Новогоднее чудо (СИ), стр. 1

Новогоднее чудо

Надежда Мельникова

Глава 1. Настя

Все любят новый год. Я тоже люблю, но от серебристой мишуры и гирлянд пестрит в глазах. Я сижу на старомодном диване, заваленном плюшевыми мишками, а возле ног стоит гора чужих подарков. Бирюзового цвета елка украшена крупными шарами и лентами в тон веток, на макушке горит огромная звезда. Нужно придумать себе праздничное настроение, чтобы чудо, которое должно случиться меньше, чем через месяц, обязательно случилось. Иначе никак. Ведь в этот праздник сбываются мечты. Но моя жизнь такая обычная, что собственную елку в пору украшать серыми шарами и грязно-коричневыми лентами.

У меня нет мужчины, нет собаки и детей тоже нет. Я была замужем и больше не хочу, поэтому в свои тридцать три я пишу книжки, которые любят читать женщины и девушки разных возрастов. Подозреваю, что наши фантазии о прекрасном и властном принце на белом коне совпадают, именно поэтому книжки хорошо продаются. Что касается мужчин, то моя проблема в том, что я питаю слабость ко всему привлекательному, в том числе и к принцам. А так как подобные представители противоположного пола обычно не бывают умными, интересными, верными, добрыми и заботливыми одновременно, я сижу в своей квартире и сочиняю разные истории… в одиночестве.

Свет софитов слепит меня, а свист и скрип микрофона оглушает.

— Скажите, вы, наверное, в восторге, что ваша книга станет телефильмом?

На самом деле я не такая уж крутая писательница, и это вовсе не вечернее шоу на центральном канале, просто мне повезло, так вышло, что книга разошлась бешенным тиражом, а сюжет отлично вписывается в целевую аудиторию дамского канала.

Пожимаю плечами:

— Ничего необычного.

Ведущая с короткой стрижкой и огромным бантом на груди улыбается:

— Вы хитрите, долго собирались с мыслями?

— Нет, — смеюсь, — это как писать любую другу книгу. Иногда ты убираешь, моешь посуду, готовишь еду или просыпаешься среди ночи и пишешь, пишешь, пишешь. Текст льется безумным потоком, а ты успевай только фиксировать.

Младшая любимая сестричка встречает меня у выхода из студии, визжит, подпрыгивая, прижимая руки к лицу.

— Боже, я так тобой горжусь! Это ж надо, моя сестренка и кино.

Алена замужем со школьной скамьи, она до безумия влюблена в своего мужа, несмотря на двое детей и двадцать килограмм лишнего веса. Нет, ну правда. Это просто чудо, когда люди находят друг друга. Мой брак был неудачным, красавец муж не мог устоять перед толпой своих обожательниц и дарил любовь каждой встречной-поперечной. Да, я понимаю, что в разводе виноваты двое, и знала ведь, что красивый мужик — чужой мужик. Но против природы не попрешь.

С тех пор я поумнела и так, как мужчины с обыкновенной, среднестатистической внешностью не вызывают во мне трепета и бабочек в животе, я перестала их искать в принципе. Ну правда же? Зачем мучать себя, если не хочешь ложиться в постель с парнем, чьи глаза не останавливают твое сердце, а сильные руки не сводят с ума. Причем меня интересует определенный, довольно мужественный типаж с крупным носом, красиво-очерченными губами, блестящими глазами, щетиной, широкими плечами, сильными ногами, аккуратной задницей и подтянутым животом. Желательно шатен, не люблю белобрысых и черноволосых тоже не люблю. Ой, что-то я отвлеклась. Видите, как мне сложно угодить?

Наш отец профессиональный художник, рисует обнаженную натуру, зарабатывая деньги на голой груди и попах. Он обожает женщин, боготворит каждый изгиб. Часами прорисовывая чужие соски и губы. Некрасивые женщины для него не существуют. Бедная моя мать. И, как любит шутить сестренка, скорее всего эта страсть к эффектной внешности передалась мне именно от него. Я очень страдаю из-за врожденного изъяна. Ибо таких практически не бывает, поэтому я сижу одна.

— Так радуешься, как будто в Голливуде снимать будут, часовой малобюджетный телевизионный фильм на региональном канале. Это даже не совсем кино.

