Полукровка (СИ), стр. 55

Забыв, в каком он положении, и что самое главное, о том, что рядом Глория, Кирт, поддавшись секундному соблазну, утвердительно качнул головой. При этом сглотнув, подкативший к горлу ком.

Неизвестно, чем бы всё это закончилось, если бы в камеру не заглянул снова Зур.

— Я так и знал, что ты Стелия не удержишься перед моим братом. — Обозлёно прорычал он. — Но ты, наверное, не знаешь, что он, имея тебя, легко бы при этом и убил. Он бы обязательно использовал эту возможность для освобождения. Так что, убирайся Стелия вон, отсюда!

Печально вздохнув, вампирша застегнула блузку.

— Жаль. А мы ведь были так близки, чтобы сделать это.

Кирт тоже печальным взглядом проводил, теперь приближающуюся к выходу вампиршу. При этом он тихо, так, чтобы никто кроме Глории и стоявшего возле той орка, его не услышал, прошептал:

— Да жаль. А ведь мы так были близки к освобождению.

Дождавшись, когда Стелия пройдя мимо него, вышла из камеры, Зур недовольно посмотрев на орка, приказал:

— Ты тоже Юцат, не торчи здесь как истукан. Следуй за мной.

Заметив, что Зур вышел, Юцат гневно рыча, приблизился к Кирту. Тот же бесстрашно смотрел на медленно приближающуюся к его лицу ужасную, клыкастую серакожую морду.

Приблизив морду к лицу пленника почти вплотную, Юцат стал нюхать исходящие от того запахи. Нюхать, как это делают дикие животные.

Наблюдая за происходящим, Глория переживала за судьбу и жизнь своего любимого, которому этот ужасный монстр мог в мгновение ока откусить голову своей огромной, клыкастой пастью. Но, то, что произошло дальше… сильно удивило девушку.

— Юцат. — С нежностью и радостью прошептал Кирт. Прошептал с такими чувствами, как будто встретил старого, дорого сердцу друга.

— Хозяин. — В ответ, тихо прорычал орк. После этого, развернувшись, он вышел из камеры. Оставив, наконец, пленников одних.

— Вы что с ним тоже знакомы? — Тут же перешла к накопившимся у неё вопросам Глория. — И почему он назвал тебя хозяином?

— Юцат, был моей нянькой и телохранителем, первые два года моей жизни. Когда мы с мамой жили у моего отца, короля-оборотня. — Стал рассказывать свою историю Кирт. — Хоть это и звучит дико и неправдоподобно… но мама и отец любили друг друга. И я был зачат в любви. Отца, конечно, огорчило, что я родился человеком. Но, несмотря на это, он любил меня, как и мою маму. Два года он надеялся, что во мне всё-таки проявится больше звериного, нежели человеческого. Но, кроме силы, выносливости, скорости, зрения, слуха и обоняния, во мне не проявилось никаких качеств чистокровного оборотня. Было ясно, что я не смогу трансформироваться в зверя с началом своего полового созревания. Само по себе, нахождение меня и мамы во дворце короля-оборотня, было для монстров оскорбительным и унизительным. Но пока мы были под защитой отца, нам открыто никто не мог угрожать. Однако отец опасался тайного нападения на меня и поэтому приставил ко мне в качестве няньки и охранника, орка Юцата. Он не один раз спасал мою жизнь за те два года, что я прожил в Темнийском королевстве. Самым же яростным моим противником и врагом был старший сын короля-оборотня — Зур. Именно Зур всё время требовал у отца, чтобы меня — позор их семьи, отдали на съедение племени. Поняв, что рано или поздно ко мне и моей маме доберутся все те недоброжелатели, которых сплачивал вокруг себя Зур, отец отправил нас обратно во дворец короля Дэкха. Тот, по заключённому договору отдал свою дочь королю-оборотню в качестве сохранения мира между людьми и монстрами. Вернув дочь и внука королю Дэкхе, король-оборотень заверил, что пока он у власти, правит Темнийским королевством и монстрами, мир между королевствами континента будет сохранён. Возвращение же мамы во дворец к отцу, было и радостным и печальным. Радостным, так как она вернулась домой к отцу и к своим соплеменникам, а печальным по двум причинам. Одной из этих причин, было расставание с королём-оборотнем. Расставание с тем, кого она любила и кто, любил её. Второй причиной был — я. Совет Волшебников побоялся, что во мне всё же, рано или поздно, может проявиться звериная натура. Что гены рода Берсеков, одного из первых и самых сильных родов чистокровных оборотней возьмут верх над человеческими генами. И, что тогда, я стану настоящим бедствие для человечества. Чтобы этого не допустить, меня забрали от матери и отправили, как и всех детей полукровок, на воспитание в монастырь Стихий. Там нас всячески безжалостно тренировали, повышая наши качества и делая из нас лучших воинов континента. Воинов, способных охотиться на монстров, и на равных сражаться сними. Ведь большинство монстров были намного сильней обычных людей. Во время этих тренировок за нами постоянно наблюдали. Наблюдали, не проявятся ли у нас те качества, которых так опасался Совет Волшебников.

