Засланец Божий 2 (СИ), стр. 35

— Тело в лесу, голова тут, в деревне, в телеге. — ответил я ему на этот вопрос. — только вот староста уже гонца послал с описью телеги, за наградой. Лех, проблем не будет потом, если мы одну голову отдадим нашим знакомым?

— Лучше, все же, после. — поджав губы и пару секунд подумав, ответил воин. — Граф местный не только у тебя вызывает вопросы по поводу своих умственных способностей.

— А может его… Того? Ну, там, обрезание головы сделать ему? — предложил я. — Устроим революцию малых масштабов, посадим какого-нибудь Ленина на трон?

— И зачем тебе это? — приподнял Леха бровь.

— Не знаю. — пожал я плечами. — Он меня просто уже бесит.

— Учти, что за попытку убийства правителя, тебя будут пытаться убить всей графской дружиной. Готов убивать простых вояк просто за то, что они выполняют свою работу? Это не только наемники, там и простые, скажем так, призывники, подневольные.

— Если надумаете убивать этого жабомордого, можете рассчитывать на наши клыки! — оскалился Старший сын Аркенпанзы, а братья его радостно поддержали.

— А вам он что сделал? — с усмешкой спросил я у них.

— Да он просто всех соседей на желчь уже извел! — сплюнул Нуагап. Кабаки придорожные позакрывал, с чужаков за вход в столицу по золотому дерет! С торговцев налог сдирает в половину выручки! Со всеми графами разругался и ведет себя, как одержимый. Он и раньше то был неприятным типом, а теперь совсем голова треснула! В угодиях Аркенпанзы уже все кланы периодически высказываются на советах о том, чтобы собрать поход и убить жирдяя.

— Что ж, посмотрим. — кивнул я. — Сегодня у нас более насущная проблема. Надо вкусно пожрать и уютно поспать. В лесу у костра, конечно, есть своя романтика. Но даже в хлеву на сене спать спокойнее и удобнее. Есть на примете, кто может накормить, напоить, да спать уложить?

— А, с этим то проблемы не будет. — отмахнулся ликантроп. — Староста что ли не сказал про гостевую избу?

— Да он как телегу голов увидел, чуть штаны не запачкал. — усмехнулся я. — Я даже дослушивать его не захотел. Он под конец уже так заикался, что одно слово чуть ли не минуту рожал.

Братья-ликантропы дружно заржали.

— Так что хоть вы расскажите, что там за гостевая изба?

— Так, знамо что. — хохотнул старший брат. — Специальный такой домик, человек на десять. Для заезжих путников, вместо трактира. Когда в деревню захаживают странники, чтоб домой не пускать абы кого, их туда пристраивают. Обычно это староста делает, но коли уж вы его перепугали, то можно аукцион устроить на вечернем сборище. Называете свою цену и выбираете, кто что вам предложит за эти деньги. Особенно весело назначать пару золотых. Там до драк порой доходит!

Братья опять рассмеялись.

— А гостевая банька там есть?

— Банька? Это что? — удивился Нуагап.

— Ээээ… — Я даже замялся, не зная, что ответить. — Ну, маленький такой домик, с печкой и горячей водой. Погреться с дороги, помыться от грязи в жарком помещении.

— Аааа, хамам? — протянул ликантроп. — Хамам тоже найдут.

— Лех, консультация нужна. — обратился я к пояснителю разных непонятностей. — Какая нахрен разница для унинрала между хамамом и баней?

— Разница в том, что ты в целом эти отличия знаешь. — ответил мой гугл. Потому переводчик системы различает эти понятия. Хамамы каменные, бани — деревянные. Есть еще сауны, тоже деревянные, но там воздух сухой. А в банях и хамамах — влажный.

— Ну ладно. Хамам так хамам. — согласился я. — Главное, чтоб кости согреть, да пятки отмочить. А завтра уже, отдохнувшие, пойдем по болотам шляться, бобра чудаковатого искать.

— Что за бобер? — оживились братья-ликантропы.

Пришлось в общих чертах рассказывать историю со всеми этими расширяющимися прудами, бешеными водяными грызунами и совершенно несовместимые с этим гонорарами.

— Ну да, понятно, почему мы эту историю даже не увидели в книге заданий. Мы такое дешевое и не смотрели. — нахмурившись, проговорил Нуагап. — А вот судя тому, как тварь начала захватывать землю, там нечто, достойное моего топора! Что ж, еще один косяк в копилку жабомордого. Нет, он однозначно добьется, что его собственные крестьяне на вилах кольях поднимут!

