Не умирай (СИ), стр. 1

Роб Дж. Хайес

Не умирай

Перевод: Kuromiya Ren

Одни сражаются ради чести, другие — за награду.

Некоторые — ради славы, а другие — за дело.

Одни сражаются за свободу от тирании и ненависти.

Некоторые борются за любовь, за ее имя.

Смерть — их проводник, их товарищ и цель.

Они пересекут дух, плоть и душу.

Гонимые демонами со страниц истории.

То, что началось шепотом, должно закончиться ревом.

ПРОЛОГ

Итами Чо проснулась от криков своей смерти. Она все помнила.

Глава 1

Стены Каиши пали раньше, чем первая волна бандитов добралась до ворот. Было ясно по округе, что Пылающий Кулак послал людей на день раньше. Они прятались в темных местах, переулках, ждали сигнала залезть на стены изнутри и убить защитников города, а потом открыть врата. Никто не подозревал, что атака произойдет так скоро. Чо не ожидала, что атака будет вообще. Пылающий кулак был лишь бандитом с его бандой, нападал на мелкие деревни и тех, кто не мог защититься. У него не хватало людей, чтобы напасть на такой большой город, как Каиши, что бы ни говорили недавние отчеты. Чо стала сомневаться в этом мнении, как только зазвучали первые крики.

Они вырвались из винного домика на темную улицу, полную убегающих жителей. Богатые и бедные толкались, пытаясь добраться до убежища, некоторые несли самые ценные вещи, некоторые — только свои жизни. Они неслись вокруг Чо и ее товарищей, как река, встретившая остров.

Унг, товарищ Чо, известный как Красный исчезающий бык, схватил одного из паникующих парней в толпе.

— Что происходит? — спросил невнятно Унг. Он уже пил третий сосуд вина, и не он один. Даже Чо ощущала головокружение от выпивки.

— Врата сбиты, — прокричал испуганный мужчина. — Они в городе. Пылающий кулак пришел за своей дочерью.

Унг отпустил мужчину и уперся железным посохом в землю.

— За дочерью? Никто не говорил о дочери.

Чо пожала плечами.

— Нам заплатили защитить Каиши. Какая разница, почему тут Пылающий кулак?

Цинь, которую часто звали Сотней порезов, надулась.

— Для меня важно, — сказала она. — Мне нравится знать, на чьей я стороне.

— На той, что нам платит, — сказал Унг.

Чо покачала головой.

— На стороне невинных и справедливости. Не на стороне бандитов, — каким бы ни был повод, Пылающий кулак нападал, и Чо должна была защитить город и его жителей.

— Но они нам платят? — спросил Унг и не получил ответа.

Звуки боя были близко: звон стали, треск огня, крики умирающих. Чо пробивалась в толпе на звуки, расталкивая людей Каиши. Один поймал ее за юката, попытался оттянуть от боя. Чо отмахнулась от него, но успела услышать, как порвалась ткань. Она опустила взгляд и увидела прореху у края, пересекающую один из подсолнухов. Жаль, это была ее любимая юката.

Каиши был редким местом из приземистых зданий и мощеных улиц, дороги были широкими, между домами было много места, чтобы не дать пожару распространяться. Конечно, это не спасало от бандитов, касающихся всего факелами. Первые солдаты Пылающего кулака, на которых они наткнулись, бились со стражами города, которые попытались вмешаться. Чо сразу бросилась им на помощь. Ее сандалии скользили по брусчатке, юката трепетала. Ее первая катана, Мир, покинула ножны с тихим шипением, описала кровавую дугу. Два бандита упали, не поняв, что на них напали, каждому хватило одного удара. Точность была так же важна, как и сила, в бою. Даже важнее.

Красный Бык пронесся мимо Чо с яростным воплем, размахивая посохом направо и налево, не переживая о точности. Железные кольца по краям посоха делали каждый удар убивающим. Цинь держалась позади, ее стальные веера были готовы, если кто-то из солдат пройдет мимо Унга и Чо. Никто не проходил.

