Полукровка (СИ), стр. 2

Закончив вспоминать дело Кирта, майор, у которого уже успели возникнуть новые подозрения в связи с снова проявившимся интересом полковника к пленнику, спросил у того напрямую:

— Вы что хотите, чтобы этот сумасшедший помог нам в этом деле?

— И не просто помог, — Подтвердил подозрения полковник. — а, и принял прямое участие в операции, которую возглавите вы майор. У вас в группе будет ещё два наших агента и этот Кирт. Если же быть точней, эти двое агентов будут вроде охраны при Кирте. Если окажется, что он простой сумасшедший, который ничем не может нам помочь… они его ликвидируют. Ну а если же помощь от него будет, они побеспокоятся о его возвращении в лечебницу.

********************

Зелёные, проницательные глаза не отрываясь, внимательно смотрели на экран телевизора. Даже когда тонкий слух хозяина этих глаз уловил, что за три камеры (или как здесь называли палаты), из своей норки вылезла маленькая мышка, а по лестнице к коридору на его этаже поднимается три человека, один из которых был незнакомец, тот продолжил смотреть в телевизор.

Хотя, на самом деле, сидя в позе лотоса, узник, пленник или пациент (любое из этих обозначений можно было смело дать тому, кого уже в течение пяти лет содержали, помимо его воли в заточении), находился в состоянии поверхностной медитации.

И он уже вот-вот готов был, погрузиться в глубокую медитацию. Увидеть энергии этого мира, и начать питать ими свой организм. Но, похоже, сейчас этому было не произойти. Не произойти из-за визита, так редко бывавших у него посетителей. И под посетителями подразумевались, естественно не персонал этого места, в котором его держали.

То, что один из троих, уже вошедших в коридор людей был незнакомец, Кирт был уверен, так как одни из шагов принадлежали доктору Борисову, а ещё одни — санитару Вите. И он не ошибся. Двумя и в самом деле были доктор Борисов и санитар Витя. Третьим же был майор Кружинков, который, пока они шли к палате Кирта, узнал следующую информацию от доктора Борисова.

— Удивительная вещь! — С восхищением рассказывал доктор Борисов о своём самом лучшем пациенте, как он называл Кирта. — Уже пять лет этот Кирт находится у нас. В течение этих пяти лет мы вводим ему успокаивающие транквилизаторы, и хоть он вялый и спокойны, его тело по-прежнему в таком же прекрасном состоянии, как и в тот день, когда он поступил к нам.

— Не понял? — Удивился майор, которому и в самом деле было, не совсем понятно, про какое прекрасное состояние тела говорил доктор. — Поясните подробней.

— Что происходит со спортсменами находящимися на пике своей физической формы, когда они на несколько лет прекращают тренироваться? — Стал разъяснять доктор, начав с вопроса, на который сразу же стал давать ответ. — Их мышцы атрофируются, теряют свою накачку и форму. А мышцы Кирта по-прежнему в такой прекрасной форме, будто он тренирует их каждый день.

— А вы уверены, что транквилизаторы на него действуют? — Забеспокоился майор. — Может у него выработался к ним иммунитет.

— Тогда, что мешает ему выйти отсюда? — Вопросом на вопрос ответил доктор. — Транквилизаторы действуют, можете не сомневаться. Похоже, всё кроется в его умственных способностях.

— Поясните. — Снова не понял сказанного майор. — Причём здесь умственные способности?

— Ну, во-первых, Кирт может видеть в темноте. — Ещё больше удивил доктор майора. — Во вторых, у него до того тонкий слух, что он может слышать на таком расстоянии, что под силу только сверх чувствительным приборам или зверям, которым так же свойственно видеть в темноте.

— Не хотите ли вы сказать, что наш пациент не человек, а зверь. — Забеспокоился об умственном состоянии самого доктора майор.

— Ну, что вы. Конечно, нет. — Улыбнулся доктор, поняв опасения майора. — Просто у него есть способности, как и у тех. Ну, а что говорить о его неимоверной силе и быстроте реакции. Согласитесь, никому ведь не под силу за минуту уложить четырнадцать спецназовцев! Ну, да ладно об его силе и быстроте реакции, пока он под действием успокаивающих транквилизаторов этого мы не можем проверить.

