Менталист. Эмансипация (СИ), стр. 54

— Эф может вернуться. Помните, мы говорили о мечтах, — вставил Ольгерд.

— Да хрен он уже вернется! А я про нас думаю — здесь и сейчас, — распалялся Антон. — Романовы готовы нас принять, гарантированно.

— С чего им это делать? — неожиданно спросила Аделина.

Брат на секунду отвёл глаза, а затем как ни в чём не бывало объяснил:

— У них сейчас плановый набор, скоро будет расширение, открывают новую плантацию на северо-западе города.

— А теперь правду, — строго сказала Аделина, нахмурившись. — Я слишком хорошо тебя знаю, Тоша, что-то ты недоговариваешь.

— Ну, ещё меня попросили об одолжении, — он замешкался. — Рассказать о наших разговорах, о том вечере, когда он тебе дал тот рисунок.

— И ты рассказал? — настороженно спросила Адель.

— Нет, что ты, пока нет. Вот как будут гарантии, так расскажем.

— Никаких «мы» не будет, Антон, это не наше дело, — заключила сестра.

— Да, права она, — согласился Матвей.

— Получается, что так, — вставил Ольгерд.

— Но это же шанс! — воскликнул Антон, обращая на себя внимание нескольких человек, сидящих поблизости. — Как вы не понимаете, оно того стоит! Он же наверняка ничего не потеряет, а мы получим будущее.

— Так нельзя делать. Это неправильно как-то, — пробурчал Матвей.

— Полностью согласна, мы не будем этого делать, и точка.

— Да пошли вы! Ни хрена не понимаете, какой шанс упустили.

Антон с шумом встал, опрокинув стул.

— Куда это он? — обеспокоился Ольгерд.

— Перебесится — вернётся. Я его как облупленного знаю. — Аделина отвлеклась на уведомление. — О, кажется, для нас работа. Поговорим позже, сейчас отвечу. Странно, сопровождение одного лица, на его транспорте. И сумма к оплате…

— Что там такое? — вытянул шею Ольгерд.

— По сто коинов на каждого, — прошептала Адель. — Приступаем завтра.

— А куда сопровождать-то?

— В княжество Калинина…

***

Я сел в машину, наконец вздохнув свободно. Сегодня я снова был собой, не прятал лицо и не скрывался. Пригладил волосы, кинув взгляд на часы. Раннее утро, впереди длинная дорога до княжества. Позади пристроился второй внедорожник.

В небольшом прицепе разместили доспех, накрыв его тентом. Двинулись к выезду из города, где помощники Колина меня должны были меня покинуть, оставив на попечение отряда.

Сам старик выкатился наружу, чтобы проводить. За короткий срок мы с ним хоть и не стали друзьями, но уважение появилось. Мне понравился профессионализм Колина, а ему моя простота, не присущая клановым. Поделившись с ним планами, я получил преданного человека.

Машины попылили в сторону выезда.

Ребята стояли у обочины, готовые к сопровождению. Ко мне подсели Адель и Тихон, остальные остались в другой машине. Я сразу заметил, что не хватает Антона.

— Ну, здравствуй, — сказал я косящейся на меня Аделине. — Я нанимал пятерых, а вас четверо. Где Антон?

— Он не сможет поехать, — неопределённо пожала плечами девушка и приняла мои правила игры. — Здравствуй, Эф, или как тебя там зовут по-настоящему?

— Фёдор, — я протянул руку. — Приятно познакомиться.

— Фёдор… А дальше? — ладошка девушки была напряжена.

— Фонвизин, Фёдор Фонвизин.

Аделина откинулась на кресло, будто из неё вынули стержень. Я думал, она обмозговывает ситуацию, но девушка неожиданно засмеялась, буквально зашлась хохотом.

Я вопросительно поднял бровь.

— Антона Романовы сманили. Видимо, она представила, что будет, когда он узнает про тебя, — пояснил сидящий на переднем сиденье Тихон.

Сочтя, что и так много сказал, парень отвернулся. Я улыбнулся, действительно, вышло смешно. Жаль, конечно, Антона, но это его выбор.

Дорога до княжества заняла весь световой день. Ничего интересного в степной местности не было. Пару раз видели странных созданий в лесу, проезжая очень близко к деревьям. Жутко изменившихся, кажется, это были олени. Хотя я мог ошибиться. Такое ощущение, что кости животных по ошибке стали расти снаружи, а провалы глаз наполнились тьмой.

