Шиповник (Виновник страсти), стр. 22

— Ты похож на индейца больше, чем сами индейцы, — презрительно усмехнулся Корд. — Слушай, и зачем тебе понадобилась именно эта девчонка? Ведь она совсем не похожа на ваших индейских скво [2].

Девон не произнес ни слова, его лицо превратилось в суровую, непроницаемую маску. Он отбросил от себя все мысли, кроме одной: выжить во что бы то ни стало. Видя, что на сей раз ему не удалось лишить Мака самообладания. Корд помрачнел. Он сделал выпад, но Мак легко, чуть ли не грациозно, ушел в сторону.

Многие стали жертвами Корда в ножевых драках, но ни один из прежних его противников не был таким легким и гибким в движениях.

— По-моему, ты большой дока по части подобных танцев, мальчик, не так ли? Однако посмотрим, как ты попляшешь, встретившись с настоящим мужчиной!

Мощная рука Корда стремительным броском обхватила Мака. Это было настолько неожиданно, что тот выпустил нож… Тогда Мак ткнул Корда локтем по нижним ребрам и услышал, как они треснули. Корд выпустил его, но лишь для того, чтобы дать ему подножку. Сцепившись, они покатились по земле, и вскоре Корд оказался наверху. Он уже занес руку, чтобы вонзить нож в горло собственному брату, однако Девону удалось поймать его запястье, и тут началась чисто силовая борьба — победа ожидала сильнейшего и право на жизнь тоже.

На искаженном чудовищным напряжением лице Корда было написано неподдельное изумление: он никак не ожидал, что уступающий ему ростом и мощью противник так невероятно силен. Однако сноровка и упорство, которые Девон приобрел у своих индейских собратьев, все-таки взяли верх. Болтавшийся в воздухе нож начал медленно приближаться к животу Корда. Тот, весь покрывшись потом, с ужасом смотрел на блестящее лезвие… Когда оно пронзило его твердую мускулистую плоть, Корд издал звук, похожий на храп.

Корд был жив, когда Девон спихнул его с себя и, убедившись в этом, направился к ручью, чтобы смыть кровь и пот. Холодная вода привела его в чувство, и на мгновение Девон закрыл лицо руками. Нет, какой же он шоуни, если кровь врага не доставляет ему удовольствия.

Вернувшись к Корду, Девон извлек нож из его живота, вытер лезвие о лишайник и вложил нож в ножны, висевшие у Корда сбоку.

— Где она? — снова спросил он у своего поверженного брата, который не спускал с него широко открытых глаз. — Корд, я не хочу убивать тебя, но мне придется это сделать. Скажи мне, где она, и я помогу тебе забраться на коня. Чуть севернее есть поселок. Там тебе окажут помощь. Ты останешься жить, если скажешь, где она.

— Не знаю, — наконец с трудом проскрежетал Корд. — Она убежала… примерно восемь часов назад. Я пытался догнать ее, но так и не нашел.

Девон кивнул, затем, обхватив Корда за широкие плечи, помог ему подняться. Корд не сопротивлялся, когда Девон стал помогать ему сесть в седло. Ему дорого обошлось то, что он недооценивал силу Мака, ему совсем не хотелось опять попасть впросак.

Согнувшись и прикрывая одной рукой кровоточащую рану. Корд взглянул своему брату в глаза. Пожалуй, впервые они не чувствовали друг к другу ненависти, теперь их соединяло родство, купленное кровью, только что пролитой кровью, помимо родства кровного, подаренного им их общим отцом.

Глава 10

Линнет услышала тихое постукивание копыт задолго до того, как появился всадник. Она сразу яростно рванулась, пытаясь освободиться, но тщетно. Раздался треск сломанной ветки, и Линнет поняла, что кто-то находится совсем близко от нее.

— Линна. — Это было сказано очень тихо, но Линнет тут же резко повернулась на голос, готовая заплакать. В предутреннем свете она увидела его, и слезы брызнули из ее глаз. Линнет потянулась к нему, раскрыв объятия.

— Девон, — прошептала она. Он стремительно приблизился к ней и, нежно поглаживая, прижал к себе.

— Тебе больно?

— Нет, — сквозь рыдания еле вымолвила она. — Моя нога…

Он выпустил ее из объятий и, быстро осмотрев ногу, легко отодвинул ствол. Линнет вновь притянула Девона к себе.

