Засланец Божий 2 (СИ), стр. 38

— Гарик, ты слышишь этот шепот с музыкой? — спросил я древнего Гартаила.

— Да. — через пару секунд ответил он. — Тихий такой, усыпляющий.

В этот момент магичка встала и, покачавшись, сделала неуверенный шаг к выходу. Еще один. А потом застыла и, подняв руки и прижав ладони к ушам, заорала:

— ЗАТКНИТЕСЬ!!! ПОШЛИ ПРОЧЬ ИЗ МОЕЙ ГОЛОВЫ!!!

И, обмякнув, чуть было не упала. Но мы с Гариком успели ее поймать. Усадив некромантку на лежак, я создал флакончик нашатыря и открыв, сунул ей под нос.

— Фу! — замотала она головой, приходя в себя. — Вы моей второй смерти хотите?

— Это ты еще Лехины сапоги не нюхала! — поучительным тоном ответил я ей. — Как ты освободилась от этого зова?

— С трудом. — призналась Увалия. — Было очень тяжело сопротивляться. Хорошо, что я много времени посвящала развитию воли и медитациям, я смогла дать отпор. Но, боюсь, деревенские все сейчас уйдут в болото.

— Да хрен с ними, с деревенскими! — воскликнул я. — Из нас восьмерых только мы трое не поддались влиянию! Кстати, а я то почему? Я ж вроде не медитировал ни на кого.

— Возможно, проявление твоей собственной уникальной способности. — задумчиво ответил Гарик. — Какая-нибудь «Каменная душа», или что еще может придумать система в качестве названия. Защита, благодаря которой, ты смог выдержать две метки херпарха, и благодаря которой ты не поддался влиянию зова. То, что ты не можешь осознанно пользоваться этим умением, не означает, что его свойства не могут себя проявлять и на ранних уровнях.

— Ну, пусть будет так. — Кивнул я в ответ. — Хорошая и удобная теория, будем придерживаться ее. Вот только надо догонять наших, пока они совсем далеко не утопали. Ты как, идти можешь?

Последняя фраза адресовывалась Увалии. Та кивнула и поднялась на ноги. Стояла она уже вполне уверенно. Я подхватил рюкзак и, обувшись и подтянув штаны, отправился к дверям. Мои спутники последовали за мной.

Глава 18

Дождь на улице херачил как не в себя. Земля под ногами начала раскисать и чавкать, словно я топтал мокрую трясину. Ноги вязли почти по щиколотки. Я подвесил над головой хоровод из светляков, чтобы хоть немного различать окружающие предметы, и так то еле заметные в темноте, а тут еще и вода заливала глаза.

Обстановка вокруг напоминала зомбиапокалипсис. Деревенские, вяло покачиваясь, лунатили дружно в одну сторону, поскальзываясь, падая и вновь поднимаясь и продолжая свое упрямое поломничество. А, вон, вижу и Леху с братьями-ликанами. Тоже прут, неглядя. Я догнал воина и, перегородив ему путь, похлопал его по щекам.

— Леха, проснись, ты обосрался!

Ноль реакции. Даже не глядя на меня, жрец обогнул меня, словно я был просто каким-то нелепым препятствием и продолжил свой путь.

— Блять, че делать будем? — спросил я оставшихся в сознании спутников.

— Предлагаю пройти вместе со всеми и посмотреть, кто их зовет. — ответил Гартаил.

— Тогда придется идти впереди и дорогу делать. — задумчиво почесал я тыковку. — Там же и так трясина вокруг пруда, а после дождя, наверное, и вовсе — грязевой бассейн. Только как?

— Я бы могла замораживать землю перед людьми. Наверное. — задумчиво склонила голову набок магичка. — Только не знаю, как некроформа отреагирует на ливень.

— О, ну тут щас сообразим чего-нибудь! — ехидно потер я руки.

И, врубив ульту алкаша, хотел было сотворить зонтик, но подумал, что это будет неудобно, магичке нужны свободные руки. И тут вспомнил головные зонтики. Ну, такие, прозрачные, у них еще ободок есть вместо ручки, на голову надеваются. И сотворил такой. И легкий полиэтиленовый дождевик-накидку. Нахлобучив головной убор на Увалию, я обернул ее водоизолирующим плащом и, напоследок, высушил ее платье привычным методом превращения воды в воздух. Дождевик надулся, как воздушный шарик и чуть было не начал взлетать, но излишки газа быстро вышли наружу.

— Ну, вот! Теперь в тебя дождь не затечет! — похлопал я ее по плечу. — И градом какать не придется.

