Засланец Божий 2 (СИ), стр. 50

— Денис, херпарх Мардукора.

Толпа дружно ахнула, все вскочили и поклонились. Наконец, когда все уселись на место, я продолжил:

— А так же младший из младших богов. Покровитель пьянок и веселья. Скорее всего вы еще мало слышали обо мне, я тут недавно. В Горааррааре есть фонтан с вином, это мое творение.

В зале повисла гробовая тишина. И только пара мух своим жужжанием нарушали ее.

— И еще стоит добавить, что спасение города лежит не только лишь на наших плечах. — продолжил я свою речь. — В числе спасителей были те, кого я, к сожалению, не вижу в зале. Это Аппатак, Гар, Гу, Гурля и Тень. Ап, ты меня слышишь? Позови остальных и приходите на гулянку!

По залу прошелся легкий ветерок и возле меня из воздуха материализовался Аппатак. Мигнуло пламя на одном из ближайших столов и какая-то слегка дымящаяся приспособа типа самовара выплюнула Гара. На соседнем столе опрокинулся кубок с водой, и из потока выплеснувшейся жидкости вынырнул Гу. К окошку пришвартовалась лодка, и с подоконника в зал вошла Гурля. Последним штрихом стала черная клякса, выскользнувшая из-под трона и принявшая человеческий облик. Ушастый Тень собственной персоной.

Кто-то из гостей икнул и упал под стол.

— Оркестр, музычку! — похлопал я в ладоши.

Застывшие у стены музыканты подхватили свои инструменты и начали пытаться выдавать какую-никакую мелодию дрожащими пальцами. Никакая мелодия у них получалась лучше.

— Нее, в такой атмосфере дело совершенно не пойдет! — помотал я головой и достал из кармана предусмотрительно прихваченный «Смешарик». Размахнувшись, я бросил его в центр комнаты. Стеклянный шар с мелодичным звоном лопнул, встретившись с полом, выбрасывая во все стороны облака густого белого веселянкиного дыма.

— Кайфуют все! — громким голосом провозгласил я, вскидывая руки.

Глава 23

В себя я пришел резким рывком, от неприятного ощущения жесткого похмелья и… Знаете, когда с похмелья просыпаешься и понимаешь, что на тебя смотрит твоя баба со взглядом, вмещающим в себя всю ненависть веганского народа, узревшего, как ты поедаешь шашлычок, забитый собственными руками? И от этого самого пристального взгляда ты и проснулся? Не знаете? И не дай бог. Но, поскольку Натахи тут быть не должно…

Да не. Не может быть. Ну это совсем пиздец будет.

Да я лучше к Гартаилу целоваться полезу, чтобы быть сожженным заживо, чем эту суку сюда, портить мне все походы!

— Босс, хорош маной фонить, всех глистов в округе распугаешь. — пробормотал я наугад, не открывая глаз.

— Нет, ты слышал, Алексей? — раздался полный яростного возмущения голос Мардукора. — Просто «хорош фонить»! А сам то, сам то что?

— Сам то я тоже хорош! Во всех планах! — ответил я, пальцами обеих рук открывая левый глаз и прицеливаясь этим глазам в красноволосого бога. — Вот бы еще узнать, в чем я оказался хорош на этот раз?

— Тебе с самого начала рассказывать? — прищурился рыжий из олимпушек.

— Нууу… — протянул я, разлепляя активно сопротивляющийся второй глаз. — Про то, что вначале было слово, и вы с батей натворили всякой хрени, типа света, тьмы и суши с роллами, можно пропустить. Это достаточно знаменитая байка. А вот че там вчера было и с чего это началось, можно было б и узнать. Нихрена не помню!

— Ну, началось все с того, что в тысяча девятьсот восемьдесят восьмом году родился один придурок по имени Денис Синюхин. — Переполненным ехидства и сарказма голосом ответил Мардукор. — И вчера этот придурок активировал артефакт с неизвестным даже МНЕ эффектом в зале, наполненным кучей людей и ГЛАВНОЕ, большей частью местных богов!

— Богов помню. Смешарик помню. Дальше — не помню. — потер я виски. — Бляяяя… Почему похмелье? Мне ж говорили, что от веселянки отходняков нету. Дайте похмельдоний!

— Вот право слово, если бы я не видел, что у него воспоминания заканчиваются на взрыве этого шарика с дымом, я бы его пришиб. — обратился Мардукор к Лехе.

