Засланец Божий 2 (СИ), стр. 10

Призрачная колдунья повернула в нашу сторону голову и звенящим голосом произнесла:

— Что? Вы смогли прорваться? Но… Но ведь моя армия цела… А, к Гурле, вам уже все-равно не прервать моего ритуала!

Я оглядел нашу гоп-компанию. Невидимость уже спала. О как. Десять минут блуждали, оказывается. Пожав плечами, я ответил мертвой девке:

— А мы и не собирались ничего прерывать. Это во-первых. А во-вторых, кто такая эта ваша Гурла?

— Это я. — ответила траурным женским голосом выросшая из пола фигура в просторном белом балахоне с капюшоном, скрывающим половину лица и с веслом в руке. Гурля. Богиня смерти. Не мешайте Увалии, это достаточно интересный эксперимент.

— Госпожа! — Воскликнула девушка-призрак. — Что… Что тут вообще происходит?

— Не отвлекайся. — Ответила ей Гурля. Все разговоры потом. Заверши начатое.

Глава 5

— Ну, раз уж никто никого сходу драть не собирается… — уселся я на пол, скрестив ноги — То давайте подробнее. Что тут такого происходит, что сумело напугать древнего вампира? Пардоньте, «бездушного».

— Да ничего такого страшного. — Ответила богиня смерти. — Просто одна из моих последовательниц решила воскреснуть.

— Что?! — воскликнули хором мои спутники.

— Воскреснуть. — повторила Гурля. — Видите ли, Увалия несколько лет назад погибла, при исследовании как раз вот этого самого лабиринта. Смерть для мага весьма нелепая. При активации заклинания ночного зрения активировалось древнее защитное орудие. Каким чудом оно уцелело сквозь века, наверное, лишь хозяйкам судеб известно. Но своим последним зарядом оно прожгло все магические щиты и оставило сквозное отверствие в груди Увалии. Конечно, как любой уважающий себя некромант, она была готова к неосторожной гибели и носила с собой камень души, в добавок подвергнув себя ритуалу «Призрачной формы». Став по итогу призраком, она смогла изучить лабиринт, все его проходы и, что самое важное — множество скрытных, тайных лабораторий. И вот тут, в этой комнате обнаружилось оборудование древних, с помощью которых они проводили воскрешение своих умерших. Конечно, разобрались мы в нем не сразу. И пришлось повозиться с конфигурацией питающих контуров, ведь маногенераторы уже давно растащены мародерами на запчасти. Но один из воскрешающих саркофагов удалось починить и запустить. Мы положили туда замороженное с самого момента гибели тело Увалии и кристалл с ее душой. Сейчас уже должен закончиться процесс регенерации и реанимации всех тканей организма и…

Ее занимательную повесть прервал короткий визг призрака. Контуры прозрачной фигуры девушки подернулись и она начала таять и впитываться в линии магического конструкта на полу, изменяя цвет линий с ядовито-зеленого на молочно белый. Через секунду после того, как весь узор побелел, светящиеся знаки начали тускнеть, а их содержимое, словно насосом, начало затягиваться в трубки, ведущие в саркофаг, оставляя за собой лишь пустые канавки, вытравленные в каменном покрытии пола.

— …И процесс слияния души и тела должен завершиться. — закончила прерванную фразу богиня смерти.

Тем временем магические знаки полностью втянулись в каменную капсулу. Несколько секунд ничего не происходило, а затем крышка саркофага дрогнула и с жутким гранитным скрежетом сдвинулась назад. Внутри лежала девушка… А может, и женщина. Да хрен его знает, может даже неоднократно прабабушка. Кто их, этих магов разберет то? Провел пару ритуалов, и никаких пластик и подтяжек не надо. Короче, лежала там та самая Увалия. Только во плоти. И в платье. Прямо по центру груди в платье была дырка с обожженными краями, размером с кулак. И бледная, как смерть, ха-ха!

Неожиданно резко и хрипло магичка сделала вдох и закашлялась, постепенно из белоснежной становясь живо-розовенького цвета. Усевшись в саркофаге, она откашлялась и шумно задышала, ощупывая кожу на груди.

— Невероятно… Получилось! Госпожа, у нас все получилось! — радостно воскликнула некромантка. — Вы… Вы не представляете, какое это счастье, вновь очутиться в родном, целом, ЖИВОМ теле!

