Полукровка (СИ), стр. 1

Полукровка

Глава 1

Сергей Кружинков мог только догадываться, зачем среди ночи его вызвал к себе полковник Ратский, являвшийся его непосредственным начальником и командиром.

Хоть в ФСБ, где они оба служили и было множество чинов повыше чем у полковника Ратского, но никто из них не мог вмешиваться в дела которыми занималась группа Ратского. Да и как можно было вмешиваться в то, про что никто кроме самих членов группы не знал. Никто не знал, чем занимается Ратский и его подчинённые, хотя полномочий и прав у этой группы было больше чем у кого-либо в ФСБ.

Когда девять лет назад Сергей попал в группу Ратского, всё показалось ему весьма абсурдным и не реалистичные, из мира фантастики. Как он сам тогда подметил: «-Похоже, меня пригласили в сериал «Секретные материалы», который набирал большую популярность во всём мире».

То, чем в течение десяти лет занималась группа Ратского, а верней результаты их работы, всё больше и больше убеждало майора Кружинкова в том, что всё-таки фантастические вещи, считавшиеся всеми людьми выдумкой и не реальностью, ими на самом деле и есть. Однако события последних недель всю группу Ратского заставили снова поверить, или, во всяком случае, активизироваться.

Погружённый в такие мысли майор не заметил, как прошёл тускло освещённый коридор, и оказался перед дверью полковника Ратского, на которой красовалась табличка с надписью:

«Особый отдел ».

Как и обычно дверь охраняли два рослых агента, входящих в группу Ратского.

— Полковник вас ждёт майор. — Пригласил войти в кабинет Сергея один из агентов.

Майор знал, что будь это не так, то так просто и легко к полковнику он бы, не попал. Несколько раз Сергей был свидетелем того, как без разрешения или приглашения Ратского к тому пытались войти ФСБшники со званиями и повыше чем у полковника. Результаты их попыток были — нулевыми.

Ни приказы, ни угрозы, не действовали на охранявших кабинет агентов, подчинявшихся только непосредственно своим командирам — членам группы.

Переступив порог кабинета, Сергей, из погружённого в полумрак коридора перешёлв погружённый в такой же полумрак кабинет.

— Присаживайся майор. — Сделав приглашение, полковник указал вошедшему рукой на один из стульев, стоящих возле длинного стола, во главе которого восседал он сам, удобно погружённый в большое кожаное кресло. — Надеюсь, ты догадываешься, какое важное дело заставило меня вызвать тебя среди ночи? — Как только майор уселся на предложенный ему стул, перешёл к делу полковник.

Посмотрев на своего, сорока шести летнего начальника, Сергей в очередной раз задал сам себе немой вопрос: «- Почему Ратский до сих пор полковник, а не генерал?»

Высокий, крепко сложенный, волевой, умный Ратский уже в течение десяти лет так и не продвигался по служебной лестнице. Но все видели и знали, что, имея звание полковника, Ратский обладал властью и полномочиями большими, нежели кто-либо из генералов.

За секунду прокрутив в голове свой извечный вопрос, Сергей высказал вслух свои предположения и догадки по поводу его ночного вызова к полковнику.

— Снова что-то в Грозном.

Довольно сощурившись, что означало правильность догадки майора, полковник, утвердительно кивнув головой, указал пальцем на лежащую перед майором на столе папку.

— Открой. Там снимки и показания свидетелей.

Пока майор, открыв папку, просматривал находившиеся в ней фотографии и читал листки с написанными на них показаниями свидетелей, полковник стал рассказывать.

