Засланец Божий 2 (СИ), стр. 20

— Идет. — кивнул Куладра. — Сотни лет жил без души, несколько дней уж точно погоды не сделают.

— Отлично! — сказал я и включил «Великое творение», беря в левую руку анх. — А сейчас надо сделать лесенку, чтоб спуститься отсюда!

С этими словами я приложил свободную ладонь на край каменного уступа и сосредоточившись, представил себе стальные скобы, как в бункере, вырастающие прямо из скалы. Отвесная каменная стена подернулась рябью и, захрустев, поверхность колыхнулась. Из камня выдвинулись железные скобы толщиной сантиметра по три, образовав лестницу до самой земли. Опасненько, с такой то высотой. Ну, а что поделать? Покрепче держаться будем. Хотя, Леха и Шииран ни разу не слабаки, спустились легко. Увалия боялась, но я ее бафнул на силу, даже слегка переборщив, так что она чуток даже погнула одну из скоб. Гартаил и Куладра слетели.

— Ну, а ты чего ждешь? — раздался за спиной знакомый голос богини смерти.

— А вот тебя и жду. — усмехнулся я и, сотворив чупа-чупс, протянул его Гурле. — Я ж тебе конфетку обещал. Вот, соси, тренируйся. И еще. На пир если не придешь — обижусь.

— Наглец! — рассмеялась богиня.

А я уже спускался вниз ко всем. Негоже опаздывать на гулянку в собственную честь!

Глава 10

Пока подчиненные графа накрывали поляну, нас оставили в гостевой комнате. Решив умыться и провернуть некоторые дела, связанные с физиологией работы почек и кишечника, я отправился в местный аналог санузла. И вот тут я вновь постиг разочарование в силе мысли местных жителей. Хотя, с другой стороны, возможно, в минимализме тоже есть какая-то своя, специфичная и немного вонючая, романтика. Толчок представлял собой дыру в полу. Под этой дырой сияла еще одна дыра, в полу этажом ниже. И так далее, до самых низов. Срать предполагалось на желобок рядом с этой дырой, а потом спихивать свои сюрпризы вниз специальной палкой с поперечиной, напоминающей швабру для керлинга. Желобок же этот шел от небольшой, немного возвышающейся площадки с бортиками, типа душевого поддона, только без душа. Мыться предлагалось из ведра или таза. Никаких ванн, купален и даже служанок, мечтающих потереть тебе хотя бы спинку. Все сам, все сам. Хорошо мне, с этой алкоголиковой ультой теперь была не страшна грязь, я даже зубы чистил силой мысли, растворяя зубной налет и запах всех известных микробов силой мысли круче любого блендамета! При желании, и яйца от кислоты так же эффективно спасу. Интересно, а местные как спасаются от этого ада, увидев который, у любого стоматолога в глазах бы замигал калькулятор, подсчитывающий космические счета потенциальным клиентам. С этим вопросом я и вернулся к своим спутникам.

— Ооооо, это очень интересный вопрос, с глубоким и, самое важное, разнообразным ответом! — с довольной миной начал рассказывать Леха местные особенности гигиены. — Самое главное — это отношение к уходу за зубами у разных народов. Да что там говорить, даже в соседних графствах образ жизни и уклад сильно отличаются просто по причине того, что многие народы тут намешаны из разных миров и очень сильно не хотят ассимилироваться друг с другом! Вот, например, Нумырия. Как ты заметил, тут в целом всем плевать на гигиену и, как следствие здоровье. За зубами и чистотой чего-бы то ни было следит в основном аристократия. Чернь считает, что быть чистым — западло. А если у тебя здоровые зубы, то тебе предъявят, что ты похож на вельможу и будут бить морду, пока не исправят прикус на правильный. Что самое смешное в этой ситуации, это то, что в соседнем графстве, тот самом, где разбушевался бобер, ситуация прямо противоположна! Простолюдины ухаживают за зубами, а аристократы стачивают зубы под корень, искренне гордясь беззубыми улыбками. В этом, кстати, одна из причин несмешения традиций, люди из одной социальной прослойки готовы драться друг с другом просто из за разных взглядов на простейшие вещи. Одежда, прически, чистка зубов. Чистят же зубы везде по разному. Например, нумырийские аристократы очищают зубы после еды зубочистками, зубной налет убирают мягкой тканью, а с запахом борятся полосканиями из разных ароматных трав и фруктов. В других местах, другие способы. Простолюдины в основном использую золу. Древесную, костную, местами внутренности животных жгут. Толченый древесный уголь еще испльзуют. Местами смешивают эти порошки с животным жиром или с растительным маслом, получая подобия пасты. Чистят голым пальцем, тряпкой, разжеванными мягкими веточками, пучком травы… Местами делают подобия зубных щеток из кабаньей щетины, есть варианты, когда на палочку привязывают кусочки шкуры животных с жесткой шерстью. Аристократия, конечно, может позволить себе и более дорогие и приятные вещи. От простого толченого мела с отдушками, до более сложных комбинаций того же мела, например, с мылом, содой, солью… Алхимики, опять же, изготавливают иногда весьма интересные комбинации, от порошков до паст и жидкостей. А есть и вообще, экзотические варианты. Проходил я одну деревню, так там крестьяне чистят зубы раз в неделю. Крысиными мозгами…