Воспользовавшись тем, что Кирт на несколько секунд замолчал, погрузившись в воспоминания, Глория тут же задала ему вопрос:

— А если у кого-то из вас проявлялись эти качества… вас что, отправляли назад к монстрам?

Печально улыбнувшись, Кирт отрицательно закачал головой.

— Тех, у кого проявлялись такие качества, просто убивали.

— Но ведь это ужасно и бесчеловечно! — Возмутилась девушка. Для неё, выросшей в современном цивилизованном мире и обществе, такие дикие варварские правила, обычаи, законы… или бог его знает, как ещё назвать эту дикость. Одним словом, всё это для неё было ужасным и несправедливым.

— Атлантов можно понять. — Успокоил её Кирт. — Вернуть потенциальному врагу такое мощное, ужасающее оружие, которое они из нас делали, означало — направить это оружие против самих себя.

— Но в тебе, как я понимаю, эти качества не проявились. — Облегчёно выдохнув, подметила Глория. Тем не менее, на какую-то долю секунды, в её глазах проскользнул испуг.

— То, что я пока жив, свидетельство этого. — Дал ей, более чем убедительное доказательство Кирт. — Из меня сделали самого лучшего и сильного охотника. Возможно всё благодаря тому, что во мне течёт кровь короля-оборотня, и кровь могущественного рода Берсеков. Первых чистокровных оборотней. Мой отец, был самым сильным среди оборотней, так как на протяжении многих лет, был вожаком и королём. Он был тем, кто своей силой и авторитетом, держал всех монстров Темнийского королевства в повиновения. Именно король-оборотень не давал начаться войне между монстрами и людьми.

— Но ты ведь рассказывал, что война между людьми и монстрами, всё же, произошла. — Напомнила ему Глория.

— Война началась после того, как Зур стал королём-оборотнем. Он убил нашего отца. Ведь только так становятся королём-оборотнем и вожаком в диких стаях. Становятся главным там, где правит самый сильный. — Глаза Кирта гневно засверкали при упоминании о смерти отца от руки, а верней от клыков и когтей сводного брата. — И я отомщу ему за смерть отца и мамы.

— Он что, убил и твою маму! — Ужаснулась Глория, от вновь услышанного факта из жизни своего любимого.

— Её и моего деда, короля Дэкха.

Услышав такой более подробный, и ужасный ответ, Глория, до которой всё всегда быстро доходило, с ещё большим удивлением и интересом, посмотрела на своего любимого.

— Так это получается, что ты стал…

— Нет, я не король. — Перебил её Кирт. По мере того, как он говорил дальше, голос его, всё больше и больше, закипал от злобы и негодования. — Я, кто угодно… но только, не король. Ведь я — полукровка. Хоть во мне и течёт две королевские крови, я — не человек и не монстр. Единственное кем я могу быть, так это воином, охотником на монстров. Ведь именно для этого мне и оставили жизнь и тренировали в течение долгих десяти лет.

— Тогда кто же стал королём? — Поддерживая негодование Кирта, поинтересовалась Глория.

— Короля нет. Союзом объединённых королевств, правит теперь Совет Волшебников. Именно благодаря их помощи, я и оказался здесь на Земле. Ведь я не найду покоя, пока не отомщу за смерть родителей и деда.

Позабыв совсем про те ужасы и пытки, что в скором времени ей были обещаны, Глория полностью отдалась получению такой новой для неё и интересной информации. Теперь Кирт, наконец-то, мог ей рассказать всё на чистоту. Рассказать, ничего не скрывая. Так, во всяком случаи, ей казалось.

×
×