Горячий контакт (СИ), стр. 1

Олег Леконцев

ГОРЯЧИЙ КОНТАКТ

Глава 1

На последний госэкзамен четверо доходяг-студентов, чья судьба, как минимум на несколько лет уже была предрешена государством, – Мишка Самарин, Генка Камаринов, Ленька Пороховщиков и я – Дмитрий Николаевич Савельев – шли как на праздник. У остальных ноги начинали дрожать при упоминании об испытании государственным экзаменом по основам общей информатики. А точнее, ноги начинали дрожать при виде щеголеватого профессора информатики Игоря Федоровича Булатова по прозвищу Бандерлогов, преподававшего нам свой предмет целых шесть семестров и теперь входившим в состав государственной комиссии и жаждавшим (цитирую по памяти) «ознакомиться глубиной нашего уважения к нему посредством знания материала, выданного на лекциях и закрепленного на семинарах».

Красивые девчонки еще имели определенную льготу. Накрасившись и одевшись по методу а-ля деструктивный минимализм (на каждый квадратный сантиметр одежды два квадратных дециметра обнаженного тела), они могли заставить Бандерлогова пустить слюну и забыть о собственной принципиальности. Остальные, исходя из принципов примитивного материализма, были проинформированы, что жизнь они закончат в аду, а студенческое существование – на госэкзамене по основам общей информатики.

В отличие от всех остальных смертных мы знали – нам профессура положительную оценку поставит в любом случае. Даже Бандерлогов. Даже если мы будем молчать, как партизаны на допросе у папаши Мюллера в гестапо. Поставят. С использованием, разумеется, ненормативной лексики от мужской части доцентуры в неофициальных разговорах и укоризненными взглядами женской, но поставят. Тройбан по полной программе. И не надо страдать от осознания, что низкий средний балл может оказаться проблемой при трудоустройстве. Нас уже трудоустроили, не особенно спрашивая. Ну, или совсем чуть-чуть, типа: вас больше устроит повеситься или утопиться? Скажите, у нас все подручные средства под рукой и даже место в колумбарии готово.

Шла широкомасштабная война на износ. Когда в середине пятидесятых годов ХХI века на Земле впервые появились инопланетяне, это поначалу вызвало неимоверный восторг. Казалось, наконец-то сбылась многовековая мечта человечества и оно не является во Вселенной единственным представителем разумных существ. Теперь, как считали многие, двум цивилизациям на пару можно будет горы свернуть. Обмен технологиями и гуманитарными знаниями, освоение новых территорий. Торговля и культура, образование и производство. Перспектив высвечивалось много, одна заманчивее другой. Тем более, инопланетяне, развивая технологическую цивилизацию, во многих отношениях опережали человечество.

Сарги – так примерно воспроизводилось человеческим ухом самоназвание новой расы – были вежливы, спокойны, проявляли где вежливый интерес, где восторг, где юмор, ведя себя типичными представителями разумных. По количеству конечностей сарги были подобны людям – две ноги, две руки, голова. Пальцы в наличии тоже имелись. Голова выполняла такие же функции, как у землян – думать, видеть, слышать, обонять. Разумеется, лицо было другое, в какой-то мере даже страшненькое, что поначалу вызывало отторжение, но потом земляне привыкли. Человек – скотина живучая, ко всему адаптируется.

В отличие от людей внутренний обмен саргов базировался на кремнии и кислороде, и, соответственно, строение внутренних органов оказалось совсем другим, хотя подобия сердца, желудка, печени, почек и так далее существовали. На Земле чужеземцы чувствовали себя вполне комфортно. Единственная проблема, способная нарушить их жизнеобеспечение, была нехватка кислорода. На их родной планете кислород составлял около 30 % воздуха, а на Земле, как известно двадцать с небольшим. Из положения помогли выйти земные ученые, создавшие обогатитель кислорода, внешне похожий на легкий респиратор, и позволяющий разговаривать и даже есть.