— Так что, вы с нами? — усмехнулся я.

— Конечно! — воскликнул старший сын. — Я обязан буду рассказать на следующем совете, как местному правителю плевать на своих подопечных! Его поведение недостойно мудрого правителя!

Таким образом, мы договорились, что на следующий день пойдем на совместную охоту. Бедный, бедный, бедный бобер!.. На него еще никогда такой толпой не охотились! Хоть бы от шкурки что-нибудь осталось! Не говорю уже о шапке, на стельки бы хотя б хватило!

Тем временем солнце уже село и местные собирались и зажигали костер по центру площади, подтаскивая бревна-скамейки поближе. Дождавшись, когда наберется толпа побольше, я вышел к огню и, кашлянув в кулак, поприветствовал крестьян:

— Уважаемые! Доброго всем вечера! Мне и моим спутникам нужен ночлег, хамам и ужин! Я слышал, что у вас можно снять гостевой домик, вот только старосту вашего я так больше не видал сегодня. Надеюсь, почтенный успокоился и скоро начнет внятно изъясняться, но нам нужна ваша помощь! Кто может нас покормить и потереть спинку?

— А сколь платишь? — выкрикнул сухонький мужичок с редкой, начинающей седеть бородкой.

— Так. Ну нас, значит, восемь человек, ссхуфф, две лошади и краф… Даю двадцать золотых! Кто что предложит?

На площади повисла тишина.

— Сначала покажи, что есть столько. — недоверчиво проворчал тот же мужичонка.

Я с усмешкой показал монеты и убрал их обратно в карман. Что тут началось! Я аж попятился назад к своим от напора, с которым толпа начала наперебой продираться ко мне, расталкивая своих сородичей. И теленка забить обещали, и жену свою на ночь хоть на всю толпу, и бочку пятилетнего вина выкатить, и дочь замуж отдать. Пара девок сиськи начали прям при всех демонстрировать.

— Бля, народ, выручайте! — обратился я к своим спутникам, уже даже не пятясь, а прям просто убежав от толпы к своим монстрозадонадирателям. — Делайте заказы, я половины названий блюд даже не понимаю, видимо не знаю аналогов названий.

Братья-ликантропы откровенно потешались от этой картины, но, видимо, опыт таких аукционов у них был. Они быстро усмирили взбесившуюся толпу и раздали указания, кто что готовит, кто топит хамам, а кто ведет легкодоступных девок. И теток. Короче, всех дающих. Остальных Аркенпанзы отшили по каким-то, одним им понятным причинам. И мы всей толпой двинулись к избе, стоявшей немножко на отшибе от деревни.

Глава 17

— Так что там за история с прудом-болотом у вас? — спросил я у бабенки, вызвавшейся отшлепать меня веником в баньке.

Вообще, такого обычая у них тут не водилось, но я сбегал до лесу и нарезал веточек с приглянувшегося мне дерева. Березой в полном смысле этого слова растение не было, но отдаленно ее напоминало. Может, даже родня, если растения тоже путешествуют между мирами, как рассказал мне тогда Леха.

— Ну, так… Не знаем мы… — замялась крестьянка. — До того, как болото появилось, просто бобер там бешеный появился. Мужики рыбачить ходили, он на них кидался. Стирку нам вот портил, из-под воды тряпки хватал, рвал да утаскивал. Купающихся кусал. Староста барону пожаловался, тот к графу обратился, чтоб прислал кого из охотников. А тому не до нас. Говорят, что просто награду небольшую назначил, в гильдии героев, и все на том.

— Ну да, ну да. — согласился я. — Не ценит он вас.

— Да он никого не ценит, кроме выпивки, жратвы и девок. — буркнула крестьянка и принялась меня хлестать с тройным усердием, видимо отыгрываясь за все графские выходки.

— Эх! Ох! Ух! А вот тут еще похлопай! — указал я на плечи. — Так что там дальше с болотом?

— Я не знаю, тут надо мужиков расспрашивать за подробностями, я сама не видела. Три дня назад, говорят, пруд тиной и ряской за день зарос. А на следующее утро старики пошли раколовки проверить, и не смогли пройти. Берега мокрыми стали, как трясина, шагов на сто. Вчера, еще, говорят, шагов на двести расширилось. Сегодня мужики в лес в обходную шагали, дорогу развезло. Говорят, что если так продолжится, через неделю до деревня хлябь доберется, придется уходить. — закончила она с грустью.

×
×