Засланец Божий 2 (СИ), стр. 57

В общем, попинав и, по мере необходимого, покидав отрезвляющего заклинания на тех из списка, кто еще дрых, несмотря даже на грохот от наших с послом разборок, мы собрались в центре телепорта.

— Лех, а эта хреновина от чьей маны будет питаться? — поинтересовался я у всезнающего воина. — От того, кто заклинание кастует?

— Конструкт монтируется с кристаллическими накопителями маны. — пояснил он. — Они собирают свободную ману из окружающего пространства. Можно, конечно, подзарядить и целенаправленно.

В этот миг посол крутанул над головой знаменем, словно Донателло из черепашек-ниндзя палкой и стукнул ею об пол. Магическая фигура засияла и воздух вновь запах электричеством. Я успел только открыть рот, как мир мигнул и резко, словно кадр в кинофильме, сменился. Засраный за два дня гулянок зал дворца Наирла сменился на просторный и роскошный светлый зал. Одна только фигура для телепортации на полу была больше диаметром, чем весь дворец графеныша. Потолок метров пять высотой. Белоснежные стены со светящимися золотистыми узорами. Вдоль стен колонны по полметра толщиной. Каждая колонна была… вот как если бы взяли полоску белого пластелина и черного, сложили их вместе и, скрутив спиралью, раскатали колбаской. Только вместо пластелина белоснежный мрамор и чернющий, блестящий гранит.

Метрах в пяти от границы телепорта высился трон. Реально — высился. Двухметровое кресло из золота, инкрустированное камнями, костью и чем-то светящимся. На вершине спинки была непонятная, но симпатичная конструкция из разных витых рогов типа козлиных и демонических, покрытых золотом. А может, из золота и отлитых. Кто их, олигархов этих, вечно комплексующих, разберет? Хоть че замутить могут. И вот это монструозное кресло стояло на вершине ступенчатой пирамидки, высотой метра полтора. Каждая ступенька была шириной с полметра, и по бокам и сзади на каждой ступени стояло по охраннику в явно кожаных, но по металлически блестящих доспехах. Как называется оружие у охранников, я понятия не имею. Древко метра полтора упиралось в пол железным шаром сантиметров в пятнадцать диаметром; на вершине, как двухсторонняя секира, крепилось два лезвия, но не топоровых, а скорее, как широкие мечи с односторонней заточкой. Немного изогнутые, шириной сантиметров десять в основании, они плавно сужались к концам. Длиной эти клинки были с метр. Как этой дурой орудовать, я даже ума не приложу, это надо как минимум один раз увидеть.

Хотя, точно так же непонятно, зачем королю эта охрана, помимо понтов. А вот нахрена такое огромное кресло сделали, весьма понятно. И нет, дело не в том, что нынешний переизбираемый король был размером с Хгатта старшего, нет. Это был орк. Вернее, ОРК! Помнится, Леха че то там упоминал про разные цвета представителей этой расы, но я, клянусь, уже все позабыл. Помню, что они не все зеленовые. Вот, и этот экземпляр был насыщенного красно-кирпичного цвета. Когти, клыки, мышцы молодого железного Арни и, наверное, метра два с половиной росту, если он встанет. Все подобающие атрибуты. Ну, пожалуй, кроме ожерелья из зубов, отнятых у успешного дантиста. Прикид вполне цивильный. Богатые, добротно сделанные сапоги. Сразу видно, из натуралки, а не из китайского кожзама. И штаны — не драные джинсы. Конечно, и не Дольча с Габеном, но шили точно на заказ. И узоры из тонких золотых нитей на ширпотреб не наносят.

А вот как обозвать верхнюю часть гардероба, я даже попыток делать не буду. Впечатление, что взяли пиджак, гавайскую рубашку и брезентовую куртку пожарного. Взяли, вдели друг в друга и пропустили через офисный уничтожитель документов, в простонародье именуемый шредером. Куча разномастных узких полосок ткани была скреплена в области плеч и запястий в виде рукавов металлическими обручами. Такой же обруч был надет на шее, а еще один на поясе. Они держали полоски на туловище.

На голове вместо короны острый колпак из золотых и серебряных проволочек. Снизу этот колпак был оторочен мехом и драгоценными камнями, а по центру лба, до самой переносицы, опускалась заостренная пластинка с огромным бриллиантом, слегка светящимся изнутри.

