Полукровка (СИ), стр. 3

Когда доктор, санитар и майор вошли в палату Кирта, тот всё так же продолжая сидеть в позе лотоса и смотреть в телевизор, спросил:

— Неужели они уже здесь?

— Кто здесь, Кирт? — Не совсем поняв, переспросил доктор.

— Те, про кого я предупреждал. — Оторвавшись, наконец, от телевизора, Кирт повернул голову и посмотрел своими проницательными зеленными глазами на посетителей. В частности на майора. — Иначе, зачем он здесь.

— Ты правильно догадался. Я здесь в связи с твоими предупреждениями. — Без всяких утаек, перешёл к делу майор. — Но точно, мы ещё, ни в чём не уверены.

— А я думаю, что вы всё же поняли, с чем имеете дело. А верней, с кем. — Заметил Кирт, при этом краешки его губ тронула лёгкая улыбка.

Чтобы дать своему новому подопечному понять, кто главный, и кто кем командует, майор сделал серьёзное, почти злобное лицо, после чего стал расставлять всё по своим местам.

— Что-то ты умный не по годам, Кирт. Если хочешь знать моё личное мнение о тебе, и про всё то, что происходит, то… я думаю, что ты… либо был наёмником пять лет назад в Чечне у боевиков, либо служил в наших войсках. Но вот что странно. Никаких документов подтверждающих, что ты был в федеральных войсках, мы так и не нашли. Похоже, ты в результате чего-то тронулся умом. Ты просто наглотался наркотиков и стероидов, что и дало тебе силы и прыти, когда на тебя натолкнулись в горах наши спецназовцы. Тебе ведь на вид не больше тридцати. И то, что ты и пять лет назад носил длинные волосы, уже исключает то, что ты был в федеральных войсках. Значит, остаются чеченцы. Ну, а что насчёт твоих россказней про оборотней и прочих героев фильмов ужасов, то всему этому есть реальные объяснения. В частности, я думаю, что сейчас мы имеем дело с какими-то хорошо выдрессированными чеченцами животными. У меня приказ, и ты поедешь со мной, чтобы во всём этом разобраться. Но запомни одно. Если ты что-нибудь, вздумаешь выкинуть, или попытаешься сбежать от меня…то, я тебя убью.

Выслушав майора, Кирт сочувственно посмотрел на доктора:

— Похоже, доктор, вам нужно было наблюдать совсем не за мной все эти годы.

Даже без замечания Кирта, доктор Борисов с профессиональным интересом посмотрел на разошедшегося майора. Кирт же, после данного доктору намёка, обратился к майору, который казалось, готов был взорваться от гнева.

— Вам не стоит меня бояться. Я не убиваю людей… если они не пытаются меня сами убить.

— Ты на что это намекаешь?! — Весь аж побагровел от бешенства майор. — Если ты пытаешься меня запугать… то, не на того нарвался.

— Прекрасно. — Улыбнулся вполне дружески Кирт. — Я рад это слышать. Поэтому я думаю, у вас не возникнет проблем с тем, чтобы вернуть мне моё оружие.

— Что!!! — От услышанного, майор чуть не онемел, а его глаза только чудом не вылезли на лоб. — Вернуть тебе твоё оружие!!!

— Я рад, что мы нашли взаимопонимание. — Снова улыбнулся Кирт. — И кстати… надо запомнить это хорошее выражение. Не на того нарвался.

Глава 2

Боевой десантный вертолёт МИ–24, оскалившись всеми своими ракетами, пушками и пулемётами, приземлился не далеко от Грозного. Единственными пассажирами этой огромной летающей крепости в этот раз были всего четыре человека.

Кто-то сказал бы, что это непростительная расточительность и преступление. Гонять вертушку в такое тяжёлое и опасное время, всего лишь из-за какой-то жалкой горстки людей. Но для тех, кто хоть немного разбирался в тонкостях военных операциях, было бы ясным, что те, кого сейчас доставили до Грозного, не какие-то рядовые солдафоны, из-за которых бы палили горючку и рисковали потерей прекрасной боевой машины.

Когда эта четвёрка вылезла из вертушки, тут же упорхнувшей снова в вечернее небо (что также считалось непростительным расточительством, так на борту не было ни пассажиров ни груза), трое прибывших, мгновенно взяли оружие наизготовку. Причём двое держали на прицеле своих автоматов, их четвёртого спутника, а третий водителя поджидающего их не далеко БТРа.