— Ну, и, слава богу. — Облегчённо выдохнул майор, которому на самом деле было не до облегчения а, наоборот, до беспокойства. Ведь возможно, вскоре ему предстояло стать свидетелем того, о чём жалел доктор, что не может этого увидеть.

Знай бы доктор, что его «любимого пациента» должны будут вот-вот забрать от него, то энтузиазма и у него, возможно поубавилось. Между тем доктор продолжил рассказывать о своих наблюдениях за Киртом.

— Ну а что касается его умственных способностей, то судите сами. Уже как три года у него в палате мы поставили телевизор. Всё, что он видит в телевизоре, он впитывает как губка. Всю информацию, различные языки, особенно ему нравится музыка. В частности германская группа «Рамштайн».

— Похоже у парня тяга к искусству. — Усмехнулся до этого молчавший санитар. — Его ещё заинтересовали фокусы Копирфильда.

— Фокусы. — Нахмурился майор. — Он сам, что фокус, этот Кирт. Загадочней субъекта мне ещё не приходилось встречать.

— Вполне с вами согласен. — Поддержал его доктор. — Его на все сто можно отнести к сумасшедшему. Но всё то, на что он способен… делает нас самих сумасшедшими. Мы не привыкли к такому. Это всё для нас фантастично. Но это есть, и мы имеем этому наглядный пример.

Было хорошо заметно, как майор всё больше и больше мрачнел, по мере того, как доктор заставлял его верить в то, во что он, уже поверил сам. Поверил, несмотря на свои учёные докторские степени и существующие в нынешнем мире правила и законы, и разделения на научные объяснения и фантастические, выдуманные. Именно сейчас и рушились эти разделения между наукой и фантастикой.

— Надеюсь, всё же он окажется сумасшедшим. Не смотря на свои физические и умственные способности. — Чистосердечно пожелал майор. — Иначе, если всё то, о чём он говорил, окажется правдой… какой кошмар тогда нас ждёт.

— А разве всё это уже не началось? — То ли спросил, то ли подтвердил доктор, изучающее посмотрев на своего редкого гостя. — Иначе, зачем бы вам понадобился Кирт. Пять лет, вы его не трогали. Что же теперь случилось, что у вас проснулся к нему интерес?

По тому, как замялся с ответом майор, доктор понял, что попал в самую точку.

— Неужели они уже здесь!? — Ужаснулся он своим предположениям.

— Мы ещё точно ничего не знаем. — Решил дать хоть какой-то ответ майор. — И это нам предстоит выяснить с помощью нашего гостя.

— Так вы его забираете!? — Снова ужаснулся доктор, при этом в его голосе были слышны сожаление и страх.

— Не бойтесь за него. — Не поняв истинных причин, вызвавших чувства у доктора, успокоил его майор. — Мы постараемся, чтобы с ним ничего не случилось, и он вернулся к вам целым и невредимым. Чтобы вы смогли продолжить свои наблюдения за ним.

— Вы не поняли. — Сочувственно усмехнулся доктор. — Я волнуюсь не за него, а за вас.

— За нас, можете не беспокоиться. — Нахмурившись, заверил майор. — Мы профессионалы и знаем своё дело.

— Дай то бог, дай то бог. — Словно молитву себе под нос прошептал доктор, которому не хотелось терять такого ценного пациента. Вдруг, он вспомнил ещё один вопрос, ответ на который его так сильно интересовал. Его-то он и поспешил задать майору, пока они не дошли до палаты Кирта. — Ну а что с его оружием? Вы разобрались, из какого материала оно сделано?

Услышав, что хочет знать доктор, майор посмотрел на того с подозрительностью, свойственной людям его профессии. Но вспомнив, что все они в одной команде и занимаются одним делом, дал ответ.

— Почти все компоненты выяснены, но есть пара компонентов, которых на Земле нет. И это нас беспокоит.

— Так значит… оружие сделано не на Земле!!! — Восхищённо выдохнул доктор, получивший только что ещё одно подтверждение того, что, возможно, его пациент… на самом деле является тем, кем он себя представляет.

×
×