, какой урон наносит нам Кирт… меня убеждали, что ему просто повезло застать тех несчастных, павших от его руки, врасплох. Или что те павшие от его руки бедняги, были слабыми и старыми. А иногда и наоборот — очень молодыми и не опытными. Но то, что я увидел здесь, недавно… восхитило и огорчило меня. Хотя, нет. Не огорчило. А взбесило! — Дико зарычав, Зур вскочил с трона и стал обводить беспощадным, жаждущим крови взглядом, своих подданных. — Если бы вы были, в самом деле, слабыми… то я бы сам вас давно поубивал и съел. Но вы-то ведь сильные. Ведь только сильные, смогли уцелеть в войне с атлантами, и прийти со мной сюда, на Землю. Получается, это мой братец Кирт стал таким сильным, что вы не можете быть для него достойными противниками. И все его победы, здесь на Земле, имели не те причины, в которых вы меня пытались убедить. Так же, мне теперь ясны и причины нашего поражения в войне на Атлантиде.

— Но ведь отряд атлантов-полукровок, которым командовал Кирт, был не таким уж и большим. — Осмелился напомнить один из вампиров, стоявший в двадцати метрах от Зура, у края сцены. — Они не могли внести большого перелома в ход войны.

Одним, огромным прыжком, перекрывшим расстояние до говорившего, Зур в мгновение ока оказался возле вампира. Нанесённый удар кулаком в грудь, показал, какой чудовищной силой обладал король оборотень.

Вампир, словно выстрелянный из катапульты, пролетел через весь зал над головами своих собратьев монстров и врезался в дальнюю стену.

— Кто-то желает ещё мне, что-нибудь сказать!? — С вызовом поинтересовался Зур, обводя красными, залитыми кровью глазами своих подданных.

Желающих тоже испытать на себе силу короля-оборотня больше не нашлось. И Зур продолжил свои рассуждения, при этом, про себя оставшись довольным, очередным своим само утверждением перед подданными.

Все и всегда должны были помнить о его силе, и о том, что он может сделать с ними, если захочет. Ведь только так можно было править всеми этими безжалостными монстрами.

Быть их вожаком и королём.

— Вы думаете, я не знаю, какие мысли зародились в ваших головах, когда я превозносил здесь силу брата-человека. Да-да. Я вижу это по вашим глазам. Вы подумали, что он сможет одержать верх даже надо мной. Ведь в нём, тоже течёт кровь моего отца, некогда бывшего вашим королём. — От внимательного взгляда Зура не ускользнуло ничего. И то, как при его словах, о том, что он знает их мысли, многие из присутствующих в зале, стали прятать от него глаза. И то, как с тихим рыком, исходящим из многих глоток, выходило кипевшее в средине многих негодование и ярость.

Поняв, к чему ведёт Зур, к королю оборотню приблизился один из его ближайших помощников, находившийся сейчас в обличье гитариста Рихарда.

Здесь собрались, так же и все остальные чистокровные оборотни различных древнейших родов Атлантиды. Все те, кто смог перебраться на Землю вместе с остатками армии и их королём.

Теперь все эти чистокровные оборотни находились в обличьях участников группы «Рамштайн». Одним словом, вся элита монстров держалась вместе, в этом чужом для них мире. В мире, который им предстояло захватить. В мире, в котором они собирались вскоре править.

— Зур, не делай этого. — Мягко, и в то же время требовательно, шёпотом попросил Рихард. — Мы, как твои ближайшие советники, не желаем, чтобы ты рисковал. Все и так знают, что ты сильней и лучше Кирта.

— Тогда почему вы так беспокоитесь!? — Вскипел Зур, посмотрев на своих помощников — пятерых участников группы «Рамштайн». — Если беспокоитесь и сомневаетесь вы… то, что тогда говорить об остальных! Поэтому, я просто обязан, наглядно показать всем, кто есть кто.

Зарычав напоследок, как бы дав этим самым понять, что решение принято и не может быть изменено, Зур пошёл прочь из зала. Вслед за ним поспешили только Стелия и Юцат. Остальные же, даже его ближайшие помощники, зная вспыльчивый характер, безрассудную жестокость, и быстроту расправы над тем, кто подвернётся ему под руку в момент ярости, не стали идти вслед за королём.

Если бы Зур хотел, чтобы его сопровождали, то сам бы об этом непременно сказал. Так что, незачем было рисковать.

То, что Стелия и Юцат не побоялись последовать за своим королём, объяснялось тем, что Стелия помимо всех прочих имеющихся у неё привилегий при дворе, была ещё и любовницей Зура. А это позволяло, как ей самой казалось, иметь над королём-оборотнем какую-то власть, или влияние на него.

Что же касалось Юцата, то, будучи чуть ли не самым сильным из монстров, орк всю жизнь служил королевскому роду. Он был всецело предан своим хозяевам. Защищая тех любой ценой. Даже ценой собственной жизни. А вот это, было большой редкостью среди монстров. Ведь любой, здравомыслящий монстр, привык в случае смертельной опасности, когда выбор состоял в том, или погибнуть самому за кого-то, либо ценой кого-то спастись самому, практически всегда предпочитали самосохранение.

Унаследовав Юцата после убийства отца, Зур держал его при себе как телохранителя и беспощадного исполнителя, выносимых кому-либо из разгневавших его подданных смертельного приговора. Хотя в большинстве случаев Зур предпочитал сам, и приводить в исполнение эти приговоры.

Он любил убивать и карать своими руками. Верней клыками и когтями. Но иногда, ему хотелось просто получить наслаждение, наблюдая со стороны за кровавой расправой.

Тогда-то и наступала очередь Юцата.

×
×