Засланец Божий 2 (СИ), стр. 4

Но, к чести графа, его апартаменты были чистыми. Не знаю, можно ли это назвать дворцом, но… его жилище было выдолблено с наружной стороны горы. Широкие окна отрывались на шикарный вид на зеленую долину и обеспечивали роскошную вентиляцию всех помещений.

Сам же граф восседал на массивном костяном троне. Волосы Куладры были полностью седыми, длинными и собранными в простой хвост. Лицо его было бледным и безэмоциональным.

Когда мы вошли в его тронный зал, он встал и поприветствовал нас.

— Приветствую вас, герои. Я ожидал вашего визита.

И походу реально ожидал. Перед его троном стоял овальный стол с тремя стульями. На столе уже стояли свежие, еще дымящиеся свежим парком угощения.

Мы расселись по местам и молча приступили к трапезе. И пока мы жрали, кроме чавканья да стука посуды никаких звуков в зале и не было. Даже прислуга ходила, как ниндзя темной ночью. Когда же все плотно заморили своего червячка, граф начал говорить.

— Теперь пожалуй, можно представиться. Граф Куладра Нак Зендрен.

С этими словами местный правитель весьма галантно и низко поклонился. Мы так же представились, слегка обозначая поклоны. Как позже я узнал у Лехи, тут чем ниже кланяешься — тем выше твое социальное положение. Нищий простолюдин так вообще кроме как поклона головой не может выражать свое почтение власть имущим. Традиция весьма древняя и мало где сохранилась, однако, поскольку граф сам весьма древнее существо, в его краях живы и старинные обычаи.

— Не буду ходить вокруг да около. — Произнес Куладра, усевшись на свое место. — Я пригласил вас по личным причинам.

Оглядев наши молчащие и заинтересованные рожи, он продолжил:

— На востоке моих земель происходит нечто таинственное и непонятное. От крестьян доходят слухи о развороченных могилах, даже самых старых. Пусть даже некромантия официально не запрещена, однако просто так тревожить могилы предков и забирать трупы и скелеты отцов… Ну, скажем так, не принято это. И самое главное, это не какие-то разовые проклятья обиженных некромантов, кому в трактире пиво разбодяженное подали, нет. Тут что-то иное. Мертвецов тех никто не видел. Они не бродят по окрестностям, не громят селения, не топчут посевы. Они просто исчезают.

Мы переглянулись и я спросил:

— А почему же не подать обычный запрос на уничтожение некоего сдуревшего некроманта в обычном порядке, через гильдию?

— Так проблема в том, что если это маг — ему нечего предъявить! Ну, можно оштрафовать за мародерство, можно заставить отработать моральный ущерб родственникам поднятых покойников. А если монстр — так он тоже ничего не сделал. Никто не умер, не покалечен. Даже куска хлеба у нищего никто не отобрал. В Гильдии Свободных Охотников просто не примут мой заказ.

Говорил всю эту речь граф таким ровным и безэмоциональным голосом, что я не выдержал и спросил:

— А почему вы такой спокойный? У вас ни один мускул на лице не дрогнул за весь вечер! И это несмотря на то, что у вас под боком творится непонятно что!

В ответ Куладра так же спокойно на меня посмотрел в ответ, даже с какой то грустью, и ответил:

— Молодой человек, вы в курсе о моей природе?

— То, что вы — вампир? Если об этом речь — то да, в курсе. Я не очень местный, чего я не знаю на этот раз? — ответил я, с вызовом глядя прямо в глаза кровососу.

— Вампир… Какой примитивный термин. Я предпочитаю обозначение — «бездушный». - спокойным тоном ответил правитель. — Вампиры — это по большей части простейшие кровососущие упыри, недостойные ничего, кроме окончательной смерти. Я высший. Я питаюсь непосредственно духовной силой своих подданных, и потому готов заботиться о них до конца. А эмоции… Я потерял их вместе с душой.

— Лееех, тут все так обо всем говорят, словно я с пеленок должен понимать значение сказанного. Душа, не душа, эмоции то где?

— Эмоции — в душе. — Начал объяснять мой спутник, пожав плечами. — В этом и есть смысл сказанного.