Последний из бандитов упал, Чо выдохнула и вытерла Мир, а потом убрала катану в ножны возле ее напарника. Это был очищающий ритуал после убийства, как для души Чо, так и для ее мечей. Она прошептала молитву за тех, кого убила, зная, что звезды были глухими, и что эти мужчины не заслуживали такого.

Выжившие солдаты пролепетали благодарность. Они не хотели оставаться, побежали к убежищу с теми, кого должны были защищать. Она не могла их винить. Они были плохо обучены, так что лишь мешались бы. Им нужна была защита не меньше, чем жителям.

— Нам нужно идти, — Чо повернулась в сторону убегающих солдат.

— А что насчет тех, кто остался в городе? — у Цинь была репутация проваленных дел, и Чо понимала теперь, почему.

— Они или спрячутся, или умрут. Мы не можем спасти всех. Наши старания лучше направить на защиту храма, — это было логично, что они не могли спасти всех. Чо не стала добавлять, что им еще не заплатили все, а мужчины с деньгами будут жаться в темных углах, где безопаснее всего. Разница между богатыми и сильными была заметна с помощью стен. Богатые прятались за ними, а сильные разбивали их.

Цинь замешкалась, все еще переживая, что многие остались сами по себе. Чо ощущала укол совести, не так давно она сама бросилась бы защищать всех, кого могла. Мантрой шинтей было защищать слабых и чтить клятвы, какой бы ни была цена. Может, этот раз будет иным. Может, это была клятва, которую она сдержит. Но разум выиграл, и Чо повернулась к храму. Унг поравнялся с ней, Цинь не отставала. Некоторые родились следовать, а не вести. Они поспешили по темным улицам, игнорируя яркие угли в ночном небе, взлетающие от горящего города.

Храм, который тут звали убежищем, был посвящен звездам. Снаружи он был высокой пагодой в семь этажей с прекрасным видом на город вокруг. Внутри был скрыт подвал, ведущий в сеть туннелей, которые тянулись к ближайшему утесу за Яростными водопадами. Тайный туннель за водопадом казался очевидным для Чо, но местные главы говорили, что его еще не обнаруживали.

Ступени вели к храму из города, и они уже были усеяны телами, некоторые были жителями Каиши, но многие — бандитов Пылающего кулака. Среди трупов стоял Мурай, Вековой клинок, величайший из живущих мечников Хосы.

Несмотря на древнее тело, Вековой клинок двигался медленно и плавно, как масло на камне. Чо узнала один из трупов: Блуждающее копье, один из величайших капитанов Пылающего кулака лежал замертво у сандалий Векового клинка, на котором не было ни царапины.

Чо поклонилась, когда Мурай спустился к ней. Он не был ее господином ни сейчас, ни когда-либо, но он заслуживал уважения, и она отдавала это.

— Ты сам все сделал, старик? — спросил Красный бык. Чо скривилась от грубости.

Мурай улыбнулся и проигнорировал Унга. Его морщинистая кожа и белая борода придавали ему добрый вид, хотя окровавленные тела говорили об ином. Чо гадала, как он смог достичь такого, не оставив на белой одежде ни капли крови.

Пепел летел на поляну перед храмом. Каиши горел. Пылающий кулак любил сжигать все, даже свои руки. Вековой клинок остановился перед Чо и низко поклонился, скромный, несмотря на возраст и опыт.

— Шепчущий клинок, — сказал он скрипучим голосом. — Ты сможешь тут продержаться, пока я отведу тех, кто внутри, в безопасность?

Чо кивнула.

— Вы не поможете мне сражаться с Пылающим кулаком?

Вековой клинок поклонился еще раз и повернулся к храму.

— Настоящая проверка — ничего не делать, когда зовут действовать. Хотя награда чаще всего неблагодарная. Я защищу тех, кто нуждается в этом, и оставлю славу тем, кому она нужна. Удачи, Итами, — он наступил на первую ступень и оглянулся. — Он бережет левый бок. Старая рана от старшего противника.

Жители все бежали к убежищу храма, и Чо не мешала им. Цинь даже внесла старика по лестнице. Огонь поднимался выше, становился жарче, звуки боя утихали, а потом пропали вовсе. Чо ждала на второй ступени, сидела, уложив ножны на коленях, ладонь была на рукояти первого меча, Мира.

×
×