Гартаил на этих словах спорхнул с плеча застывшей истуканом валькирии и приземлился на край каменного гроба.

— Я представляю. — сказал дракончик, глядя в глаза магичке. — Прими мои искренние поздравления.

Несколько секунд Увалия смотрела на ящера с непониманием, а потом, видимо, сработала проницательность и ей открылось имя собеседника. Наверняка ее уровень этой способности позволял получать информацию об окружающих. Даже уже у меня получалось различать краткую информацию о низкоуровневых крестьянах. В частности, имя и уровень. Только вот, если уровень был выше тридцатого, я уже не мог ничего распознать, но и то уже — прогресс! К чему это я?.. А, ну да! Увалия опять побледнела и я даже подумал, что она щас опять призраком обратится.

— Га… Га… Га… — запричитала некромантка.

— Кря, кря, кря. — передразнил ее дракон. — Да, это я. И я тоже умер и переродился. Теперь и ты можешь праздновать возвращение в мир живых!

Глядя на эту картину, я обратился к богине смерти:

— В вашем мире случайно нет никаких пророчеств про мертвых, возвращающихся в цартсво живых? А то еще, не дай бог, щас запустим какую-нибудь никому не нужную цепочку событий.

— Нет. — посмеялась Гурля. — В мирах, где есть некроманты, есть только пророчества об огромных армиях тьмы, состоящих из мертвых и различной нежити. Да и то, это скорее сказочки, которыми пугают непослушных детишек.

— А, ну отлично. — кивнул я. — А скажите, если Увалия была призраком, зачем люк открывали?

— А, с этим все просто. — ответила богиня. — Во-первых, управляющий затвором контур снизу пришел в негодность и открыть помещение можно исключительно снаружи. А во-вторых, я не умею ходить сквозь стены.

— А как же… — непонимающе заморгал я глазами. — А вот из пола ты как выросла? Или это не трансгрессия или что-то типа того?

— А, нет, что ты. — засмеялась богиня. — Это… Это что-то типа растворения в стихии. В этой комнате много энергии смерти, я могу растворяться в ней. Но есть одно ограничение. Помещение не должно быть герметично изолированным. А древние знали толк в герметичности. Вот и нашлось две причины, чтобы открывать люк.

— А армию зачем собирали? Из-за нее Куладра нас сюда направил, разобраться, кто это тут предков у его крестьян теребонькает.

— Была вероятность, что Куршуга пошлет сюда своих светлых воинов.

— Кто? — переспросил я.

— Куршуга, богиня жизни. По ее мнению, возвращаться из мира мертвых можно лишь по воле вселенной, через перерождение. И если ты уже один раз умер, то изволь мертвым и оставаться. — объяснила Гурля. — Она изначально была против этого эксперимента. Она даже попробовала утверждать, что древние и сгинули, потому что нарушили естественный оборот жизни и смерти. Ха ха! Да, конечно! Именно поэтому, а не потому что воевали оружием, способным стирать все живое с целых континентов! В общем, она сказала, что подошлет своих рыцарей, чтобы помешать нам осуществить задуманное. Но, видимо, что-то пошло не так.

— А она и подослала их. — сказала Увалия, все так же сидя в саркофаге и с прищуром глядя на потолок. — Привратная стража повержена. Идет сражение в холле лабиринта. Они просто немного опоздали.

— И что, они посмели бы напасть на вас? — поднял я бровь в порыве удивления. — На некроманта и богиню?

— На меня нет. — Покачала головой Гурля. — Но и я бы не смогла их тронуть. По нашему договору, мы не можем вредить, а тем более причинять смерть простым смертным, кроме как в порядке самообороны. Карать наглецов, посмевших поднять на нас оружие — это да. Но пока этого не происходит, нельзя.

— И верных своих последователей тоже защитить не можете? В чем тогда смысл вашей божественности? Пожирать души тех, кто в вас верит?! — воскликнул я.

— Мы даем силы, знания, свои благословения. — покачала головой Гурля. — Смертные сами устраивают свои разборки. Мардукор дал эти правила, они действуют несколько тысячелетий во всех мирах, подчиняющихся его семье. И мы вынуждены им следовать. У тебя… У тебя, конечно, особый статус. И задание. Но скорее всего, когда закончится твой договор херпарха, он заставит тебя подчиниться общим правилам.

×
×