В ответ раздался нервный «ИК» со стороны ерпарха. Я же, наконец, осмотрелся. Лежал я на столе в главном зале, где мы пировали. Под головой у меня оказалось большое блюдо с жаренным гусем, или кем то похожих размеров и комплекции. По залу вразноброс валялись гости, по одиночке и кучками. Кто в чем. В одежде, в простынях, в костюмах нудистов, в салате, в блевотине… Уверенно за столом сидели только Леха и наш божественный начальник, продолживший свою речь, обращаясь уже ко мне:

— Вот скажи, как можно было додуматься совместить ингаляции концентрированного дыма веселянки и попытку нажраться «В МОРКОВКУ»? — выделил он голосом последнее слово. — Юный, наивный граф сейчас имеет весьма приближенную к этому овощу окраску и состояние! Заметь, местная морковка красно-фиолетовая! Пожалел бы пацана!

— Он сам выбрал этот овощной путь. — опустил я голову на блюдо. — А что такого то случилось, что ты аж решил оторваться от дел и заглянуть на опохмелку? Ну, выпили, ну дунули…

— ВЫПИЛИ?! ДУНУЛИ?! — неожиданно взорвался босс. — ДА ТЫ МНЕ МЛАДШИХ НАУЧИЛ ВЫСШИХ ЖРЕЦОВ СОЗДАВАТЬ!!!

— Это как? Я ж сам не умею. — сотворил я бутылочку холодного пивка, поскольку никто так и не сделал даже попытки облегчить моих страданий. — Как можно научить тому, в чем сам ни бум бум, ни буль буль?

И сделал несколько буль-бульков из горла похмельного элексира.

— А вот это мне и было интересно выяснить. — относительно успокоившись, хотя и продолжая гневно дышать, ответил Мардукор. — Только вот, как оказалось, ты не помнишь этого момента. И у всех тут присутствующих память сохранилась фрагментарно. Галлюцинации свои все помнят прекрасно. А что было — отрывочно.

— Что, вот прям все-все-все? — перевел я мутный взгляд на старшего бога. — Даже сами младшие?

— Представь себе. — раздраженно ответил босс. — Я только почуял, что что-то неладное происходит, являюсь сюда, а тут уже все случилось. Четверо в отключке, один лишь Тень, как очнулся, в свою обитель свалил, прихватив своего херпарха. Сидит там, разбирается в новом меню, пытается найти кнопку «ВЫКЛ».

— А че сразу «выкл»? Че б не попользоваться? — спросил я и допил пивко.

Ответом был жест *рукалицо* от Лехи и Мардукора одновременно.

— Он тупой или издевается? — тихонько спросил Леха у босса.

— Тупой. Он и вправду не понимает. — ответил ему бог. — Денис. Если ты забыл. Высший жрец очень тесно связан со своим покровителем. И смерть одного из них приводит к смерти второго. А уровни местных, пусть и молодых, пусть и младших божков все-равно несравненно высоки по отношению к простым смертным. И рано или поздно, но найдутся желающие получить почти халявный опыт за смерть сущности подобного порядка. Вот ты можешь угадать, кого под влиянием твоего дыма выбрал себе в жрецы местный бог тьмы?

— Ээээ… — я даже на миг задумался и ответил наугад. — Наирла?

— Значит, можешь. — кивнул Мардукор.

— Да ладно?! Этого щегла? Да в нем самое темное — это гены его сраного жабообразного папаши! — чуть не протрезвел я от такой новости.

— Ага. — кивнул в ответ мой начальник. — Представляешь, как легко теперь можно отправить Темного на перерождение? А нормальных кандидатов, между прочим, на божественные должности, еще попробуй найди.

— А че сам не подскажешь им обратный способ?

— А нету у меня способа для таких низкоуровневых существ. — махнул рукой Мардукор и наколол на нож кусок остывшего жаренного мяса. — Я сам своего первого херпарха на стотысячном уровне создал. И то тяжело было. Уровень я, кстати, чистый называю, а не тот, что за счет поглощенных душ образуется. А у младших свои уровни-то, десять-двадцать тысяч. Их души от моего способа в пыль развеет, по всей галактике. И нет, унинрал в этом плане совсем не помощник. Этот метод из его памяти удален вручную и стоит запрет на разработку способов получения данной методики. А то были тысячи попыток подобных экспериментов в разные времена. Мы даже следов от душ тех экспериментаторов отыскать не смогли.

×
×