К радости моего желудка, уже попытавшегося отозваться рвотными позывами на описание последнего способа, вошедший слуга позвал нас в общий зал, где уже все было готово для праздника.

Гулянка проходила в том же зале, где ранее нас встречал граф. Помимо самого руководителя этих земель, присутствовали два графских барона, на баронских землях которых и поднималась нежить. Имен я их не запомнил, слишком уж эти типы оказались невзрачными. Да и внешность тоже такая средняя. Да и поведение такое… Вот знаете, может? Да по-любому знаете! Есть люди, ведут себя как тупые неписи. Боты. К такому в игре подходишь, и выбираешь одну и ту же строчку диалога, и он тебе записанным монологом отвечает. Еще раз повторишь манипуляцию — еще раз так же отвечает. И так до бесконечности. Вот и люди такие же бывают. Можешь с такими о трех вещах три часа разговаривать. Я с таким кадром однажды ради эксперимента даже как раз три часа и развлекался, на шашлыках с коллегами. У него за день было три события. Хорошего мяса на шашлык у знакомых фермеров со скидкой взяли, уголь для мангала попался отличный, ни лишнего огня, ни дыма, и горел долго и жарко, да еще машину за день изгваздал от езды по городу до самой крыши. Словно по болоту гонял по-шумахерски. И вот я просто прикола ради эти темы задевал по кругу. И он как по бумажке ответы гонял по кругу. Вот и эти бароны такие же бараны.

Порадовало одно. Веселянку подали сразу же вместе со жратвой. Внешне, семена этого растения были похожи на репейники, только раза в два поменьше. И дым давали с ароматом, словно смешали малину и апельсин. Курили, кстати, через забавную приспособу. Представьте себе, что кальян трахнул шотландскую волынку. Вот подобный гибрид стоял посреди стола. Широкая глиняная крынка с кучкой мелких горлышек по кругу в основании основного горла. Наверху, как у кальяна, лежит чашка с семенами и тлеет. К нижним пимпочкам привязаны кожаные рукава сантиметров по пять длиной, а к этим рукавам — длинные деревянные трубки. Каждая трубка ровно такой длины, чтоб доставала до твоего места. И внутри этой приспособы никакой воды, молока, вина или прочей жидкости, как в кальяне. Чисто посуху курится. Кстати, весьма мягко, словно и не дым это вовсе, а какой-то невесомый туман.

Музыканты графские играли непонятное местное кантри. Тяжелые, почти маршевые барабаны сочетались с флейтообразными дудками и чем-то типа ксилофона. За гитару была какая-то четырехструнная укулеля, по звуку и вовсе напоминающая родную балалайку.

Обменявшись любезностями и обещаниями, что мертвые предки скоро благополучно сами разбредутся по своим могилкам, мы сидели и курили. Сидели и курили. Сидели и курили…

Из головы никак не выходила мысль, как же приспособить душу того кладбищенского бродячего бревна, что я решил пересадить графу, к собственно пересадке в тушку этого самого бездушного. Проблема то в том, что до этого пересаживали родную душу в родное тело. Только тело без души и без сознания, а наш вампир в добром здравии и даже прекрасно осознает все окружающее. Собственно, я потому и попросил сначала пир, а потом на процедуры, потому что решил уточнить нюансы. Допросы Лехиного гугла дали более точные детали. Собственно, вампиры теряют душу весьма необычным образом. Из тела уходит чисто ядро души, «искра», как ее чаще всего называют. Источник маны и, как следствие, жизни. Личностная матрица, воспоминания о прошлых воплощениях, пусть и тщательно заархивированные, и та самая эмоциональность, потерей которой и страдают бездушные. Вот, ядро уходит, а оболочки, на которых завязаны все умения, заклинания и прочий опыт, остается. А в камне души у меня осталась запечатана искра дерева весьма таки неебического уровня. Идеально, на мой взгляд, подходящая по причине нейтральности личности. Ну какая личность может быть у пенька? Вот только ядро души запаковано в огромное количество уровневых оболочек. И как поведут они себя при контакте с такими же оболочками старой графской души?

×
×