Тварей быстро едущий кортеж не заинтересовал. Они скрылись в лесу.

Ближе к ночи мы прибыли в княжество Калинина.

Разруха и опустение. На горе возвышался доисторический замок, сильно осевший и порядком поистрепавшийся. Строение нависало подобно горе, пряча взошедшую луну вплоть до самой полуночи.

Возле врат был пост, там вёлся настоящий учёт. При нём располагалась небольшая гостиница, в которой останавливались юные наследники, желающие пройти испытание. Вся инфраструктура обнесена высокой стеной, тут можно было переждать ночь с комфортом.

Странно, но прорывы открывались в основном только там, где собиралось большое количество народа. Но люди всё равно стекались к крупным городам, не в силах оставаться в одиночестве.

Можно было закономерно сказать, что одиночество убивает. Конечно, встречались и такие, кто предпочитал отшельнический образ жизни, но большинство искало счастья в городах.

Местным досаждали только изменённые звери, которые шастали за пределами стены. Но и те нападали на одиночек, большие отряды обходили стороной, и только раз или два в год, сбившись в стаи, пробовали на зуб маленький хуторок.

В полной темноте два внедорожника заехали внутрь, остановившись у отеля. Мы вышли из машины, порядком устав за долгую дорогу. С Адель так и не разговаривали. Я поприветствовал Матвея и Ольгерда, которые осторожно пожали мне руку и ушли поговорить с девушкой.

Зачем я взял с собой отряд?

Мне нужна была поддержка, так же она потребуется и в будущем. Сейчас отличное время, чтобы начинать выкладывать карты на стол. Кто-то должен взять часть грядущих забот на себя. Перенять хотя бы район нижнего города, это задача, которую я не потяну один, учитывая, что буду учиться в академии.

Как бы иронично ни звучало, но это те немногие люди, которым я мог верить, с трудом, но мог. Всё таки мы не так давно знакомы, но круговерть произошедшего форсировала события.

***

Справа была высокая гора с белой шапкой на макушке и ниточкой спускающейся горной реки. Слева — лес, частоколом вставший до конца горизонта. Позади — замок, некогда принадлежавший князю Калинину, ставший началом той болезни, которая распространяется сейчас по миру.

В сложившейся картине не было места только одному явлению. Мерцающей арке портала, что висела в воздухе на высоте метра. Окно перехода было стабильным, но чуть дрожало. На его поверхности разверзлась какая-то синяя субстанция, меняющая оттенок от ярко-синего до ослепительно белого.

Стоящие за спиной князя бойцы напряглись. Никому не нравилось находиться так близко к другому измерению. Казалось,еще секунда — и плёнка перехода лопнет, выбрасывая в этот мир волну тварей.

Но окна были статичны, они всегда оставались на одном месте. Ровно пять окон, разбросанных по всему лугу, что приютился между горой, холмом и лесом.

Князь вздохнул, потрепав по плечу стоящего рядом приемника. Андрей благодарно улыбнулся. Хоть что-то вызвало на его лице цвет и эмоции, а то в последнее время он был бледный, словно мертвец. Стоящий рядом сотник Мур скривился, видя нервозность парня.

Константин покачал головой, сокрушаясь.

Все через это проходят. Какая-то неведомая этому миру сила дремлет там, за плёнкой перехода. Она позволяет стабилизировать ядро силы. Эта реальность, что вторглась в Земную, оставляла шрамы на одарённых, заставляя их кровоточить, а в день совершеннолетия закрывала их. Возможно, это новый мировой порядок, и другой жизни уже не будет, но так хотелось верить в лучшее.

Константин сам когда-то проходил испытание.

Долгая подготовка, а затем окно перехода. Стоящий рядом отец, коротко отдающий последние распоряжения. Князь всегда был примером для окружающих, сильный и независимый, словно скала в море. Он стал таким благодаря отцу, хоть и не одобряя такого подхода. Что стоило тогда сказать напутствие, потрепать по плечу, как он сделал только что.

А может, отец знал? Знал, что в противном случае Константин не станет тем, кем он его делал? Огненным князем, двуединым, главой одного из четырёх крупнейших кланов. Называть их великими он отвык. Величие в людях, но последнее время Константин не видел его в ком бы то ни было.

×
×