— Благодарю. — кивнула Увалия и перекинулась в некроформу. Дождевик сразу покрылся корочкой льда, как и наголовный зонтик.

— А я тогда буду сушить землю огнем. — сказал я, зажигая в одной руке огнемет, а во вторую поудобнее перехватывая анх. — Устроим песнь льда и пламени! Вот, и погодка на нашу сторону начала вставать!

Дождь действительно тем временем начал стихать, из психанувшего тропического ливня превращаясь в нормальный дождик средней полосы.

— Гарик, я так понимаю, у тебя все та же политика похуистического невмешательства, пока враги не возьмут нас за жопу изнутри? — уточнил я у эльфа.

— Посмотрим. — прищурившись в даль, задумчиво ответил древний ящер.

Таким образом, подсушивая и подмораживая дорогу загипнотизированным ходокам, мы довели их… Хотелось бы сказать, до оргазма. Но нет. До кладбища. Серьезно. Я то думал, мы к водоему пойдем, однако толпа, покачиваясь прошествовала в обход к погосту. Шум в голове от голосов и музыки стал в несколько раз сильнее и иногда даже мешал думать. Место захоронения мертвецов располагалось на холме. А ровнехонько под этим самым холмом находился тот самый пруд. Пруд? Да это вполне себе небольшое озерцо нахрен! Я то привык к таким прудикам, метров пятьсот в длину от силы, и глубиной по шею. А тут внушительный такой водоем! Дождь почти утих, бросая на нас редкие капли, а тучи уже расходились клочками, освобождая обзор звездам и луне. И в свете ночного светила была отлична видна гнилая поверхность уже не пруда — болота. Ряска, камыши, коряги. И какая-то лохматая поебень, выбравшаяся из воды на зыбкий склизкий берег.

Да, однозначно, раньше ЭТО было бобром. Однако сейчас это была хреновина ростом с корову. Шерсть топорщилась и издали напоминала шкуру дикобраза. Бешеные глаза горели красными огоньками, и нет, это не луна отсвечивала. Они светились изнутри. Огромные когти, смотревшиеся на лапах, как перчатки Фредди Крюгера. И шипастый плоский хвост. И зубы. У нормальных бобров спереди два резца торчит. А тут с десяток острых, иглообразных клыков.

А дальше стало не до рассматривания этой ошибки природы, потому что неожиданно ожило кладбище. Вообще, называть это кладбищем уже язык не поворачивался. Несмотря на то, что находилось это место на холме, магическое болото почти уничтожило место упокоения мертвых. Мокрая грязь, трясина, лужи вонючей зеленой гнилой воды. То тут, то там, из этого болота торчали груды камней. Это типа надгробий. У местных принято выкладывать над могилками небольшие пирамидки из камней, как пояснила Увалия. Не больше, чем по пояс, чтоб в порывах писькомерства живых сородичей процесс не превратился в возведение эпических зиккуратов. Однако, люди и тут находили способы показать свою крутизну. Нанимали каменьщиков двухметрового роста, те подвязывали пояса до подмышек… Но все-равно пределы были. Вот эти самые пределы в основном из грязи и торчали. Пирамидки поменьше уже поглотила стихия.

И тут из этих самых пирамидок начали всплывать прозрачные человеческие силуэты. И хор в голове вспыхнул с новой силой.

— Валька! Сделай забор из сосулек! Надо кладбище упокаивать, пока народ там не потонул! — выкрикнул я некромантке.

Та кивнула и, взлетев в воздух, начала метать сосулины, выстраивая частокол, отделяющий толпу от погоста. Однако, люди хоть и были одержимы, наткнувшись на преграду, они начали пытаться обойти ее. Пришлось окружить стадо частоколом полностью.

— Какие есть идеи, что делать с кладбищем, пока люди не поняли, что фигня какая-то, и не начали грызть стены? — спросил я у спутников.

— Для начала одолеть королеву мертвых! — раздался хриплый голос за спиной.

Я аж подпрыгнул на месте, в воздухе разворачиваясь и выхватывая эльфийский трофейный лук. Нахрена он мне без стрел, я, естественно, подумал уже после и достал еще и снаряд из колчана.

Передо мной на задних лапах стоял бобрище. Или, бобриха? Судя по тому, что мутант обозвал себя королевой и по отсутствию каких бы то ни было мужских признаков, это было так. Увалия медленно, спиной вперед и не отрывая взгляда от монстра, поплыла назад, подальше от потенциального поля боя.

×
×