— Как ты знаешь, три недели назад в Грозном с ночного выхода в город не вернулась группа из четырёх наших десантников. После не долгих поисков были найдены их трупы, а верней то, что от них осталось. Изувеченность трупов указывала на то, что десантников убило какое-то животное или группа таковых. Через пару дней гибнет ещё один из наших солдат, принимавших участие в ночном выходе в город. Сержант из группы этого погибшего солдата рассказал, что мельком видел нападавшего. И, этим нападавшим был… или большой волк, или собака. В штабе решили, что в смерти наших воинов повинны либо бродячие собаки, либо специально натренированные чеченскими боевиками псы, с помощью которых боевики решили навести на наши войска страх. Что и не удивительно, ведь вскоре по Грозному поползли слухи об оборотнях. Но было кое-что, что вводило всех в недоразумение. А именно то, что жертвами ночных нападений стали и сами чеченцы. За пять дней было найдено семь трупов чеченцев, среди которых трое, похоже, были боевиками, а остальные мирные жители — три женщины и один ребёнок. Хотя, чтобы запутать нас, боевики могли всё инсценировать. Взять труппы своих и подвергнуть их нападению животных. Так именно и предположила наша разведка.

Заметив, что майор рассматривает фотографию, на которой были засняты два изуродованных до неузнаваемости трупа, похожих скорее на развороченные куски мяса, чем на людей, полковник с сожалением пояснил:

— Это всё что осталось от Власенко и Чубукина. Неделю назад я послал их в Грозный для расследования этого дела.

Сергей ошарашено смотрел на фотографию с останками своих коллег, членов их группы. Ему не верилось, что это были они! Капитан Власенко и лейтенант Чубукин. Наконец, оторвавшись от страшной фотографии, он посмотрел на полковника и высказал свои сомнения.

— Но ведь каждый из них мог голыми руками убить любую из бойцовых собак! Как же так случилось, что их убили!?

— Не просто убили, а съели! — Поправил полковник. На минуту о чём-то задумавшись, он, ни к кому конкретно не обращаясь, как бы сам себе, произнёс. — Неужели наш пациент был прав про оборотней и прочее?…

— Вы имеете в виду Кирта. — Тут же понял майор про кого идёт речь. — Но мы ведь решили, что он буйно помешанный.

— Кто знает, кто знает. — С сомнением закивал головой полковник. — Многое уж в его деле странное и не понятное.

— Ещё бы, не понятное и странное. — Подтвердил майор. — Начать хотя бы с его появления. Пять лет назад в первую чеченскую кампанию, в горах, недалеко от Грозного взвод нашего спецназа наткнулся на странно одетого парня лет тридцати, вполне славянской наружности, длинноволосого, вооружённого различным холодным оружием. Уже всё это, само по себе было странным и не понятным. Но дальше было ещё странней, когда при попытке схватить этого парня, тот оказал такое сопротивление, что за минуту раскидал пол взвода супернатренированных бойцов спецназа, пока его не удалось оглушить ударом приклада по голове. В разведке, куда бесчувственного пленного доставили спецназовцы, того привели в чувства, предварительно вколов дозу успокаивающего транквилизатора, чтобы тот больше не смог продемонстрировать свою не дюжую силу. Вначале пленный говорил на каком-то не понятном языке и ничего не понимал из того, что ему пытались сказать на всяких различных языках, которые знали в разведке. Какое же было удивление разведчиков, когда пленный вскоре смог понимать, что ему говорили и отвечать в ответ. Причём понимал он все языки, на каких к нему обращались, и на них же отвечал. Это чудо приписали к полученному удару прикладом по голове, ведь аналогичный случай произошёл с одним из наших солдат, когда после полученной контузии, тот стал понимать и разговаривать на нескольких языках, которые до этого не знал. Но это было ещё начало удивлений и странностей, что преподнёс пленник. Он стал утверждать, что его имя Кирт, он воин — атлант из мира Атлантида. Он пришёл в наш мир через открывшийся для него волшебником Сурикозамом портал. Пришёл для того, чтобы уничтожить монстров, которым удаётся проникать в наш мир. Как пояснил этот Кирт, монстры любят места, где идёт война и полно трупов. В таких местах им легче быть незаметными и питаться. Понятное дело в разведке приняли его за сумасшедшего и передали нам. Ну а мы поместили его в нашу спецлечебницу, где он уже в течение пяти лет и находится, под бдительным наблюдением врачей-психиатров, членов нашей группы.

×
×