— О, Девон, — прошептала она ему на ухо. — Ты пришел. Ты понял. Не знаю, как тебе это удалось, но ты понял, что произошло.

Девон зарылся лицом в ее волосы, вдыхая исходивший от них аромат леса.

— Ты больше не убежишь. Ты больше никогда не убежишь.

Она радостно засмеялась, поняв, чту он имеет в виду. Как чудесно, что он снова рядом: теперь-то точно все будет хорошо.

— Как только мне нужна твоя помощь, ты всегда оказываешься рядом. Ты мне как брат, самый-самый лучший.

Девон резко отстранился от нее, и его лицо исказилось от гнева.

— Я все время вижу тебя с другими мужчинами, — сказал он сквозь стиснутые зубы, — а я, значит, тебе просто брат. Пора тебе, наконец, уразуметь, что я тоже мужчина.

Она хотела что-то сказать, но тут Девон, ухватившись за край своей рубашки, сорвал ее с себя и отшвырнул в сторону. Его кожа, такая эластичная и гладкая, мягко блестела. Линнет никогда не видела его таким, полным могучей тайной силы.

Он грубо притянул ее к себе, и впервые его рот коснулся ее губ. Как это было не похоже на поцелуй Корда! Поцелуй Корда был просто приятным, в то время как эта ласка Девона была похожа на пламя, будила в ней невероятные ощущения. Вспыхнув около рта, это сладкое пламя пронзило всю ее до кончиков пальцев и накатывало снова и снова. Девону не пришлось силой раскрывать ее уста, она упивалась этим наслаждением, так же как он. Линнет обвила руками шею Девона и тесно прижала его к себе, еще сильнее ощущая сквозь разорванное на плече платье прикосновение его кожи. Оно заставило ее трепетать, и этот трепет отозвался в самой глубине ее естества.

Линнет прильнула к нему всем телом. Девон опустил ее на землю, и она почувствовала на себе его тяжесть. Она вся пылала. Девон оторвался от ее губ, и Линнет застонала, протестуя, но он тут же стал ласкать ртом ее шею, и Линнет выгнулась дугой, подставляя ему всю себя, чтобы ничто не могло помешать его ласкам. Ее руки зарылись в его волосы, наслаждаясь их мягкой густотой.

Девон рванул лиф ее платья и коснулся того места, где начиналась полная упругая грудь.

— О Девон, — прошептала Линнет, и звук ее голоса растворился в буйной роскоши окружающего их леса.

— Да, Девон, — пробормотала она. — Девон!.. Положив руку на одну из ее грудей. Девон большим пальцем стал ласкать розовый кончик. Линнет вновь потянулась к губам Девона, упиваясь влагой его рта, и никак не могла насытиться, будто пила мед или нектар. Он стал гладить ее ногу. Линнет каждым нервом чувствовала его прикосновение от бедра до щиколотки. Сердце ее громко стучало, и стук его отдавался точно гром.

Он сполз с нее, и, почувствовав легкость, ее тело затосковало, изнемогая от желания вновь ощутить сладостный груз. Линнет подняла руки, но почувствовала только сразу ставший холодным воздух. Она открыла глаза. Девон стоял на коленях, зажав ее бедра, скривив губы в самодовольной и презрительной усмешке.

— Вспоминай об этом каждый раз, когда ты будешь миловаться с другими и когда тебе опять померещится, что я твой брат.

Линнет поняла, что он попросту смеется над ней. Эти упоительно прекрасные, впервые испытанные ею чувства для него не значили ничего. Он лишь хотел доказать ей, что он истинный мужчина. Оскорбленная Линнет влепила ему пощечину, вложив в удар всю свою силу. Он даже не попытался остановить ее, и звонкое эхо от удара прокатилось по лесу. Линнет, замерев, смотрела, как на его щеке все явственнее проступают красные пятна — следы ее пальцев.

Девон поднялся и побрел в сторону. Линнет так разозлилась, что даже не могла плакать. Трясущимися пальцами она пыталась хоть как-то оправить смятое и порванное платье. Она не слышала, как Девон вернулся, но почувствовала, как он набросил ей на плечи свою рубашку. Линнет гадливо швырнула ее, словно какую-то отвратительную тряпку, — вполне естественная реакция после пережитого по его милости унижения…

— Отсюда до Шиповника меньше мили, — сказал он мрачно. — Бери моего коня и поезжай.

вернуться

2

Индейское слово, обозначающее «женщина».