Массивная золотая цепь с причудливым медальоном на груди, а на руках россыпь перстней с камнями и без, венчали образ. Да, это явно не рыночный торговец. Только король может позволить себе так вырядиться без последствий.

— Граф Наирл ав Хгатт со свитой для дачи присяги прибыл! — отчеканил посол и стукнул по полу знаменем.

Глава 28

А еще вдоль стен стояли разные, очевидно знатные, судя по одежде существа. Почему не люди? Потому что не только люди. Эльфы, гномы, орки. Люди тоже были, конечно. Куда ж без этой заразы. А еще… Ангелы и демоны? Хотя не, не демоны. У тех крылья и огонь изо всех щелей валил. А это, наверное, сатиры. И роста невысокого, и глаза добрые. И с ангелами просто так беседуют. Да и не ангелы это, наверное. Ни нимба, ни пафоса. Просто крылатые люди. И так же просто с сатирами шепчутся.

— Ясного взора вам, ваше Величество! — Поклонился Наирл.

— Чистого неба, Наирл ав Хгатт. — кивнул король. — Приветствую тебя в зале истины. Представь нам своих свидетелей!

И графеныш представил нас по очереди, а мы по мере называния наших имен кланялись. А морды знати постепенно вытягивались, а их глаза выпучивались. И только на морде короля не дрогнул ни один мускул. Даже глаз не дернулся ни разу.

— Вижу, ты собрал славных друзей. — довольно улыбнувшись, произнес правитель. — Готов ли ты принести клятву верности Кельвлинской короне, или желаешь выйти из содружества?

По залу на этих словах пронесся легкий смешок, да и сам Наирл с видимым усилием сдержал улыбку. А король даже не пытался сдерживать улыбальник и откровенно скалился во все свои клыки.

— Готов. — кивнул Хгатт.

В зале заиграла торжественная музыка, хотя нигде и не было видно музыкантов. Было впечатление, что звук исходит от тех самых причудливых колонн. И пока я крутил головой в поисках источника музыки, я проморгал тот момент, как в зале появилась красотка со свитком в руках. Белоснежное платье, спереди заканчивающееся на уровне колен, открывая вид на шикарные ножки, волочилось сзади по полу метровым шлейфом, с открытыми плечами и без рукавов. Верхняя часть платья была свободного покрова, однако все-равно было понятно, что у красотки минимум пятого размера сиськи, и отнюдь не на уровне пупка. За спиной… Когда-нибудь видали картинки с бразильских карнавалов? Там у девок за спинами бывают такие веера из перьев и прочей хрени, как у павлина. Вот и у нее был такой же веер из длинных перьев бело-золотого цвета, слегка изогнутых вверх. Длинные черные волосы были украшены золотыми брошками и прочими заколками. И даже торчащие клыки изо рта, как у короля, и такая же кирпичного цвета кожа не портили впечатления.

— Не пялься на принцессу. — едва слышно, почти одними губами произнес Леха, незаметно, но весьма ощутимо тыкая мне под ребра шипами своей перчатки.

Принцесса тем временем подошла к Наирлу и замерла, развернув и удерживая в руках свиток. И пока графеныш читал что-то про полную верность короне, налоги и прочую бла-бла-бла, я получил еще пару раз от Лехи за то, что продолжал пожирать глазами орчанку. Не укрылся этот факт и от короля, но вместо гневного взора я заметил лишь самодовольную и горделивую, едва заметную, усмешку с его стороны.

— За сим нарекаю тебя Великим Хгаттом, графом Лопьшинским! — пафосно произнес король, когда Наирл закончил чтение своей присяги. — Прими же печать верности!

Новый Великий Хгатт положил ладонь правой руки на свиток, и буквы на листке вспыхнули зеленым огнем, оживая и приходя в движение. Дернувшись, значки местного алфавита по спирали начали стягиваться к ладони, переползая с пергамента на кисть графа и сплетаясь в непонятный орнамент, наслаиваясь друг на друга. Когда весь текст переполз на конечность графа, буквы изменили свой цвет на алый и мигнув, погасли, а Наирл вздрогнул. И в этот момент музыка сменилась с просто торжественной на откровенный праздничный марш. Народ вокруг зааплодировал, затопал, захлопал, заулюлюкал и в целом начал выказывать одобрение. А графеныш, вместо того, чтобы радостно начать принимать поздравления, неожиданно напрягся, озираясь по сторонам. Леха не оставил это незамеченным и тоже подобрался, из расслабленного ботана превращаясь в готовую в любой момент сорваться пружину.

×
×