— По твоей книге.

— И выбрали же самую дурацкую историю, про то, как деревенская девушка приехала в город и нашла там своего богатого принца, который от всего отказался ради нее. Терпеть не могу эту книгу. Это, как если бы ты лечила своих кошечек и собачек, старалась, а тебя грамотой наградили за самый аккуратный шкафчик в ординаторской. Я эту книгу для того, чтобы зацепить массового читателя писала, а теперь выходит, только с ней и ассоциируюсь.

— Ты всегда недовольна и ноешь, — обнимает меня сестра, — вон, на телевидении интервью раздаешь.

Ее теплые руки обнимают меня, прижимая к себе. У нас очень близкие отношения, мы делимся абсолютно всем, поэтому, если что-то случается, то сестра всегда в курсе. Она младше меня на два года, но ее жизнь полностью устроена, а у меня ничего нет, кроме моих горячих романов и запутанных историй.

— Это всего лишь передача «Доброе утро» на местном канале.

— Пойдем в кафе, — тащит меня за руку.

— Нет, не могу, у меня встреча с продюсером и еще с кем-то, кто должен выбирать парня на главную роль.

Алена краснеет, она очень переживает за меня. Она искренне верит, что однажды я перестану маяться дурью и, познакомившись с обычным, но хорошим мужчиной, полюблю его за богатый внутренний мир. Самое забавное, что внутренний мир мне тоже нужен. Короче, ставьте на мне крест, со мной все ясно.

— Ты такая молодец, что права им только частично отдала, теперь они должны во всем с тобой советоваться. Конечно, твой Денис, и выберешь ты его сама. Пусть только попробуют неправильного Дениса выбрать. Скоро новый год, — вздыхает сестра, — кругом шарики и салюты.

Никогда не думала, что выбирать актеров такая муторная работа. Брюнеты, блондины и рыжие сменяют друг друга. И хотя по сюжету Денис, естественно, шатен со светло-карими глазами, продюсер утверждает, что всех можно перекрасить, вставить контактные линзы. Кто-то поет, кто-то орет, пытаясь понравиться. Много приятных, с харизмой, но никто из них даже близко не похож на того, что однажды утром родился в моей голове. Вся бригада нервничает, косится на меня, поглядывая на часы.

— Кто эти люди? — давлюсь от смеха, зевая.

— Это актеры нашего театра, — вздыхает режиссёр местного дома культуры, которому наконец-то представился шанс снять что-то на камеру, — выпускники театрального факультета.

Я смеюсь, наблюдая за очередным клоуном.

— Ну давайте, Настасья, продадим все наши квартиры с машинами и пригласим на главную роль Данилу Казловского.

— А Сашу сыграет Ходченкова, — смеюсь еще громче.

— Мне кажется, что если Егору под номером три закрутить волосы на бигуди…

Качаю головой, без слез на это не взглянешь. Дешевое кино оно и есть дешевое. Достаю ноутбук, пока причесывается очередной кандидат, начинаю писать новую главу зарождающейся книги. Что-то мне подсказывает, что выберут все равно не то, что мне нужно.

Ем шоколадное печенье, запивая горячим кофе, уже даже не замечаю, что происходит за моим экраном, когда случайно проливаю напиток на юбку. Салфеток на столе нет, бреду к туалетам. Здесь очень приличный санитарный узел, долго разглядываю себя в огромном зеркале, когда я не пишу, я занимаюсь всякой ерундой, думаю, чего бы такого вкусненького прикупить на ужин. Но нужно возвращаться на «великий отбор», прохожу мимо соседнего павильона и из чистого любопытства заглядываю туда, все же раньше я никогда не была в подобных местах.

Непроизвольно захожу внутрь, замираю. Под светом софита, на белом фоне, перед объективом фотокамеры стоит Денис, как если бы он сошел со страниц моей книги. Не могу перестать смотреть. Это просто невероятно. Парень в белом свитере крупной вязки, на вид ему лет двадцать семь или больше, трудно понять, просто копия того, о ком я писала несколько месяцев подряд. Высокий рост, широкие плечи, щетина, цвет слегка вьющихся волос, красиво-очерченные губы, прямой нос и даже светло-карие, почти чайные глаза.

×
×