Родина саргов, по их сообщениям, находилась далеко, где-то в созвездии Стрельца по земному исчислению и астронавты, несмотря на современную эффективную технику и большую скорость звездолетов, летели долго, около двух земных лет. В разговорах с людьми они рассказывали о больших трудностях, подстерегающих в космосе: гравитационных ямах, затягивающих в свои ловушки, метеоритных дождях, легко пробивающих броню кораблей, ионных дождях и взрывах сверхновых. Им верили. Сарги привезли запас, как они пояснили, своих драгоценных камней, поделились некоторыми технологиями. Взамен попросили представить земные образцы. И после этого улетели, забрав земную делегацию.

Большинство землян решило, что наступила новая эпоха, эра благоденствия. И только когда через три года Землю начали атаковать звездолеты саргов, радость быстро утихла. Инопланетяне изучили земную цивилизацию, посланные с ними дипломаты стали биологическими образцами, вскрытыми и разделанными на составные. Люди им понравились как хорошие, умные работники и человечеству было предложено занять рабское положение, а чтобы оно активнее мыслили, его стимулировали ракетами, бомбами и огнем гравитационных пушек.

На первых порах гигантские звездолеты саргов, которые по земной классификации стали называться тяжелыми авианесущими крейсерами (ТАКР) зависали над планетой, нанося чудовищные разрушения. Но земляне генетически были весьма драчливыми, с богатым набором оружия, накопленным для внутренних разборок, – от рогаток до межконтинентальных ракет с разделяющимися ядерными боеголовками. И хотя поначалу оно было заметно устаревшим, но все же мощным.

Сарги сразу же показали, как они в действительности перемещались в космосе. Их корабли уходили в окна подпространства, разбросанных в хаотическом порядке во вселенной, и резко сокращавших расстояние и время передвижения. Несколько световых лет космической бесконечности требовали в подпространстве нескольких суток полета. Два таких окна находились неподалеку от Земли – всего лишь в нескольких сот тысяч километров над северным и южном полюсами планеты. ТАКРы саргов выходили именно из них.

Получив поначалу несколько ощутимых ударов, земляне, отойдя от шока, начали защищаться. К счастью для них, сарги поначалу больше пугали, надеясь, что люди «облагоразумятся». Крупные города и экономические центры, военные базы и арсеналы уцелели. А затем большие силы саргов к Земле уже не подпускали. Локаторные и ракетные базы, размещенные поблизости от окон, в автоматическом режиме обнаруживали и уничтожали крупные корабли уже при выходе из подпространства, не давая им времени не только открыть огонь, но и хотя бы оглядеться и откалибровать приборы. Межконтинентальные ракеты и ракеты средней дальности с ядерными боеголовками, адаптированные под космические условия, оказались весьма эффективными для поражения крупных космических кораблей, пока те приводили в порядок средства обнаружения и оружие. С других же направлений сарги не атаковали, только через окна подпространства.

Позже стало понятно, почему ТАКРы действовали именно так. Сильная броня, мощное оружие и эффективные двигатели имели и негативную сторону – ТАКРы имели большой аппетит и мало запасов горючего. И поэтому дотянуть по обычному пространству от своих баз до Земли они не могли, а другие подпространственные окна были слишком далеко.

Потеряв несколько крупных кораблей, сарги начали атаковать малыми кораблями – истребителями, штурмовиками и ближними бомбардировщиками, которые были притащены в солнечную систему на огромных авиаматках по обычному пространству. Как стало известно по уровню расходов топлива и допросам немногочисленных пленных, путь занимал не несколько лет, а несколько месяцев. Но горючего все равно уходило много.

Авиаматки разместились в безопасных от ударов с Земли местах и стали первыми базами для малого космического флота. Война переросла в отдельные стычки мелких отрядов машин, пожирающая людей и корабли.

Малыми корабли были только по меркам космического флота. Длинной до двухсот метров и массой покоя до нескольких тысяч тонн, они имели для своего класса серьезное вооружение, но передвигаться на большое расстояние не могли и поэтому при перемещении на длительное расстояние прятались в огромных дурах в десятки километров длинной.

×
×