— Эй, парни, вы чего? — Испугался водитель БТРа, увидев нацеленный на себя автомат.

— Гнев богов. — Держа палец на спусковом крючке нацеленного на водителя автомата, произнёс свою часть пароля майор Кружинков.

— Афродита больше не сердится. — Поняв, что от него хотят, сказал свою часть пароля водитель.

— Правильно. — На секунду улыбнулся майор, опустив при этом автомат. В отличие от него, двое прилетевших с ним агента, продолжали держать на прицелах своих автоматов Кирта.

— Ну, вы парни и даёте! — Облегчённо выдохнул, успевший испугаться водитель. — А этот, что сделал? — Он кивнул головой на Кирта, тоже, как и его сопровождающие одетого в камуфляж.

— Не твоего ума дело. — Строго сказал майор. — Садись лучше за руль. До темноты мы должны быть на месте. И запомни. Ни каких нам вопросов. Вопросы можем задавать только мы тебе, а ты уж, пожалуйста, на них отвечай. Понял?

— Так точно. — Отрапортовался водитель и уселся на своё место в БТР.

Подождав, когда его пассажиры залезут в машину, он тронулся по направлению к городу, при этом успев удивиться ещё тому, что заметил, что руки Кирта были скованыусиленными наручниками. Соединительная цепь на этих усиленных наручниках была в два раза толще, чем на обычных наручниках. А это уже само по себе говорило о том, насколько был опасен и силён, этот странный длинноволосый гигант.

Дорога, по которой в город ехал БТР с фсбшниками и Киртом, была заполнена движущейся в разных направлениях боевой техников. Пеших же пока солдат федеральных войск не было видно, что заинтересовало майора, наблюдавшего за дорогой через узкую щель закрывающего окно броне листа.

— Неужели чеченские снайпера до сих пор вас тревожат? — Поинтересовался он у водителя. — Ведь поэтому на дороге нет пеших солдат?

— А вы наблюдательны, товарищ майор. — С похвалой подтвердил предположения Кружинкова водитель.

— Работа у меня такая. — Решив показать, что он ещё и скромный, майор застенчиво, словно девица улыбнулся, что заставило водителя, бывшего не глупым парнем, понять с каким опасным человеком его свела судьба. Буквально пару минут назад, этот майор мог его пристрелить, не ответь он на пароль, а сейчас разыгрывает перед ним скромника.

Да. С таким гостем ухо нужно было держать востро. Уже ведь не раз приходилось видывать таких «любезных» здесь, на войне. Такие «любезники» даже когда будут прокручивать нож в ваших кишках, будут улыбаться.

Между тем, самого майора Кружинкова мало интересовало, что о нём думает водитель. Сейчас его интересовал сидящий между двумя агентами Кирт. Чьё спокойствие и бездействие сильно действовало ему на нервы. Как опытный оперативник, он знал, что долгое бездействие усыпляет бдительность врага, и не хотел, чтобы его бдительность и бдительность сопровождающих его агентов, была усыплена этой машиной разрушения, которую они привезли сюда, в Грозный. Может, конечно, пять лет назад, где-то в этих горах и произошло что-то не вероятное, но, не до такой, же степени… чтобы один человек, смог противостоять взводу спецназа. Тем более в рукопашной. Эти мысли всё время не давали Кружинкову покоя, так как если это была правда, то тогда и в самом деле Кирт был очень опасен. И смогут ли они его остановить, если тот разойдётся?

Утешало одно. Что тот был ещё под действием вколотых ему пару часов назад в вертолёте успокоительных транквилизаторов. Но их действие не вечно, а колоть ещё ему их в самом Грозном, где предстояло расследовать приведшее их сюда дело, полковник Ратский запретил. Но это было ещё не всё. Но об остальном майор, пока не хотел тревожиться. Для этого у него ещё будет достаточно времени впереди.

— Какое положение на данный момент в Грозном? — Спросил он у водителя, этим самым решив приступить к получению информации, а заодно и отвлечься от всё-таки начавших его тревожить мыслей.

Обрадованный, что ему снова представилась возможность поболтать, водитель стал излагать сведения, которыми располагал.

×
×