— А я всегда думал, что эмоции — это гормоны! — ответил я ему. — Потому и в молодости люди намного эмоциональнее, что гормоны плещутся через край и раздувают яйца до размеров теннисного мячика. Разве нет?

— Ну да. — Кивнул Леха. — Вот только за выработку гормонов отвечает исключительно душа. Почему к старости гормоны снижаются — душа по мере старения тела теряет связь с ним и перестает влиять на некоторые функции тела. Вот и весь секрет. Потому и у «бездушных» эмоциональность околонулевая.

— Ваш коллега полностью прав. — Кивнул Куладра. — И в этом есть несомненный плюс. Эмоции не мешают принимать рациональных, правильных решений. Только расчет, только логика. В этом секрет многовекового процветания моих земель.

— И что, вот прям ни разу не жалели об этом? — с усмешкой спросил я. — Ни разу не хотелось вновь почувствовать себя молодым? Заставить тело плясать от гормонов?

— Хотелось. — Кивнул граф. — Но толку от тех желаний? Душа моя, скорее всего, уже многократно перевоплотилась, ее не вернуть. А способов заменить свою душу чужой без потери индивидуальности не существует. Многие из высших пытались это сделать, проводились многочисленные опыты, но итог всегда один. Раздвоение личности, доминирование матрицы донорской души и самоубийство. Есть слухи, даже не легенды, что древняя, предшествующая нашей, цивилизация, умела очищать души и пересаживать их нуждающимся. Но их технологии тысячелетия как потеряны. Развалины древних исследованы от и до, все летописи, фрески и свитки изучены вдоль и поперек. Ничего, что имело бы практическую ценность, достать не удалось.

— Ну ладно. — решил я вернуться к главной теме. — Так что там с востоком, могилами и прочим? Что от нас требуется?

— Навести порядок и избавить мои земли от того, кто нарушает покой моих подданных. Если монстр — убить, если некромант — выгнать, увести, убить… По обстоятельствам. В идеале — вернуть мертвецов на место.

— Награда? — перешел я к самому главному.

— Ну, как я понял из донесения гильдейских, деньги вас мало интересуют? — уточнил Куладра.

— В целом, верно. — кивнул я. — Деньги я могу добыть, если понадобятся.

— Тогда я предлагаю свое слово долга. — ответил граф. — Прошу, само собой, не наглеть и рассчитывать на соизмеримый долг, однако… Когда вам понадобится моя услуга, укрытие, войско, голос — я могу выступить на вашей стороне, в рамках разумного.

— Лех, нас хотят наебать, или это хорошее предложение? — уточнил я ценность сделки.

— Вполне себе честно. — ответил жрец. — Долг древнего графа — полезный козырь и может пригодиться всегда. Если он сочтет твои требования соизмеримыми с оказанной услугой, то окажет тебе ответную.

— Так я про че и спрашиваю! — воскликнул я — Как узнать соизмеримость то?! Вот припремся мы туда, завалим там какого-нибудь страшного и ужасного некроманта, потеряем половину шмота и конечностей, а он потом такой в ответ: «Держи краба!»

— Денис, это не наш родной мир — покачал головой Леха. — Тут понятие чести и долга — не пустой звук. А тем более ты — жрец. Обмануть тебя — это обмануть Мардукора. А быть богом проклятым — мало кто хочет. Так что если граф сказал — соизмеримая услуга — значит оценит по совести. Лишнего, конечно, не даст — он не дварф, за кружку водки золотого фаллоса не подарит. Но и обманывать не станет. Репутация тоже стоит много.

— Ну, если так — то давайте сюда карту. — кивнул я, давно уже на самом деле решив взяться за этот занимательный квестик. — Будем смотреть, куда зомбарям вибраторы втыкать!

Глава 3

Для обсуждения подробностей мы перешли в библиотеку, оборудованную одновременно под рабочий кабинет. Вытребовав у графа карту его владений, я расстелил ее на столе и попросил его отметить на ней места, где пропадали покойники. Граф посмотрел на меня с укоризной и молча заменил мою карту на аналогичную с уже нанесенными метками. Ну да, мой косяк, нужно сразу говорить, че зачем, а не строить пафосную мину и думать, что ты умнее окружающих.

×
×